В России проживает около 145 миллионов человек, в Китае — 1,38 миллиарда, в Турции — 80 миллионов, в Иране — 80 миллионов. Эти цифры говорят сами за себя. Мир не состоит только из США и Европы, хотя их влияние на глобальные процессы достаточно велико. Но в XXI веке очевидны геополитические и геоэкономические изменения. Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) — организация не менее влиятельная, чем Международный валютный фонд (МВФ). Группа БРИКС демонстрирует не менее динамичное развитие, чем G7. Потенциал «Шелкового пути» такой же, а может быть и выше, чем у других традиционных проектов. В любом случае, мир перестал быть однополярным.


Это следует иметь в виду, заявляя, что Венесуэла находится в международной изоляции. Это не так. Эта латиноамериканская страна прекрасно вписывается в новую карту мира. И лучшим подтверждением этого служит недавнее турне президента Венесуэлы Николаса Мадуро. Стоит также обратить внимание на сотрудничество Венесуэлы с Россией и Турцией — странами, имеющими большой вес на мировой арене.


Владимир Путин, без сомнения, является хорошим противовесом США. Проводя более активную внешнюю политику, чем Китай, Россия играет определяющую роль в уменьшении напряженности и урегулировании конфликтов, вспыхивающих в разных уголках мира. Россия является постоянным членом Совета безопасности ООН и занимает важное место в мировой экономике: 1) в ее распоряжении имеются значительные международные резервы (около 400 миллиардов долларов); 2) она имеет прочную финансовую систему и даже собирается запустить международную платежную систему; 3) она оказывает большое влияние на глобальную политику в нефтегазовом секторе из-за больших объемов добычи (10,9 миллионов баррелей нефти в сутки); 4) она стала великой сельскохозяйственной державой, по данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO); 5) кроме того, Россия собирается сделать значительный скачок в развитии технологий и цифровой экономики. Таким образом, эту быстроразвивающуюся страну следует считать стратегическим партнером на ближайшее десятилетие. Венесуэла это знает и укрепляет экономическое, политическое и военно-техническое сотрудничество с Россией.


В свою очередь, встреча Николаса Мадуро с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом также имеет большое геополитическое и геоэкономическое значение. Турция играет не последнюю роль на мировой арене. К ее растущей экономике проявляет интерес Европа. Она потребляет большие объемы нефти (около одного миллиона баррелей в сутки), что требует гарантированных поставок, не зависящих от гипотетических санкций со стороны США и Европейского союза. У Венесуэлы такие возможности есть. Это идеальный партнер, с которым можно развивать двустороннюю торговлю на основе взаимодополняемости экономик. Взаимовыгодность — основное условие этого нового сотрудничества, развивающегося в области сельского хозяйства, технологий, финансов, горнодобывающей промышленности, туризма, транспорта, безопасности.


Не следует также забывать о том, Венесуэла возглавляет Движение неприсоединения, является участником Petrocaribe (программы льготных поставок нефти ряду стран Карибского бассейна) и членом Боливарианского альянса для народов нашей Америки (ALBA). Она также тесно сотрудничает с Ираном, куда около месяца назад был нанесен официальный визит, и начала продавать нефть Индии, объем двусторонней торговли с которой вырос в последнее время. Более десяти лет Венесуэла укрепляет стратегическое партнерство в разных областях экономики и политики с таким важным международным игроком, как Китай.


Если бы президент США Дональд Трамп подписал исполнительный указ (о введении жестких санкций против Венесуэлы) 20 лет назад, ситуация была бы непреодолимой. Но в настоящее время, несмотря на сложности, существуют реальные возможности достойно выдержать попытки введения эмбарго, благодаря диверсификации торгово-экономического сотрудничества Венесуэлы.


Экономика Венесуэлы сможет отказаться от расчетов в долларах по мере укрепления взаимоотношений с новыми партнерами, выступающими против гегемонии. Еще более важным будет использование новых финансовых механизмов. Одной из приоритетных задач является отказ от системы международных платежей Swift, чтобы за финансовыми транзакциями Венесуэлы не могли наблюдать США. Не менее важно перейти на расчеты в другой валюте при продаже нефти и заключении импортных сделок. Необходимо открыть счета на других широтах, чтобы избежать введенных финансовых санкций, а также осуществить реструктуризацию внешнего долга, неуплата которого грозит Венесуэле дефолтом, так как Трамп своим последним исполнительным указом ударил по юридической защите интересов кредиторов.


Венесуэла должна справиться со многими вызовами в этой враждебной обстановке. Можно было бы легко решить эти проблемы, присоединившись к традиционно доминирующей оси. Но это сложно сделать, идя по другой дороге. Венесуэла решила, что есть альтернатива старому, но живому лозунгу, провозглашенному Маргарет Тэтчер, TINA (от англ. there is no alternative — альтернативы нет). И пока Мадуро продолжает пожимать руку Путину, Эрдогану, президенту Ирана Хасану Рухани или лидеру Китая Си Цзиньпину, Венесуэла не одинока.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.