До сих пор неясно, какова природа землетрясения, зафиксированного в Северной Корее в минувшую субботу, и идет ли речь об очередном ядерном испытании. Это событие способно еще больше увеличить уровень напряженности между США и КНДР, и без того достигшей высокой отметки. Некоторые опасаются потери контроля над событиями и скатывания ситуации к опасной точке невозврата. Особенно опасным является поведение северокорейского диктатора, который играет на нервах американской сверхдержавы. Даже после того, как президент Трамп с трибуны ООН однозначно предостерег Ким Чен Ына от дальнейших действий.


И хотя новая американская доктрина сдерживания не принесла пока что ощутимых результатов, она внесла свою лепту в ужесточение китайской позиции по отношению к Ким Чен Ыну. Прямая угроза Трампа разрушить Северную Корею, если та продолжит вести себя прежним образом (данная угроза сопровождается новыми финансовыми санкциями), была услышана в Пекине. Китайская держава, опасающаяся региональных и глобальных последствий возможной войны на Корейском полуострове, начала оказывать давление на Пхеньян. Речь идет о решении Пекина присоединиться к пакету санкций, возложенных на КНДР Советом Безопасности ООН в текущем месяце. Это включает эмбарго на поставки нефти в КНДР и приостановку экспорта северокорейского текстиля в Китай. Подобные меры не станут тяжелым экономическим ударом по Пхеньяну, однако мы являемся свидетелями нового для Китая политического мышления.


Похожая ситуация складывается у Вашингтона с Тегераном. Демонстрация Тегераном новой баллистической ракеты «Хорремшехр» является прямым вызовом Америке со стороны аятолл. Лишь в прошлом месяце США ввели санкции против любого, кто участвует в развитии иранской ракетной программы. В данном случае действия администрации связаны с определенной датой.


15 октября, как и каждые три месяца, Трамп должен сообщить Конгрессу, выполняет ли Иран условия ядерного договора, подписанного в 2015 году. В своей речи в ООН Трамп дал понять, что считает ракетную программу Ирана нарушением соглашений. Вопрос о том, примет ли Конгресс позицию Трампа, пока что остается открытым.