Вокруг темы выдвижения Путина на должность президента в последние месяцы создавалась искусственная интрига. На короткое время даже появились слухи о том, что Кремль может выбрать другого кандидата, например, Дмитрия Медведева. Однако логика системы, а также роль в ней Путина и его интересов однозначно указывали на то, что участие действующего президента в выборах (дата их проведения будет объявлена 15 декабря, что даст официальный старт кампании) — вопрос решенный. Заявление о намерении баллотироваться долго откладывалось. Создание видимости интриги, судя по всему, было призвано оживить избирательный ритуал, спровоцировать «дисциплинирующую» тревогу в кругах элиты, а также напугать часть российского общества перспективой дестабилизации ситуации в стране в случае ухода Путина.


О своем намерении баллотироваться он заявил раньше, чем предполагалось: не на ежегодной пресс-конференции 14 декабря, а в ходе визита в Нижний Новгород. По всей вероятности, это произошло из-за болезненного имиджевого поражения России, которым стало решение исполнительного комитета МОК от 5 декабря. Российскую Федерацию отстранили от участия в зимней Олимпиаде 2018 года, а Комитет позволил российским спортсменам выступать на Играх только под олимпийским флагом. Выбор в качестве аудитории рабочих Горьковского автомобильного завода, в ответ на настойчивые просьбы которых Путин заявил о своем выдвижении (ситуация выглядела, как тщательно продуманный спектакль), говорит о том, что он хочет выглядеть представителем «простого народа» и сделать реверанс в сторону традиционного электората.


Путин в очередной раз баллотируется на президентский пост по нескольким причинам. Во-первых, этого требует логика сформировавшейся в России персонализированной системы власти. Руководство страны стремится сохранить современный курс внешней и внутренней политики: он не дает перспектив развития, но все еще позволяет правящей элите обогащаться. Легитимизировать эту систему, перед которой в последнее время встали проблемы социального и политического плана (речь о них пойдет ниже), может в таких обстоятельствах лишь Путин, превратившийся за последние полтора десятка лет в безальтернативного лидера, пользующегося довольно сильной общественной поддержкой.


Во-вторых, элиты до сих пор считают его единственным арбитром, который гарантирует сохранение относительного баланса сил между группами влияния. В-третьих, следует учитывать его собственные интересы и философию власти. Царящее в российских руководящих кругах взаимное недоверие, а также вопрос личной безопасности Путина и защиты аккумулированного им капитала, в настоящий момент исключают возможность передачи властных полномочий в руки преемника.


Официальное выдвижение кандидата Кремля имеет значение не столько в контексте исчезновения искусственно созданной интриги, сколько в контексте двух других факторов. Первый — это ключевое значение предстоящих выборов для российской политической системы. Второй — демонстрация позиции власти в отношении основных проблем, на фоне которых развернется избирательная кампания.


Роль президентских выборов


Президентские выборы играют огромную роль в сохранении стабильности российской системы власти, поскольку центральное место в ней занимает президент. С одной стороны, широкие компетенции дает ему Конституция, с другой — свою роль играет здесь образ самого Владимира Путина. С 2000 года он успел заработать репутацию арбитра, который уравновешивает влияния различных групп внутри элиты, а также (в особенности после аннексии Крыма в 2014 году), создать имидж лидера народа, который благодаря своей харизме и агрессивной внешней политике легитимизирует авторитарную модель правления в глазах российского общества.


Как ни удивительно, значение президентских выборов ничуть ни уменьшает тот факт, что они (как и другие выборы в России) носят декоративный характер. Процесс их проведения и исход — это не столько демонстрация воли избирателей, сколько результат решения правящих кругов, а также действий административного аппарата на фоне давления на оппозицию, абсолютного доминирования Кремля в информационной сфере и ограничения гражданских свобод (свободы слова и собраний).


Общество лишается роли участника политических отношений, а поэтому выборы превращаются в плебисцит, происходящий в политическом вакууме без реальной и равной борьбы кандидатов или столкновения интересов различных общественных групп. Однако власть каждый раз прикладывают много усилий к тому, чтобы замаскировать этот вакуум псевдодемократическими процедурами. Во-первых, она старается придать выборам видимость законности в глазах российской и международной общественности, а во-вторых, стремится создать впечатление, что альтернативы кандидату Кремля не существует: никто не может пошатнуть его политическую позицию, никто лучше него не сможет управлять государством и обеспечить народу мир и стабильность.


Гарантией безопасности властных элит и сохранения ими своих капиталов становится контроль над ходом избирательного процесса, кампании и сопутствующими ей общественными настроениями. Власть сосредоточена вокруг фигуры президента, и поэтому проблемы с выборами и их исходом могут дестабилизировать всю систему, в том числе нарушив баланс в кругах элиты и нанеся урон имиджу власти в глазах общества.


