18 и 19 декабря 2017 года министр экономики и финансов Франции Брюно Ле Мэр (Bruno Le Maire) посетит Москву для участия в заседании франко-российского совета по экономическим, финансовым, промышленным и торговым вопросам. Этот визит, запланированный через несколько дней после официального запуска проекта «Ямал», в котором принимают активное участие Total и другие французские компании, вписывается в процесс восстановления двусторонних отношений, о котором было объявлено в мае этого года на встрече президентов Франции и России в Версале.


В каком состоянии находятся сегодня экономические связи между Францией и Россией? Долгое время, они отставали от неплохих политических контактов, но в начале 2010 года они резко пошли вверх, в частности благодаря импульсу, данному в 2010 году перекрестным годом России во Франции и Франции в России. После этого французские компании догнали своих конкурентов. Был подписан целый ряд крупных контрактов, в том числе, в области высоких технологий: авиационная промышленность, космос, вооружение. При этом Париж и Москва опирались на долгую традицию, в которую вписывается визит генерала де Голля в СССР в 1966 году. Другая, негативная стадия развития отношений началась в 2014 году. Тогда торговый оборот, естественно, пострадал от экономического кризиса в России, а также от западных санкций и российских ответных мер. Объем товарооборота между странами снизился почти на 40%. В один день прекратился экспорт из Франции ряда сельскохозяйственных товаров: мяса, сыра, фруктов и овощей. Французские банки, включая и те, у кого были прочные позиции в России, были напуганы делом банка «BNP Parisbas». Они практически прекратили финансирование проектов французских компаний в России, вынудив их обращаться к итальянским, немецким или китайским кредитным учреждениям.


И, тем не менее, не все так плохо в экономических отношениях двух стран. В 2014, 2015 и 2016 годах. Франция занимала первое место в России по объемам прямых иностранных инвестиций. Она и сейчас по-прежнему является главным иностранным работодателем, благодаря таким компаниям как «Ашан» и «Рено». 35 французских компаний из перечня индекса CAC-40 присутствуют в России, наряду со многими представители малого и среднего бизнеса.


В то же время восстановление франко-российских экономических отношений неотделимо от улучшения политического климата между странами. Поддержка Москвы режима Башара Асада, аннексия Крыма и помощь сепаратистам Донбасса, значительное ужесточение режима после возвращения Владимира Путина в Кремль в мае 2012 года, деятельность некоторых СМИ и предполагаемое вмешательство российских хакеров в выборы в США вызвали упреки французских властей.


У Москвы тоже накопилось немало претензий к Франции. Сегодня эта страна воспринимается многими как находящаяся в упадке держава, которая пытается прыгнуть выше своей головы и, которая отказалась от своего суверенитета и особого дипломатического статуса в пользу воинствующей западнической позиции, как в случае с Ливией. История с «Мистралями» также не способствовала налаживанию отношений.


Весьма искусным ходом Эммануэля Макрона стало его приглашение Владимиру Путину посетить Францию, отправленное буквально через несколько дней после вступления в должность президента Франции. Речь не шла о том, чтобы забыть прошлое или сделать вид, будто не существует никаких разногласий. Надо было дать сигнал российской стороне, без сомнения, обеспокоенной победой единственного из четырех «серьезных» кандидатов в президенты, который не выступал за нормализацию отношений с Россией, о готовности Франции перезапустить отношения после их ухудшения при Франсуа Олланде и сделать это искренне и от чистого сердца.


Что осталось от «духа Версаля» спустя полгода? Приходится признать, что без нового импульса динамика развития отношений сильно ослабнет. И на это есть много причин. Во Франции большинство высокопоставленных чиновников очень сдержанно, если не сказать враждебно, относятся к «Трианонскому диалогу». Неоконсерваторы, влияние которых усилилось в течение последнего десятилетия в министерстве иностранных дел и в министерстве обороны Франции, по-прежнему занимают свои посты, что ограничивает возможность реализовать на практике новый внешнеполитический курс, объявленный Эммануэлем Макроном.


Россия тоже пока не дает четких сигналов о готовности к диалогу. Антизападная волна, поддерживаемая в последние годы Кремлем, уже оказала значительное влияние на российское общество. Антизападная риторика набрала такую силу, что уже с трудом поддается контролю, а о том, чтобы попытаться изменить ситуацию, нечего и говорить. По крайней мере, в ближайшей повестке дня речь об этом не идет. Дела Иоанна Барберо (Yoann Barbereau) и Сулеймана Керимова не способствовали улучшению отношений.


Таким образом, визит министра экономики и финансов Франции Брюно Ле Мэра (Bruno Le Maire) в Москву и возможный приезд президента Франции на Международный экономический форум в Санкт-Петербурге в мае следующего года, будут иметь решающее значение. Существует еще множество факторов, создающих благоприятный контекст. Россия приняла тот факт, что ее отношения с США находятся в серьезном тупике и что еще долгое время от них не стоит ожидать ничего позитивного. Европа, в первую очередь Германия и Франция, рассматривается Москвой как предсказуемый, хотя и не очень надежный партнер.


Экономический рост (почти 2% в этом году), новый политический цикл (возможно, более открытый), который начнется после президентских выборов 18 марта 2018 года и Чемпионат мира по футболу дадут возможность немного более позитивно посмотреть на Россию, на ее потенциал и на двусторонние французско-российские отношения. Это шанс для того, чтобы оживить «дух Версаля».