Израиль выступил против соглашения о снижении напряженности на юго-западе Сирии, которое было принято заинтересованными сторонами 7 июля 2017 года. Его реализация была гарантирована российской военной полицией. По мнению Израиля, это соглашение не устраняет активность иранских милиций возле границ Израиля, ограничивает Тель-Авив в действиях в этом важном регионе и не учитывает его право на участие в решении сирийской проблемы. Израиль попытался обсудить ситуацию с США, но это не сработало. Он понял понял свою ошибку и обратился к Москве. Несколько дней назад Нетаньяху прибыл с визитом Россию для встречи с президентом Владимиром Путиным, чтобы добиться справедливости. В разгар военных действий Израиль избегал прямой конфронтации с русскими, которые господствуют в сирийском небе. 7 сентября Израильские ВВС нанесли удары по территории Сирии, подконтрольной правительственным силам, недалеко от города Масьяф в провинции Хама, разбомбив научно-исследовательский центр, связанный с разработкой химического оружия. Русские не сказали ни слова. Казалось, они повторяли себе, что они с Башаром Асадом могут ответить «в нужное время и в нужном месте». В отличие, например, от инцидента с уничтожением Турцией российского самолета, за которым последовали санкции. А на авиаудар США по сирийскому аэродрому «Шайрат» в апреле этого года, ответом было красноречивое молчание «российского сфинкса».

 


Израиль признал нанесение авиаударов по Сирии. В многочисленных заявлениях правительства и СМИ говорится о том, что мишенью для этих ударов служили позиции правительственных сил. Эти действия служат неким посланием Израиля о том, что он не будет стесняться дестабилизировать «сирийское перемирие» и что эти удары не отличаются от предыдущих ста ударов по грузовикам «Хезболлы». Другие объяснения со стороны израильских военных лидеров свидетельствуют о заявленной израильской позиции: Израиль считает себя не слабее других сил в Сирии.


Израиль не хочет падения Асада, но он также не хочет, чтобы его враги — иранские «стражи революции» и их милиции подошли к его южной границе. Он считает, что 20-километровое расстояние, установленное перемирием для удержания этих сил, недостаточно. Он хочет больше. Два дня назад Израиль добился, чтобы это расстояние увеличили вдвое — 40 км. То есть Израиль, как и другие, хочет участвовать в принятии решений по Сирии. Ни Турция, ни Иран, ни государства Персидского залива, ни Америка не заслуживает того, что заслуживает Израиль. Израиль не имел в виду Башара-победителя, но тем не менее открыто обратился к России, приветствуя ее контроль над территорией и помня о признании Израиля с момента его основания и о миллионах русских, проживающих в Израиле. Он не сомневается в продуманной стратегии России по стабилизации отношений между различными сторонами ради спасения Сирии от разрушения.


Кроме того, мы тоже принадлежим этому региону, и мы не хотим, чтобы иранские ополченцы грабили и уничтожали нашу землю. Означает ли это, что мы имеем дело с врагом? Или предателями, отрицающими яркие победы «Оси сопротивления» (другое название «Хезболлы» — прим. ред.)? Означает ли это, что израильские авиаудары, произведенные несколько дней назад, и все предыдущие удары являются доказательством правильной позиции на основе простого уравнения, смысл которого состоит в том, что для противостояния иранским амбициям необходимо объединиться с Израилем?


Как и русские, «недоброжелатели» также промолчали по поводу авиаударов, но их СМИ дали свободу своим языкам. Мы вернулись к тому, что израильские удары доказали победу этой Оси. А также это признак того, что враг нацелился на нее. Другой простой вывод: если Израиль ударит по нам — это будет является доказательством справедливости нашего патриотизма. Израиль использует силы в попытках выполнить свои стратегические задачи — эти удары были брошены сирийцам словно цветы! От Асада до Путина и Ирана с его ополченцам, ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) и Международной коалиции — все они засучили рукава для сражений на сирийской территории.

В частности, иранцы так умело руководили своими ополченцами, что тем удалось найти сухопутный коридор, соединяющий Тегеран с Ираком, Сирией и Ливаном, чтобы перемещаться между этими странами без визы. Здесь и раскрывается успешное использование палестинского дела, которое Ирану больше не нужно. Этот сухопутный коридор — одна из «побед» Ирана, которая позволяет иранцам свободно перемещаться по всем этим странам, но мешает палестинцам и другим арабами. Более того, в то время как Иранская ось кричит о своих победах в разрешении Палестинской проблемы, Палестина неуклонно сталкивается с катастрофическим последствиям: аннексия еще больших территорий Западного берега и Иерусалима (доклад Международного комитета Красного Креста, который, кажется, более заинтересован в этом деле, чем те, кто считал «победы»). Остается слабая надежда на хоть какое-то решение проблем двух государств. Условия жизни продолжают снижаться в Палестине, в Израиле, Сирии и Ливане и, возможно, в других частях земного шара.

 

Израиль должен изменить свою риторику, по крайней мере, чтобы сохранить терпение своих сторонников, особенно среди СМИ. Они могут оградить себя от всевозможных проблем, внимательно посмотрев на Сирию: русские в Сирии — военные и дипломатические профессионалы. Американцы сильнее в военном отношении, чем русские, но они ненадежные, их позиций ослабли, перед их интересами возникли преграды, в их новой администрации путаница, а президентом является легкомысленный человек, чьи эмоции опережают мысли. Однако, у них, также, есть воздушные и сухопутные силы, которые координируют свои действия с русскими или другими силами. Все это оставило брешь в руководстве, которая была заполнена русскими. Иранское оружие хуже российского, поэтому они больше присутствуют на земле. Соглашение по Алеппо прошлой зимой укрепило их позиции в Сирии. Русские хотели самостоятельно расправиться с повстанцами, но иранские ополченцы остановили их, и русские усвоили этот урок. Но есть и Турция на севере. И страны Персидского залива. Все они имеют несирийские повестки дня: курды и встреча России, Турции и Ирана, которые являются их противниками, а затем не… против США, которые являются ненадежным другом курдов и т. д.


Израиль признает российское господство, не хочет конкурировать с ним, но желает часть его доли. До сих пор он не может добиться желаемого, уступая перед силой России. Это дает России новый политический статус, который в будущем позволит ей выступать посредником между израильтянами и палестинцами, как это делали американцы в прежние времена.


Путин — друг угнетенных народов. Он контролирует Сирию благодаря пока что правильным расчетам и «царькам», которые контролируют обширные территории и конкурируют между собой словно волки, жаждущие своей доли. Мы говорим «пока что», потому что «победа», которая удерживает Башара Асада на его «троне», не способствует стабильности и миру. Возможно, это смогут создать временные правители, такие как Иран и его ополченцы, или такие как Асад, или как ливанские политики, которые время от времени «приползают» в Москву. Все они координируют свои действия с Путиным — временным императором Сирии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.