Президентские выборы в России преследуют две основные задачи. Во-первых, они позволяют оценить эффективность и лояльность правящих элит и чиновников. Мобилизация всего государственного аппарата для получения желаемого результата на выборах дает возможность проверить его работоспособность и обнаружить слабые звенья. Проявлением нарушений в его функционировании может служить неспособность избежать скандалов на выборах (например, слишком явные фальсификации), которые вредят процессу легитимизации всего избирательного процесса.


Отсутствие консолидации или конфликты в кругах элит на региональном и локальном уровне не только снижают эффективность усилий, направленных на достижение необходимого результата, но и бросают тень на имидж государственной власти, а, значит, ее кандидата (в особенности если в ходе таких конфликтов со стороны представителей госаппарата начинает звучать несанкционированная критика внутренней или внешней политики Кремля). Опасность может представлять также неспособность обеспечить социальную стабильность в период выборов, а также пресечь протесты и другие проявления общественного недовольства.


Во-вторых, выборы становятся суррогатом диалога между властью и обществом, призванным легитимизировать авторитарную модель управления страной. Предвыборные обещания кандидата Кремля создают видимость заботы государства о своих гражданах и существования у общества и властных элит общих интересов. Кроме того, в системе, в которой функционирование каналов коммуникации между властью и населением крайне ограничено, выборы позволяют изучить реальные общественные настроения. Во время избирательной кампании можно продемонстрировать идущие снизу «конструктивные» (то есть, неполитические) требования, а потом добавить некоторые из них к набору обещаний кремлевского кандидата.


В отношении антисистемной бесконтрольной критики используются два типа действий. Первый метод — это преследование ее авторов, второй — включение некоторых тезисов реальных оппозиционеров в программу кандидата власти или находящейся под контролем Кремля системной оппозиции (это позволяет снизить протестный потенциал).


Контекст президентских выборов


Текущий этап развития путинской модели государства отличает стагнация и инерция в экономической, политической и идейной сфере, поэтому современную ситуацию часто сравнивают с брежневской эпохой застоя. В стратегии мобилизация общественной поддержки, которую использует власть, преобладают негативные элементы: распространение антизападной идеологии, опирающейся на образы врага и осажденной крепости, ресоветизация исторической политики, реабилитация образцов крайне авторитарного стиля управления страной.


В период выборов Кремлю придется решать становящуюся все более актуальной задачу легитимизации авторитарной модели власти. Проблемы связаны в первую очередь с перспективой дальнейшей экономической стагнации, которая негативным образом отражается на благосостоянии населения. Одновременно начал сходить на нет мощный импульс, которым стал взрыв общенациональной эйфории после аннексии Крыма. Последствия геополитической конфронтации с Западом все более болезненно ощущает на себе как общество, так и бизнес или члены политической элиты. Власти до сих пор не представили комплексного проекта экономических реформ.


Можно предположить, что даже если такая программа будет запущена, она останется на бумаге из-за опасений, связанных с политическими последствиями реформ, а также из-за крайней политизации и неработоспособности действующей модели управления экономикой. Российское руководство ограничивается точечным решением наиболее насущных социальных проблем непосредственно перед выборам, используя в том числе метод финансовых вливаний. Это свидетельствует не столько о формировании стратегии в этом направлении, сколько о стремлении сохранить действующую модель управления отдельными сферами функционирования государства в текущем режиме.


Судя по всему, Кремль всерьез обеспокоен ростом общественного недовольства, прежде всего тем, как эффективно удалось оппозиционеру Алексею Навальному мобилизовать протестный потенциал, обратившись к тезису о борьбе с разъедающей Россию и ее властные верхи коррупцией. Ни масштаб, ни динамика организованных Навальным акций не представляют пока непосредственной угрозы для Кремля. Это связано с высоким негативным рейтингом оппозиционера, атомизацией российского общества и тем фактом, что участники протестов подверглись репрессиям.


Однако элиты начинают понимать, что у них нет адекватных инструментов для измерения реального, скрытого протестного потенциала, а также уровня поддержки власти и президента. Общественные опросы не могут служить достоверным источником информации, поскольку респонденты не доверяют людям, которые их проводят. Тревожным звоночком для Кремля стали муниципальные выборы в Москве, прошедшие в сентябре 2017 года. Попытка властей снизить явку не помешала демократической оппозиции добиться хороших (по российским меркам) результатов.


