Украина словно осажденная крепость: идет война с Россией, отношения испорчены с Польшей, Румынией, Венгрией, чего ждать от Белоруссии и Молдавии с пророссийскими лидерами — не ясно. Такая ситуация не сулит Украине ничего хорошего. Кто виноват и что делать?


Война ультиматумов с Польшей


Отношения Украины с Польшей начали ухудшаться после прихода к власти консервативной партии Право и справедливость, которая сделала историческую тему частью внешней политики, акцентируя внимание на роли УПА (экстремистская, запрещенная в России организация — прим. ред.) в Волынской трагедии. В Польше причину нынешнего кризиса видят в решении Украинского института национальной памяти наложить мораторий на легализацию польских нелегальных памятников, а также приостановить выдачу разрешений на эксгумации польских жертв военных конфликтов: польско-советской войны, Второй мировой, жертв волынской трагедии.


Мораторий был инициирован УИНП в ответ на разрушение прокремлевскими польскими националистами при поддержке местной власти памятника бойцам УПА в селе Грушовичи в Польше. Глава УИНП Владимир Вятрович потребовал от Польши легализации украинских памятников и представить видение восстановления тех из них, что уже разрушены, в том числе воинам УПА. Позже глава МИД Польши Витольд Ващиковский пригрозил включением руководства УИНП в черный список с запретом на въезд в Польшу.


17 ноября на заседании консультативного совета президентов Украины и Польши украинская сторона отказалась от моратория на эксгумацию, а польская пообещала Украине восстановление семи разрушенных в Польше украинских памятников. Но польский черный список все равно начал действовать: въезд в Польшу запретили единомышленнику Вятровича, Святославу Шеремете.


Подобного конфликта стоило ожидать. В июне 2016 года польский Институт национальной памяти был подчинен государству и его возглавил ставленник Право и справедливость. Уже тогда было ясно, что не стоит ждать компромисса между польскими историками, выступающими против героизации УПА и за признание волынской трагедии геноцидом поляков, и руководителем УИНП, для которого героизация УПА — дело всей жизни.


В итоге диалог польских и украинских историков провалился. Чтобы спасти отношения двух стран, даже исторические вопросы теперь должны решать дипломаты — с привлечением историков или без, но точно без монополий институтов нацпамяти. Возможно, сейчас самое время, чтобы называть улицы на Украине именами Ежи Гедройца и других польских деятелей, которые наводили мосты между народами, вспоминать не только конфликты, но и совместные победы, выводить на новый уровень экономическое, оборонное и приграничное сотрудничество. Вопросы истории не должны доминировать в отношениях двух стран.


Более того, важно не допустить формирования на Украине образа поляков как врагов украинцев, а в Польше — украинцев как врагов поляков, что может быть использовано в предвыборных целях политиками уже в 2019 году. В украинских СМИ сейчас появляются публикации о якобы существующих претензиях Варшавы на пересмотр границ и доминировании в Польше антиукраинских настроений. На самом деле, согласно опросу аналитического центра CBOS в 2017 году в Польше симпатию к украинцам проявляли 36% поляков, 32% выражали антипатию и 26% были безразличны. В 1993 году украинцам симпатизировали только 12% поляков, в 2003 году — 19% и рост этого количества — успех политики примирения двух стран. На Украине согласно опросу соцгруппы Рейтинг в июне 2016 года тепло или очень тепло относились к полякам 54% опрошенных, холодно — 4%. Если представить, что отношения Украины и Польши из-за распрей вокруг истории будут оставаться в кризисе до ухода ПиС от власти, то можно представить как долго еще поляков и украинцев будут настраивать друг против друга через СМИ.


Все же какие бы не были разногласия с Варшавой по поводу истории, в первую очередь нужно думать не о конфликтном прошлом, а о будущем и совместном противостоянии кремлевской экспансии. Дальнейшее противостояние будет вредно для обеих сторон, но для Украины из-за войны — в большей степени. У Варшавы испорчены отношения с Германией и Францией, и вряд ли она может помочь в вопросах европейской интеграции, но она по-прежнему остается партнером для Украины в продвижении сотрудничества с НАТО, важна для совместной координации действий против российской агрессии в регионе. И нельзя согласиться с заголовком последнего интервью Вятровича журналу Країна: «Поляков готовят к сближению с Россией». Если бы действительно это было так, Польша не продолжала бы расследование крушения самолета Леха Качиньского, не закупала бы системы ПРО Patriot за 7-10 миллиардов долларов, польский министр обороны Антоний Мацеревич не бил бы в набат по поводу подготовки России к горячей войне в Европе.


