С 20 октября министр обороны Франк Бакке-Йенсен (Frank Bakke-Jensen) разъезжает по всей стране. У него был настоящий «мальчишник» в Эрланде, где он превозносил до небес только что поступившие в Норвегию самолеты F-35, и уже успел два раза встретиться с министром обороны США Джимом Мэттисом (Jim Mattis). Не столь большое удовольствие он получил от исправления натовской ошибки, которая по-прежнему раздражает президента Турции Эрдогана (Erdogan).


«Турция — важный союзник НАТО, с которым мы хотим поддерживать хорошие отношения», — министр обороны вынужден был высказывать сожаление после того, как некий человек во время учений НАТО в Ставангере обозначил врагами НАТО Эрдогана и основателя турецкого государства Ататюрка (Atatürk).


Министерское кресло в кабинете министра обороны далеко от того, чтобы быть изношенным.


Сотрудничество между обычными людьми


До работы в правительстве Эрны Сульберг (Erna Solberg) — сначала министром по делам ЕС и теперь министром обороны — рыбацкий сын из Финнмарка повидал мир и в голубой каске миротворца ООН в Ливане, и как бургомистр небольшой коммуны у границы с Россией.


Опыт, полученный в самом северном углу Норвегии, может оказать ему хорошую услугу в работе министром обороны.


«Я из Финмарка и привык иметь динамичные отношения с Россией», — говорит министр обороны Франк Бакке-Йенсен в беседе с Dagsavisen.


За прошедшее время отношения с Россией то становились холоднее, то улучшались, но гражданское население всегда пыталось находить возможности для сотрудничества между пограничными районами обоих государств. Такое сотрудничество существует по-прежнему, считает министра обороны: «Хотя там больше нет сотрудничества в военной сфере, у нас по-прежнему хорошее сотрудничество между обычными людьми. Это в нас сидит крепко».


Он указывает на хорошее сотрудничество служб спасателей и приводит в качестве примера их работу в прошлом месяце после крушения у берегов Шпицбергена российского вертолета.


Гибридная война


После российской аннексии Крымского полуострова в 2014 году соседские отношении сильно ухудшились.


«Российское ядерное оружие может втянуть Норвегию в гибридную войну», — сообщила на этой неделе радио- и телекорпорация NRK.


«Русские считают, что международная политика — это непрерывная череда ситуаций, похожих на войну», — заявил корпорации подполковник Тормуд Хейер (Tormod Heier).


Гибридная война — это собирательное понятие скрытой войны и государственных операций влияния и пропаганды.


В этом году членам внешнеполитического комитета норвежского парламента не выдали визу в Россию.


Российское посольство критикует правительство также и за то, что оно продлило режим, дающий американским морским пехотинцам возможность проводить учения и боевую подготовку на базе Вэрнес в 2018 году: оно считает, что это усилит напряженность между двумя странами.


Россия ошибается


Бакке-Йенсен с этим не соглашается.


«Мы прислушиваемся к тому, что говорит Россия, но считаем, что она ошибается. Норвежская базовая политика остается неизменной. Когда мы вступали в НАТО, мы решили, что на норвежской земле не должно быть иностранных военных баз. У нас их нет.


— Когда Россия возражает, помогают ли наши слова о том, что она ошибается?


«Да. Это единственная разумная позиция. А что еще мы можем сделать? Если этого не делать, то мы позволим России влиять на нашу политику. Именно в присутствии иностранных баз нас обвиняет Россия».


Когда Бакке-Йенсен недавно был на своем первом заседании руководителей НАТО, он встретился там с министром обороны США Джимом Мэттисом и обсудил с ним базовую политику: «Это было сделано, чтобы полностью убедиться в том, что Мэттис понимает различие между нахождением иностранных баз на норвежской земле и учениями союзников. Я подчеркнул важность нашей базовой политики. Мэттис сказал: „Конечно"».


Мы можем защищаться


Бакке-Йенсен считает, что учения союзников в Норвегии и сдерживание приводят к тому, что мы становимся такими соседями, действия которых Россия может легко просчитать.


«Каждый день мы показываем, что мы в состоянии защищаться. Когда российские самолеты пролетают вдоль норвежского побережья, два наших F-16 поднимаются в воздух и регистрируют их. Так мы показываем им, что можем реагировать на самой ранней стадии. Когда российские подлодки появляются в Баренцевом море, тут же появляются наши патрульные самолеты и показывают, что мы в состоянии идентифицировать их. Мы проводим учения вместе с союзниками, чтобы показать России, что НАТО — это действующий оборонительный союз», — говорит министр обороны.


Что может заставить Россию действовать


С его точки зрения, на отношения Норвегии с Россией влияет главным образом то, что происходит в мире.


«Когда мы усиливаем внимание к морским операциям, это происходит потому, что на Россию могут повлиять события где-то в мире так, что она должна будет предпринять какие-либо шаги на севере. Причина не в том, что к изменению положения ведет то, что мы дразним Россию, которая затем дразнит нас.  В мире могут происходить разные вещи, которые дают толчок таким изменениям».


— Dagsavisen: Какие?


«Мы продолжаем разгром ИГИЛ (организация запрещена в России) в Ираке. В Сирии идет самая длительная и страшная гражданская война, какой мы уже очень давно не видели. В будущем это может сделать положение еще более нестабильным. Мы не знаем, каким образом исчезнут эти силы и не знаем, каким образом они появятся снова».


Международный конфликт усилился, когда Россия в 2015 году ввела в действие свои вооруженные силы для поддержки сирийского правительства. На этой неделе президент Владимир Путин дал сигнал о том, что бомбардировки в Сирии заканчиваются, и что он готов обсуждать политическое решение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.