«Путин — никакой не диктатор». И такие неожиданные оценки звучат в соседней с нами стране после ежегодной большой пресс-конференции президента России, которая была проведена 14 декабря. Только не нужно думать, что это похвала, которая вписывается в организованную государственными СМИ атмосферу всеобщего восхищения. Наоборот: это разочарование, горечь, досада. Естественно, такую критику можно услышать не от представителей либеральной оппозиции, а со стороны левых, включая коммунистов, и правых националистов.


В чем же упрекают Путина? Вместо того чтобы продемонстрировать государству и миру «твердую руку», президент лавировал, старался быть хорошим для всех, и поэтому выглядел слабым, неуверенным и даже бессильным. Во внешней политике это проявилось в предательстве Донбасса. Раз уж Россия вернула Крым, то по какому праву она может забыть о людях на востоке Украины, которые тоже хотят вернуться в состав России? Победа в Сирии — это хорошо. Но зачем объявлять о выводе армии? Американцы ведь в Сирии остаются! Не забыт и спорт, то, что Путин разрешил спортсменам стартовать на зимних Олимпийских играх в Пхёнчхане без государственного флага и гимна. В России все чаще звучат призывы бойкотировать игры.


Еще больше критики заслужила внутренняя политика Путина, вернее — ее отсутствие. Похоже, в 2017 году экономический рост будет всего лишь 1,7%, и это достигнуто благодаря повышению цен на нефть. В то время как народ вынужден все туже затягивать пояса, президент не высказал ни одной новой идеи о том, как реформировать экономику, а только туманные обещания и призывы ко всем лучше работать. В свою очередь, «верхи» становятся все богаче, количество долларовых миллиардеров в стране растет. После задержания 20 ноября в аэропорту Франции и выдвинутых местными учреждениями власти обвинений в укрывательстве от налогов россияне вдруг заметили «тихого миллиардера» Сулеймана Керимова. Как этот простой парень из Дагестана за несколько лет получил свои миллиарды? И почему он должен сидеть в верхней палате российского парламента — Совете Федерации, заседания которого сенатор посещает не очень прилежно? И объявленная Путиным борьба с коррупцией избирательна. Подтверждение этого — демонстративное осуждение бывшего министра Алексея Улюкаева, в то время как приближенные к Кремлю олигархи продолжают расхищать государство. Властные элиты связаны сетью взаимозависимости. Путин не смог уволить с работы даже министра по делам спорта Виталия Мутко, которого обвиняют в допинговом скандале, не говоря вовсе о нелюбимом в народе премьере Медведеве.


В том, что Путин победит на президентских выборах 18 марта будущего года, не сомневается никто. Социологические опросы свидетельствуют, что сегодня за него проголосовало бы 75% потенциальных избирателей. Впрочем, триумф победы может омрачить низкая активность граждан. Еще одна интересная цифра: из тех, кто готов голосовать против Путина, демократа Навального и ему подобных поддерживают только около 15%. Остальные — «левые» и «патриоты» разных оттенков. Что же предлагают эти радикальные критики Путина? Пока кредит доверия президенту не исчерпан. Но сразу после выборов он должен будет действовать активнее. Следует признать «народные республики» Донбасса и Луганска. Опираясь на народные массы, инициировать что-то вроде новой революции. Вымести олигархов, конфисковать их активы, посадить коррумпированных чиновников! В действительности это призыв к «культурной революции», которую во времена Мао пережил Китай.


Разве такие настроения не заметили те, кто формирует кремлевскую идеологию? Заметили! Их ответ таков: «Ах, вам не нравится Путин? Ну, тогда получите такое, что мало не покажется!». Россиян пугают хаосом «ельцинских времен», Запад — политической и военной конфронтацией. Выходит, что такая оппозиция до тех пор пока она серьезно не претендует на власть, даже выгодна Кремлю. И Россия по инерции продолжит шагать со старым президентом, который, кажется, в полной мере не осознает все вызовы новой эпохи. Но что произойдет через шесть лет, в 2024 году? Как грибы после дождя, сегодня в России растут военно-патриотические клубы, создаются новые курсантские училища, укрепляются казачьи формирования. Многочисленные благотворительные и просветительские фонды пропагандируют идею «Русского мира». Все это может выглядеть довольно безобидно в демократическом, зажиточном и уверенном в себе обществе. Однако в государстве со слабыми демократическими традициями, где имперские воспоминания переплетаются с усталостью измученных экономическим кризисом людей, мы действительно можем дождаться уже настоящего диктатора.