Предвыборная стратегия


Логику действий российских властей определяет неспособность справиться с ключевыми общественно-экономическими (а, значит, в более широкой перспективе и политическими) проблемами при одновременной необходимости демонстрировать, что режим остается стабильным. Кремль не избрал единого направления действий, он прибегает как к репрессивным, так и к просоциальным и псевдолиберализационным шагам. Первые призваны ликвидировать или минимизировать угрозы, связанные с оппозиционными силами, вторые — легитимизировать власть и улучшить ее имидж.


Важным направлением в этом контексте выступает демонстративная забота о прозрачности и законности предстоящих выборов. Основная цель здесь — обеспечить стабильность ситуации после выборов, ведь предыдущая победа Путина вызвала волну общественных протестов.


Ход и результат выборов зависят в первую очередь от подбора кандидатов, которым де-факто занимается Кремль. Из избирательного процесса исключили единственного кандидата, который мог составить Путину реальную конкуренцию (хотя и не представлял для него угрозы) — Алексея Навального, успешно использовавшего протестный потенциал общества. Его соратников регулярно арестовывают, активных сторонников запугивают, кроме того, предпринимаются попытки парализовать работу штабов оппозиционера в Москве и регионах.


Оппозиционный электорат должна, по задумке, привлечь Ксения Собчак — журналистка и телеведущая, которая критикует как российскую модель управления государством, так и самого Путина. Представители экспертных кругов сходятся во мнении, что выдвижение ее кандидатуры — это кремлевский проект. У Собчак в отличие от Навального нет собственной политической базы и группы поддержки, а также шансов добиться на выборах какого-то заметного результата, однако, ее тезисы могут заинтересовать часть избирателей, критически относящихся к действующему режиму. Таким образом Собчак поможет Кремлю создать видимость соревновательных выборов, тогда как Навальный призывает их бойкотировать.


Ту же роль играет лояльный Кремлю политик Борис Титов — лидер Партии Роста и уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей. Его задача — привлечь либеральные бизнес-круги. В выборах также примут участие старожилы системной оппозиции, значение которой продолжает снижаться: Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский и Сергей Миронов.


Легитимизации результатов выборов служит также видимость стремления к их прозрачности. Администрация президента обратилась к региональным властям и избирательным комиссиям, призвав их избегать фальсификаций и любого рода скандалов, которые могут спровоцировать общественные волнения после выборов. С тем же призывом выступила глава ЦИК, которая заявила, что на избирательных участках появится больше видеокамер, а всем гражданам будет гарантирован доступ к информации о выборах. Цель всех этих шагов — не столько провести честные выборы, сколько создать видимость соблюдения законности.


С особенно сложно задачей столкнутся в этом контексте руководители регионов: с одной стороны, им предстоит обеспечить требуемую явку и результат (после выборов им придется за них отчитаться), с другой — провести всю операцию очень аккуратно, не допуская явных фальсификаций (иначе им будут грозить дисциплинарные взыскания и даже уголовное преследование).


Кремль занят не только организационной подготовкой к выборам, но также пытается сформулировать свою избирательную программу. Официально она будет обнародована, по всей вероятности, в начале 2018 года, но ее основные направления видны уже сейчас. Это диалог с молодежью (как ответ на мобилизацию школьников и студентов Навальным), а также инициативы, направленные на улучшение социальной ситуации семей и самых бедных групп населения — традиционного электората действующего президента.


К позитивным шагам следует отнести произошедшие в 2017 году кадровые перестановки. В первую очередь они затронули руководство отдельных республик, а это позволило в какой-то мере снизить там социальную напряженность и улучшить имидж власти накануне выборов. Путин сделал также реверанс в адрес либеральных и правозащитных кругов, предложив органам администрации «проанализировать» (на самом деле это ничего не значит) рекомендации президентского Совета по правам человека на тему нарушения в России гражданских свобод.


Реальные намерения властей показывают, скорее, инициативы, которые не выходят на первый план в избирательной кампании. Они подтверждают, что режим намерен придерживаться прежнего репрессивно-изоляционистского курса. К таким инициативам относятся, в частности, ведущиеся с середины 2017 года в Совете Федерации работы по защите государственного суверенитета от внешних вмешательств, введение новых ограничений в сфере интернета, расширение закона об иностранных агентах и включение в него иностранных СМИ, а также ограничение свободы слова и собраний (чаще всего под предлогом борьбы с экстремизмом).


Участие Путина в очередных президентских выборах — это знак, что Кремль хочет сохранить прежний политический курс. Попытки искусственно сделать избирательный ритуал более привлекательным и появляющиеся в программе Путина «новинки» нацелены лишь на то, чтобы легитимизировать пустой в идеологическом плане режим, который не способен породить модернизационные импульсы.