Вступивший в фазу активного обсуждения вопрос урегулирования карабахского конфликта снова стал одной из тем активного международного дискурса, благодаря состоявшейся 13-ого ноября в Сочи встрече Эрдоган — Путин и последовавшей за этим встречи президентов Армении и России в Москве.


Безусловно, с точки зрения времени и очередности событий, эти встречи никак не взаимосвязаны, так как визит президента Армении в Россию был давно запланирован. Но в содержательном плане это не так уж важно, так как в Сочи Турция использовала все свое политическое влияние для предотвращения окончательного замораживания вопроса Карабаха.


При этом, вопрос обсуждался по закрытой повестке, что свидетельствует о том, что российская сторона сделала выводы из инициированной ею после апрельской войны 2016 года и затем оборвавшейся краткосрочной посреднической миссии. Сейчас Россия руководствуется известным принципом: требует, чтобы вопрос того, чтобы волки были сыты, не лишался за счет овец. Это означает, что Кремль не доверяет искренности Турции, но, одновременно, не желает держать ее слишком далеко. Все это становится очевидно в контексте итогов сложных переговоров, состоявшихся в Сочи.


Внешне стороны восстановили двухсторонние отношения, но в действительности в принципиальных вопросах они очень далеки друг от друга. Это касается и сложившейся ситуации в Сирии, и условий продажи С-400, и крымского вопроса, и, конечно, политики на Южном Кавказе. Во всех этих вопросах Турция надеется на применение противовесов — угрожая сотрудничать с Россией, параллельно шантажирует своих западных партнеров.


Россия это хорошо видит, следовательно, стремится затянуть время до серьезного разговора с США, ожидаемого после президентских выборов 2018 года. После этого Запад должен будет сделать выбор между этими двумя региональными державами, при чем, этот выбор не будет в пользу Турции. Значит, России еще нужна Турция, но заключение серьезных и безвозвратных сделок с ней исключается.


В этом контексте вполне естественно и закономерно, что в ближайшем будущем министр иностранных дел России Сергей Лавров осуществит визит по маршруту Анталия-Баку-Ереван. Его целью будет придать правдоподобность предложениям Турции о скорейшем урегулировании карабахского конфликта, обсужденным за закрытыми дверями в Сочи.


Включение известного турецкого курорта в маршрут Лаврова свидетельствует о том, что Россия не прочь воспользоваться новой возможностью заняться Карабахом. Вопрос только в том, какие цели преследует по отдельности каждый участник нынешнего осеннего обострения переговоров.


Турции и ожидающему ее приказа Азербайджану необходимо получить что-нибудь в карабахском вопросе взамен на обещание открыть пути коммуникации региона, которые затем можно и закрыть. В этом контексте на предстоящих российско-турецких и армяно-российских переговорах возможно даже проигрывание протоколов от 2009 года о нормализации армяно-турецких отношений, потому что Турция очень хочет с помощью России как можно быстрее перекрыть пути возрождения Севрского договора.


Но это понимают и в Москве, поэтому требуют у Анкары отказаться от Азербайджана и одновременно подтолкнуть его на уступки армянам.


Осознавая все это, спустя несколько часов после переговоров Путин — Эрдоган, глава Азербайджана заявил, что позиции его страны в карабахском вопросе не меняются. Баку предугадывал что привезет с собой Сергей Лавров, потому что, безусловно, знал о чем говорили Реджеп Эрдоган и Владимир Путин.


Но если Баку, с одной стороны, требует ускорить урегулирование карабахского вопроса, хорошо осознавая, что весной 2018 года будет иметь дело с намного более худшими условиями, а, с другой стороны, продолжает требовать все, то в чем тогда смысл посреднической миссии Лаврова?


Все дело в том, что Россия осуществляет эту миссию не для противостояния своим партнерам по Минской группе ОБСЕ или оказания давления на стороны конфликта, с целью добиться быстрого урегулирования, а для проверки возможностей увеличения своего влияния в регионе в контексте углубления сотрудничества с Турцией. Однако, сохранение влияния России просто невозможно без крепкой опоры в виде Армении и армянского фактора.


Значит, настоящая цель посреднической миссии Сергея Лаврова не Карабах, а Азербайджан, который, в свою очередь, осознавая все это, предварительно отказывается от компромиссов, то есть, от формирования какой-либо системы противовеса, направленной на увеличение влияния России в регионе. Это показывает, что после Анталии и Баку Лавров может просто отправляться в Москву, потому что в Ереване уже не будет тем для обсуждения.


Но ради того, чтобы общественное мнение в двух странах было настроено на ожидание урегулирования путем мирных переговоров, которые необходимо без волнений перевести на весну 2018 года, для министра иностранных дел России было бы неплохо посетить также и Ереван.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.