Национальная идея «Украина — не Россия» — крутая идея. Но хорошо, не Россия, а что тогда? «Украина — это Европа»? Тоже абстракция. «Европейская» — это значит, с одной стороны, определенный уровень сознания, культуры, а с другой — Европа, она ведь разная. Особенно в контексте Каталонии, Брексита, польского национализма. К какой Европе мы хотим примкнуть?


Украина — загадочная страна. Каждый раз, размышляя о будущем Украины, об идентификации Украины как Украины и украинцев как украинцев, я переживаю смешанные чувства.


Например, во Львове вижу новые сформировавшиеся элиты и их готовность строить страну, «свою Украину». В Киеве такого ощущения у меня не возникает, за редким исключением. В отличие от Львова, где большинство людей выбирают идею созидания, в столице если и объединяются, то не за что‑то, а против чего‑то. Здесь все еще много тошнотворного цинизма, политических игр и мало энергии дерзновения. Еще хуже в Харькове. Одесса вообще другая.


Украинская нация неоднородна, и национальной идеи, которая бы объединяла всех граждан, на Украине нет. Для этого необходим культурный гумус, который в свою очередь сформирует этический код страны, нации. Двигателем этого процесса и должна стать новая элита, которая будет думать не о себе, а о среде, в которой она живет и которую оставляет детям.


Пока на Украине происходит битва мировоззрений. С одной стороны — тысячи упырей и оборотней, которые хотят сожрать наше общее будущее, с другой — живые люди, которые каждый день строят «свою маленьку незалежність». Наша национальная идея в том, чтобы победили вторые.


Мы поймем, что это произошло, когда украинским политикам будет не только страшно, а и стыдно (а лучше — страшно стыдно) воровать, ездить на дорогущих машинах и рассекать на яхтах.


Владислав Троицкий — режиссер, организатор фестиваля Гогольfest, основатель центра современного искусства Дах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.