Луганское наверняка было когда-то идиллическим местом. Поселок, расположенный у заросшего камышом пруда, олицетворяет сельскую жизнь на Украине. Но идиллии здесь больше нет. В начале 2015 года сюда дошла война, которая идет в Восточной Украине. «Ситуация может меняться каждые две минуты», — говорит Светлана Кизименко. 31-летняя женщина работает медсестрой в местной дневной амбулатории. Хотя численность населения сократилась с 3500 человек до 2 тысяч, комната ожидания Кизименко всегда полна. В одноэтажном кирпичном здании все еще нет водопроводной воды, и врачи получают ее в бочках. Разрушенное здание прежней больницы находится рядом.


Режим прекращения огня нарушался 16 тысяч раз


Территория вокруг Луганского, на полпути между административным центром — городом Бахмутом, контролируемым правительственными силами, и занятым пророссийскими сепаратистами Дебальцево, сейчас представляет собой главный участок войны в Донбассе. Недавно украинская армия продвинулась и заняла два села в окрестностях. В ночь на вторник был обстрелян расположенный напротив Луганского поселок Новолуганское. Вчера руководство украинской армии обвинило своих противников в применении запрещенных установок «Град»; по словам военных, повреждены почти 50 зданий, множество мирных граждан ранены. Сепаратисты в свою очередь обвинили правительственные отряды в нападениях, совершенных в городах Первомайское и Стаханов. На российском телевидении можно было увидеть кадры разрушенных домов.


Ситуация в Донбассе вновь обостряется. По данным миссии наблюдателей ОБСЕ (OSZE), на прошлой неделе режим прекращения огня нарушался 16 тысяч раз. По их словам, это на треть больше по сравнению с данными за аналогичный период прошлого года. Мартин Сайдик (Martin Sajdik), спецпредставитель ОБСЕ в Трехсторонней контактной группе, которая заседает в Минск, отметил в беседе с Der Tagesspiegel, что после осени, относительно спокойной и упорядоченной за счет мирных пауз, к концу года боевая активность усиливается.


Волатильность ситуации, которая сейчас возникла, объясняется и другой причиной: штаб, в котором коммуницировали украинские и российские военные, больше не работает. Во вторник Россия отозвала 75 своих военных наблюдателей из так называемого Совместного центра по контролю и координации режима прекращения огня (СЦКК), который располагался в контролируемом украинцами Соледаре. Киев со своей стороны вывел военных, которые до сих пор были дислоцированы в Донецке: отмечалось, что их безопасность на подконтрольных сепаратистам территориях не гарантирована.


Нарушенная коммуникация


СЦКК — странная структура для войны, в которую Москва, по ее собственным данным, не вовлечена. Центр обязан своим появлением устному решению президентов Владимира Путина и Петра Порошенко, принятому в сентябре 2014 года. Центр — это не инструмент ОБСЕ, но до сих пор он поддерживал международных наблюдателей и минских посредников во время конкретной реализации шагов по деэскалации. СЦКК регулировал, например, вопрос режима прекращения огня на местах, когда возникала необходимость ремонта водопроводных станций и линий электропередач. У центра был прямой доступ — на обеих сторонах — к полю боя.


Москва с некоторых пор жаловалась на чрезмерные ограничения при передвижении в Соледаре. Кроме того, вроде бы имело место недовольство по поводу официальных требований, поступавших из Киева, а также вопроса, должны ли быть представлены в Центре сепаратисты. Вчера Киев заявил о «провокации», которая подрывает минский процесс. Но о том, что неприятности на подходе, можно было догадаться по ясным высказываниям русских.


Для представителя ОБСЕ Сайдика прекращение кооперации — это «потеря канала общения, который обеспечивал доступ к военным». По его словам, СЦКК помогал в целом удерживать военный накал конфликта на низком уровне. Сайдик также заметил, что, если политики обеих стран не найдут решения, впредь увеличится объем задач гуманитарных организаций и наблюдателей ОБСЕ.


Напряженность вокруг СЦКК подрывает и без того низкое доверие между сторонами конфликта. В том, как затруднена коммуникация, можно убедиться и по ситуации вокруг давно запланированного обмена пленными. В Минске идут переговоры о различных группах и их точном количестве. С украинской стороны должны быть освобождены 300 человек, со стороны сепаратистов — 74. Место и время пока неизвестны. По оценкам Сайдика, есть «неплохие шансы» на то, что обмен состоится до конца года, как предусмотрено планом. Если во время праздничных дней не последуют очередные подрывные действия.