Находясь всего в нескольких километрах друг от друга в долине реки Евфрат, Россия и США ведут собственные кампании против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.), а также стратегическую борьбу друг с другом — борьбу, исход которой может определить будущее Ближнего Востока.


На прошлой неделе сирийская гражданская война достигла очередного переломного момента, когда поддерживаемая Россией армия Башара аль-Асада взяла под свой контроль город Дейр-эз-Зор, прорвав блокаду боевиков ИГИЛ, которая продлилась почти три года. Однако к востоку на другой стороне от реки Евфрат джихадисты до сих пор удерживают под своим контролем несколько крупнейших нефтяных месторождений Сирии.


А за ними находится граница с Ираком, что делает эти земли крайне важными для других ключевых спонсоров режима Асада. Иранцы обеспечивают его значительной частью ударных сил. В обмен на это они хотят, чтобы сухопутный коридор, при помощи которого они могут проецировать влияние на территории от Тегерана до Средиземного моря и поставлять оружие, находился в руках их друзей. Между тем союзники США в этом регионе, в первую очередь Израиль и Саудовская Аравия, изо всех сил стремятся этому помешать.


Спустя несколько дней после взятия Дейр-эз-Зора последовала реакция США. Отряды боевиков, получавшие оружие от США, приостановили собственную борьбу против ИГИЛ в столице джихадистов, городе Ракка, и поспешили к Дейз-эз-Зору. Они преодолели 240 километров за 24 часа, о чем сообщили представители коалиции во главе с США 10 сентября.


Многие российские обозреватели указали на очевидную историческую параллель.


«Это как битва за Берлин, где советские войска маршировали с одной стороны, а союзники — с другой», — отметил Франц Клинцевич, заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности. Говоря это, он имел в виду кульминационную фазу Второй мировой войны, когда две будущие сверхдержавы боролись с одним врагом — нацистами — и одновременно с этим соперничали друг с другом за право контролировать послевоенную Европу.


Разумеется, по своим масштабам сирийский конфликт уступает Второй мировой войне. Вероятнее всего, число российских и американских военных, находящихся на территории Сирии, не превышает нескольких тысяч с каждой стороны. Их самолеты обеспечивают поддержку с воздуха, а все бои на земле ведут местные союзники, которые преследуют свои собственные цели.


У этих соперничающих блоков есть один общий враг — ИГИЛ, и до настоящего момента им в основном удавалось избегать столкновений друг с другом. Это объясняется тем, что поддерживаемые Америкой боевики сосредоточились на борьбе с джихадистами и в их задачи не входит борьба с армией Асада, как сказал один высокопоставленный американский чиновник, который попросил сохранить его имя в тайне. По его словам, речь идет о соперничестве не за территории, а за то, чтобы разгромить ИГИЛ.


Пока сторонам удавалось поддерживать необходимый уровень взаимопонимания, позволявший им договариваться о том, чьи силы будут контролировать те или иные территории. Однако в отношении территорий к востоку от Евфрата таких договоренностей достигнуто не было, и США обеспокоены тем, что Иран сможет усилить свое влияние, если его союзники установят контроль над упомянутым выше сухопутным коридором.


Путин или Трамп?


Нет никаких причин полагать, что президент Дональд Трамп предпримет какие-либо действия в связи с этим беспокойством. Хотя он обещает занять более жесткую позицию по отношению к Ирану в целом, он также неоднократно заявлял о том, что в Сирии его основным приоритетом является уничтожение ИГИЛ.


Основой проамериканских сил в Сирии являются курды, которые хотят после войны получить право на самоуправление. Представитель курдских формирований Наваф Халиль (Nawaf Khalil) заявил, что они попытаются помешать армии Асада захватить контроль над территориями к востоку от Евфрата.


Однако борьба за Ракку уже заставила курдов покинуть свои родные земли. Продвижение к иракской границе заставит их бороться за те населенные арабами земли, на которых они, вероятнее всего, не смогут задержаться. Кроме того, нет никаких гарантий, что США останутся в Сирии после уничтожения ИГИЛ, поэтому для достижения их целей курдам, возможно, придется договариваться с Асадом или русскими.


Ближневосточные союзники Америки тоже разворачиваются к Москве в надежде, что Владимир Путин сумеет обуздать Иран, если Трамп не захочет или не сможет этого сделать.


В августе премьер-министр Биньямин Нетаньяху сказал российскому президенту, что рост влияния Ирана в Сирии «неприемлем» и что Израиль будет предпринимать меры, если его «красные линии» будут нарушены. На прошлой неделе израильские военные самолеты нанесли удар по сирийской военной базе.


Саудовская Аравия тоже испытывает беспокойство в связи с происходящим. Вероятно, обе эти страны будут разочарованы. Хотя Россия и настроена на политическое урегулирование, ее ключевой целью является укрепление позиций Асада.


«Иранцы предоставляют сухопутные войска, — отметил Сами Надер (Sami Nader), глава Левантского института стратегических отношений в Бейруте. — Русские в них нуждаются. Они не могут выступить против иранцев».


«Кровь и души»


Россия и Иран спасли Асада, когда ему угрожало поражение, и помогли его армии отвоевать крупные участки сирийских территорий у джихадистов и других повстанцев, поддерживаемых Западом и странами Персидского залива. Этот альянс сохранялся на протяжении тех шести лет, пока в Сирии идет война, в результате которой уже погибли сотни тысяч человек и половина населения страны превратилась в беженцев.


Битва за район Дейр-эз-Зора, возможно, является одной из финальных фаз этого конфликта. В самом городе, где десятки тысяч людей оказались окруженными боевиками ИГИЛ, сражения против джихадистов продолжаются.


Ранее высказывались предположения, что союзники США могут добраться до Дейр-эз-Зора первыми. Однако первой до этого города добралась сирийская армия. Информационное агентство SANA запечатлело этот момент на видео. Солдаты из осажденного гарнизона обнимались с освободителями. «Мы жертвуем нашу кровь и души тебе, Башар», — кричали они.


На этой неделе министр обороны России Сергей Шойгу отправился в Дамаск, чтобы передать Асаду поздравления от Путина. Как сообщило Министерство обороны России, союзники подтвердили свою готовность покончить с этой террористической группировкой в Сирии.


«Вся Сирия»


Экономический потенциал района Дейр-эз-Зор, возможно, имеет большее значение, чем иранский сухопутный коридор, поскольку он обеспечивает доступ к нефти, плодородным землям и торговле с Ираком, как говорит Айхам Камель (Ayham Kamel), директор Eurasia Group по Ближнему Востоку и Северной Африке. По его словам, возвращение этого города по контроль имеет огромное значение для Асада. Это сигнал о том, что Асад намеревается восстановить свою власть над всей территорией Сирии, а не только над ее отдельными частями.


«Дейр-эз-Зор — это символ того, что режим хочет вернуть себе всю Сирию», — добавил Камель.


За пределами этого города, чьи некогда знаменитые мосты были разрушены войной, готовится новая операция. Сирийские войска достигли восточного берега Евфрата благодаря растянутым через реку понтонам российского производства, которые помогли основным силам переправиться через нее, о чем сообщают местные СМИ.


Победа Асада в Дейр-эз-Зоре «изменит баланс сил» в Сирии, как сказал Андрей Кортунов, глава Российского совета по международным делам, московского аналитического центра, созданного Кремлем. «Она затрудняет дальнейшую работу американцев в Сирии».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.