На чешской политической сцене сложилась конъюнктура, наиболее благоприятная для России со времен бархатной революции. В Пражском граде хозяйничает президент, который симпатизирует Москве. В Палату депутатов прошли партии, которые не видят в российской политике серьезной проблемы или даже откровенно ее поддерживают. И даже недавно назначенный премьер-министр Андрей Бабиш не видит в России большой угрозы для безопасности.


Итак, Чешская Республика движется к тому, чтобы превратиться в российского троянского коня в самом сердце Европейского Союза? В Москве так не считают. Как заявил в интервью порталу Tiscali.cz доцент Российского государственного гуманитарного университета Вадим Трухачев, Кремль не ожидает коренных изменений во взаимоотношениях с Чехией. Тем не менее, он сделает ставку на некоторые чешские политические силы.


По словам эксперта по политике Центральной Европы, Россия сосредоточится на сотрудничестве с движением Томио Окамуры «Свобода и прямая демократия» (SPD). Но денег, которые Кремль предоставил, к примеру, французскому политику Марин Ле Пен, чешско-японскому предпринимателю ждать не стоит. Сотрудничество будет носить, скорее, политический характер (пример — взаимодействие с венгерскими националистами из «Йоббик»).


— Tiscali.cz: Что Россия ожидает от правительства Андрея Бабиша, которое назначил президент Милош Земан?


— Вадим Трухачев:
Я ожидаю, что правительство Бабиша продолжит политический курс правительства Богуслава Соботки. А значит, новый кабинет не снимет экономические ограничения, однако не станет и ужесточать их.


Несмотря на то, что Андрей Бабиш сам поставил под сомнение эффективность санкций, я не думаю, что произойдут какие-то изменения. Возможно, он попытается добиться от Брюсселя отмены некоторых ограничений, но все зависит от окончательного состава правительства: как оно отнесется к подобным действиям.


— На посту министра иностранных дел будет работать Мартин Стропницкий, который известен своей принципиальной проевропейской позицией…


— В Москве двояко оценивает господина Стропницкого. Будучи министром обороны Чехии, он очень резко отзывался о России, но, с другой стороны, он член партии, руководимой Андреем Бабишем, а значит, у Бабиша есть рычаги воздействия на Стропницкого.


— Как Вы оцениваете самого Андрея Бабиша?


— Меня несколько удивило, что такой богатый человек стал премьером в относительно богатой стране с давними демократическими традициями. Но меня не удивила его победа на выборах. Он — видная фигура, и чехи, как мне кажется, заинтересованы в том, чтобы страной руководил такой яркий человек.


Правительство Богуслава Соботки хорошо справлялось (в Чехии один из самых низких уровней безработицы во всем Европейском Союзе, хороший темп экономического роста; чешская крона — стабильная валюта), но я вижу проблему именно в упомянутой яркости. Соботка — обычный чиновник, бюрократ, который не умеет привлекать внимание. Слушая его выступления, я скучал. А вот речи Бабиша, наоборот, интересные и живые. Бабиш, в отличие от Соботки, не оттолкнул от себя избирателей.


Но, мне кажется, у Бабиша нет четкого представления о внешней политике. В первый год работы правительства он будет искать свое направление, поэтому я не ожидаю, что произойдут какие-то изменения в отношениях с Россией.


— В октябре избиратели высказали свою волю так, что в Палату депутатов прошло сразу несколько партий, симпатизирующих или откровенно поддерживающих Россию и политику Кремля. Как Вы считаете, воспользуется ли Москва этой ситуацией?


— Несомненно, да. В России будут очень внимательно следить за господином Окамурой. Было бы странно, если бы его проигнорировали.


— Что Томио Окамуре может принести сотрудничество с Россией, и, наоборот, что он может дать России?


— Я сомневаюсь, чтобы Россия напрямую спонсировала партию SPD. Деньги Окамуре никто давать не будет. Это было бы слишком опасно в нынешней международной ситуации. Но я полагаю, что для него откроются двери в высшие эшелоны российской политики. Его будут принимать в Кремле, у премьера Медведева и в Министерстве иностранных дел РФ.


То, что говорит господин Окамура, имеет свою логику. Взаимный торговый оборот действительно сократился, и чешские компании потеряли определенную часть российского рынка. Поэтому я думаю, что сотрудничество с ним будет достаточно тесным. Партия SPD Окамуры — новая партия для России, как когда-то был венгерский «Йоббик». Однако SPD не так радикальна, как «Йоббик».


— Как Вы объясняете, что в Чехии победу одержала партия, которая рассуждает об угрозе, исходящей от беженцев, которая хочет запретить ислам, хотя главная угроза для Европы — это Россия?


— Кого простые обыватели считают самой большой угрозой? Русских или тех, кто приехал с Ближнего Востока? Вероятность террористических актов связывают как раз с последними. Некоторые чешские политики видят основную угрозу в России, но разве Путин подглядывает за вами из каждого куста? Конечно, нет. Большее беспокойство у людей вызывает террористическая угроза. Из Австрии или Германии в Чехию — рукой подать.


— Ожидаете ли Вы в ближайшее время сближения Чехии и России?


— Я думаю, что наши отношения будут постепенно улучшаться. Однако улучшения будут происходить постепенно и в том же темпе, в каком будут улучшаться отношения между Европейским Союзом и Россией. Конечно, братских отношений, как во времена СССР или на волне панславизма, не будет. Мы разные страны, разные народы.


Наши взаимоотношения могут основываться на прагматизме и, прежде всего, как говорит президент Земан, на экономике. От этого наши страны могут только выиграть. И именно к этому нам следует стремиться.


Со временем, как мне кажется, откровенно антизападные настроения в России ослабнут, но не стоит ожидать, что Россия превратится в традиционное европейское государство. Если это до сих пор не удалось Румынии и Болгарии, то едва ли в такую страну превратится Россия. Хотя отчасти Россия принимает европейские ценности. Поэтому у нашего сближения есть перспективы, и отношения будут постепенно улучшаться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.