Когда Россия в марте 2014 года аннексировала Крым, начался не только конфликт на Украине, который продолжается до сегодняшнего дня и стоил свыше 10 000 человеческих жизней. В этом году стало также очевидным то, что уже давно просматривалось: Россия, великий европейский сосед на Востоке, повернулась спиной к Европе, провозгласила и тотчас же самоуверенно пошла по своему собственному «постевропейскому» пути.

С тех пор ничего не улучшилось в европейско-российских отношениях, а совсем наоборот. Будь то сирийский конфликт, причины и последствия расширения НАТО на Восток, предполагаемое или действительное вмешательство России в демократические выборы в различных странах ЕС, информационная война в интернете или хакерские атаки: повсюду царит конфронтация вместо диалога, повсюду «нарастает отчуждение» вместо попыток (нового) сближения.

Разрушенное доверие и готовые образы врага


Конфронтация между Россией и ее европейскими соседями состоит из политического и человеческого компонентов. Оба дают повод для беспокойства. На политическом уровне опасность представляет увеличивающаяся пропасть между Россией и почти всей остальной Европой, а также США, поскольку мы — вопреки расхожему мнению — не находимся больше в состоянии холодной войны, когда два крупных блока хотя и враждебно противостояли друг другу, однако фронты были четко обозначены. Нынешний мир мультиполярен, в зависимости от интересов создаются самые различные коалиции, почти все кажется непредсказуемым. Поэтому конфликт между Россией и Западом представляет собой большую опасность, которой Россия и ЕС должны ответственно противостоять всеми возможными политическими и дипломатическими средствами.

На уровне обществ и отдельных людей отчуждение между Россией и Европой является катастрофой с далеко идущими последствиями, о которых мы сейчас можем только догадываться. Трещины, которые возникли из-за конфликта на Украине между российско-украинскими семьями и обществом, фактический застой в историческом примирении между Россией и Польшей, которое столь обещающе начиналось до трагической авиакатастрофы в Смоленске в 2008 году (так в тексте, авиакатастрофа произошла в 2010 году — прим. ред.), сокращающийся школьный обмен между Германией и Россией — все это свидетельствует о том, насколько страдают во время политического ледникового периода и приграничные связи, то есть абсолютно нормальные межчеловеческие отношения. Когда доверие между людьми разрушено, а готовые образы врага заменяют собственное представление, тогда ничего более не препятствует дальнейшей политической эскалации. Куда это может привести, учит нас история ХХ века.

Стремление к новому сближению


Чтобы более точно выяснить, как обстоят дела на столь важном общественном и человеческом уровне европейско-российских отношений, фонд Кёрбера заказал проведение актуального и представительного опроса в Германии, Польше и России, результаты которого теперь опубликованы. Царит ли сейчас у немцев, поляков и русских «холодная война в головах людей»? Как относятся они к актуальным конфликтам? Чего они хотели бы? Ответы свидетельствуют как о наличии разделительной стены в головах людей, так и о желании нового сближения.


В том, что Россия принадлежит к Европе, немцы и поляки уверены больше, чем русские. А те, кто думает, что Россия находится в Европе, исходят из прагматических соображений:


В то время как в Германии и Польше свыше половины населения считают Россию частью Европы, в самой России этого мнения придерживается лишь едва каждый второй. Во всех этих трех странах в качестве аргумента о том, что Россия находится в Европе, приводится прежде всего география. Общность культур и духовных ценностей? Это ошибка. Лишь 5% опрошенных или даже меньше считают во всех этих странах, что у них есть общие духовные ценности.

Современная политика определяет взгляд на прошлое. Общий знаменатель в понимании истории видится с трудом:
Вопрос о том, не пора ли спустя 70 лет после окончания Второй мировой войны забыть о прошлом, представляется для подавляющего числа русских немыслимым для того, чтобы подвести черту под этой войной. В Германии и Польше, напротив, более трети опрошенных высказались за это. Результаты опроса в России свидетельствуют о том, в какой степени «Великая отечественная война» определяет постсоветское национальное самосознание, которое российское правительство в последние годы массивно поощряло в этой форме.

Спорным является вопрос о том, какие ценности важны для демократического общества:

Многочисленные западные наблюдатели жалуются на то, что с Россией (больше) не возможен диалог о духовных ценностях, поскольку понятия о них слишком сильно расходятся или потому, что демократические ценности в России стали пустым звуком. Результаты опроса показывают, насколько различны альянсы по вопросу о ценностях между этими тремя странами. Так, например, свыше 80% опрошенных в Германии и России выступают против враждебного отношения к мигрантам, что намного больше, чем в соотношении Германия и Польша, где 57% в сравнении трех стран меньше всего выступают против враждебного отношения к иностранцам. Наоборот, в вопросе о роли СМИ Польша и Германия близки друг другу: удивительным образом 43% немцев и 53% поляков считают, что СМИ должны поддерживать работу правительства. В России за это высказались свыше двух третей опрошенных. Подавляющее большинство россиян высказались против гомосексуального партнерства, в Польше — это свыше половины населения, а в Германии — каждый пятый.

Причина политического ледникового периода ясна, но выход из кризиса не найден


Конфликт на Украине и связанные с ним санкции являются причиной ухудшения отношений между Россией и ЕС. По этому поводу во всех трех странах существует единство мнений. Однако санкции, объявленные друг против друга ЕС и Россией в ходе украинского кризиса, оцениваются по-разному. Больше всего в Польше — 58% выступают за их сохранение или ужесточение, в Германии мнения по этому вопросу разделились, в России свыше 60% выступают за их смягчение или отмену. Здесь видно, насколько омрачены из-за украинского конфликта спустя три года после аннексии Крыма европейско-российские отношения, что сохранится и в обозримом будущем.

Встречи как средство против пропаганды


Отчуждение между Россией и Европой, о чем свидетельствуют некоторые результаты, на первый взгляд представляется обескураживающим. Однако в то же время отчетливо просматривается наказ политикам: немцы, поляки и русские в большинстве своем считают (очень) важным новое сближение между Россией и ЕС. Таким образом, по мнению граждан, политики должны продолжать прикладывать усилия для решения этого конфликта и как можно быстрее найти выход из тупика, в который попал Минский мирный процесс. Продолжение дебатов о предложенной в сентябре Россией мирной миссии ООН на Востоке Украины и об условиях ее проведения было бы первым важным шагом.

Однако гражданское общество также имеет обязательства. Ввиду отчасти драматического отчуждения оно должно поддерживать встречи, а также открытый и критический обмен мнениями между Россией и остальной Европой на всех возможных уровнях. Политики с обеих сторон могли бы и здесь внести важный вклад: а именно тем, чтобы после десятилетия переговоров об отмене виз между Россией и ЕС претворить это наконец в жизнь. Отмена виз ни в коем случае не была бы — как это считают критики — несправедливым «поощрением» России за ее противоречащие международному праву действия на Украине. За эти действия она должна быть и будет наказана в другом месте. А отмена виз и свобода передвижения затрагивают непосредственно население: это эффективное средство против пропаганды, дезинформации и образов врага. Оно позволяет людям составить свое собственное представление вместо того, чтоб полагаться на мнение других.

Ибо Россия, которая отворачивается от Европы и ищет свой собственный путь в будущее, наносит ущерб не только самой себе, но и нам, остальным европейцам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.