Языковой конфликт с Венгрией и Румынией


Напряжение в отношениях с Венгрией возникло еще в мае 2014 года, когда венгерский премьер Виктор Орбан заявил о необходимости двойного гражданства и автономии для венгров в Закарпатье. Его заявления, совместные энергетические проекты Венгрии и РФ, критика санкций против России, визит Путина в Будапешт в разгар боев за Дебальцево сделали венгерского премьера одним из самых ненавистных зарубежных политиков на Украине.


Орбан пытался и с Россией отношения сохранить, и единство ЕС по украинскому вопросу не нарушать. Венгрия поддерживала продление санкций против РФ, несмотря на убытки венгерского сельского хозяйства, целостность Украины во время голосований ООН, введение безвизового режима и соглашение об ассоциации ЕС с Украиной. Несмотря на давление Москвы Будапешт не отказался от реверса газа на Украину — он вырос до 1 млрд кубометров в 2016 году. Также Будапешт направил гуманитарную помощь пострадавшим от войны в Донбассе, организовал отдых свыше двух тысяч детей переселенцев и воинов АТО, обеспечил лечение свыше 70 бойцов АТО в 2014-2017 годах.


Поэтому принятие в сентябре украинского закона об образовании, 7-я статья которого закрепила право на обучение всех предметов на языке нацменьшинств только в начальной школе, вызвало ярость в Будапеште. Согласно венгерской конституции, правительство должно заботиться о сохранении прав и идентичности зарубежных венгров. В Венгрии считают, что Украина ответила черной неблагодарностью за поддержку, которая была оказана в ЕС, ООН и по гуманитарной линии. «Украина ударила Венгрии в спину, внеся поправки в закон об образовании, который сильно нарушает права венгерского меньшинства», — заявил глава МИД Венгрии Петер Сийярто.


Кроме того, реакция венгерского правительства обусловлена предвыборной борьбой — главным соперником партии Орбана ФИДЕС сейчас является ультраправая партия Йоббик. Разница между ними есть. ФИДЕС от РФ нужны рынки и дешевый газ, политическое сближение избиратели Орбана не поймут: память о подавлении венгерских революций Москвой сильна. Йоббик — прокремлевская пятая колонна, известная провокациями в Закарпатье. После принятия украинского закона она заявила о провале украинской политики Орбана, бывшие члены партии организовали митинг за самоопределение венгров.


В Будапеште считают, что власти Украины в отношении венгерского меньшинства нарушили положение 22 ст. Конституции Украины о недопущении сужения существующих прав и свобод, а также действующую декларацию Украинской ССР и Венгрии по обеспечению прав национальных меньшинств от 1991 года. Она предусматривает возможность обучения украинских венгров на родном языке «на всех уровнях обучения».


Аргументация Будапешта проста: 26 лет венгры Украины могли обучаться и в старшей школе на венгерском, теперь же только в начальной школе. Аргумент Украины в том, что закон означает улучшение интеграции венгров, рост шансов при поступлении в вузы и на рынке труда, в Будапеште отвергают: мол, украинские венгры сами знают, что для них лучше. Не волнует венгерские власти и беспокойство Украины выдачей венгерских паспортов закарпатским венграм — по данным венгерских властей на февраль 2015 года венгерское гражданство по упрощенной процедуре получили 94 тыс закарпатских венгров. В Будапеште считают, что зарубежные венгры должны иметь связь с родиной, подобный шаг не направлен против соседей, а на Украине двойное, в том числе венгерское, гражданство есть даже у высших чиновников.


Уже в сентябре Венгрия объявила, что заблокирует дальнейшую евроатлантическую интеграцию Украины и будет добиваться санкций против Украины. Заблокировано заседание комиссии Украина-НАТО в декабре, хотя в Брюсселе объявили о том, что и не планировали его проведение. Венгрии удалось добиться рекомендации ПАСЕ Украине исправить закон об образовании в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии. В то же время Будапешт не собирается блокировать санкции против России и недавно поддержал резолюцию ООН по нарушению прав человека в Крыму.


Конфликт с Румынией также начался из-за 7-й статьи закона об образовании и прекратил этап улучшения отношений, обусловленный агрессией РФ. Румыния выступала за усиление санкций против РФ, безвизовый режим и соглашение об ассоциации ЕС с Украиной, призывала к созданию флота НАТО с участием ВМС Украины на Черном море, лечила несколько десятков украинских военных.


У двух стран есть общие интересы — деоккупация Крыма, милитаризация которого несет угрозу и Румынии, борьба с российским присутствием в Приднестровье и влиянием РФ в Молдове. Последняя в декабре 2018 года может стать сателлитом Кремля в случае победы на выборах партии президента Додона: тогда у Киева и Бухареста будет огромная общая проблема. Возможно, из-за осознания этих рисков и внутриполитической борьбы реакция Румынии спокойнее венгерской: отложен визит президента Йоханниса на Украину и спикера Парубия в Румынию, принята декларация парламента о нарушении прав украинских румын.


Польша как посредник


В декабре свои выводы по закону об образовании должна представить Венецианская комиссия. Не ясно, пойдет ли на компромисс Румыния, но Орбан уже заявил о том, что независимо от выводов комиссии, Венгрия на компромиссы с Украиной не пойдет. В украинском правительстве также намерений модифицировать закон об образовании не озвучивали.


На самом деле, даже если в Киеве решат исправить закон, в Будапеште вряд ли пойдут на уступки. Орбан уже выразил претензии к законопроекту Порошенко о гражданстве — он предусматривает лишение украинского гражданства тех, кто стал гражданином другой страны с 30 днями на размышление от какого из паспортов отказаться. То есть и большинство закарпатских венгров должны будут выбрать между паспортами Венгрии или Украины. Есть в Будапеште еще претензии к невыполненному предвыборному обещанию Порошенко закарпатским венграм вернуть церковную собственность, отобранную советской властью и к новому украинскому законопроекту о языке. И пока эти претензии не будут сняты, в Будапеште могут блокировать евроатлантическую интеграцию Украины.


Есть угроза, что из-за венгерской блокады процесс евроатлантической интеграции Украины остановится, пока Орбан остается у власти — то есть как минимум до 2022 года. Одна страна вполне может заблокировать усилия потенциального кандидата — так Греция в 2008 году заблокировала вступление Македонии в НАТО из-за старого спора о названии, которое в Афинах считают частью своей истории. Воз и ныне там.


В этой ситуации Украине как раз могло бы пригодиться посредничество Польши, у которой прекрасные отношения и с Венгрией, и с Румынией. В мае 2014 года на тот момент премьер Польши Дональд Туск уже отстаивал позицию Украины на собрании лидеров Вышеградской четверки, убеждая Виктора Орбана не повторять тезисы пропаганды Кремля в отношении Украины — Орбана отпустило на пару лет.


Предложение посредничества Польши в отношениях с Венгрией может показаться малообещающим, но ведь у правительства вообще нет никакой стратегии, как решить этот конфликт. Зато будет повод объяснить отсутствие успехов на пути евроатлантической интеграции происками Будапешта, а не провалом борьбы с коррупцией, реформирования госструктур и экономики.


От противостояния Украины с западными соседями пока выигрывает только Кремль, заинтересованный в формировании враждебного окружения вокруг Украины. К конфликту с Польшей, Румынией и Венгрией тут можно добавить близкий реванш пророссийских сил в Молдове, зависимость Белоруссии от РФ, двойственную позицию правительства Словакии — осуществляющего реверс газа для Украины, но мечтающего о снятии санкций против РФ. Если добавить к этому растущее в США и среди лидеров ЕС недовольство провалом борьбы с коррупцией на Украине — а все к этому идет — формируется идеальная ситуация для Кремля. Высвободив ресурсы после сирийской кампании к 2019 году, Россия будет во всеоружии, когда украинскую политическую систему будет шатать от невыполненных обещаний и предвыборных баталий, а в регионе и на Западе будет много недоверяющих властям Украины государств.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.