Недавнее решение американской администрации по Иерусалиму и вето на резолюцию Совета Безопасности ООН удивляют все больше и больше, тем более, что в начале своего президентского срока президент-республиканец Дональд Трамп пытался отличиться от своего предшественника и демократа, заняв иную позицию в отношении расширения иранского влияния и хаоса, причиной которых была политика Барака Обамы. Все это заставило меня, человека, изучающего американскую политику, более внимательно проанализировать, изменилась ли в действительности политика Трампа на Ближнем Востоке.


Все мы знаем, что во время президентских предвыборных кампаний в Соединённых Штатах всегда звучали обещания о переносе американского посольства в Иерусалим, однако этого не сделали ни Клинтон, ни Буш-младший, ни даже «предатель» Обама, впрочем как и все президенты до них. Как и все американские президенты прошлого, Трамп дал такое же обещание, однако, почему в отличие от них, сдержал его? И все это в то время, когда вся Америка боится террористических атак. Почему заявление по Иерусалиму было сделано именно в такое время? Что за всем этим скрывается? Существует ли связь между последними сообщениями о текущем расследовании взаимоотношений между Трампом, его администрацией и Россией и недавним заявлением американского президента? И почему администрация США ведёт столь беспрецедентную борьбу, чтобы реализовать принятое решение, в том числе используя право вето и другие средства? Неужели мощь сионистского лобби в американском Конгрессе так напугала бесстрашного президента?


Есть английское выражение «надеть чью-либо обувь», которое означает поставить себя на место другого человека. Чтобы понять американского президента, понять, что произошло, и связать все события, каждый из нас должен представить себя на месте Трампа и попытаться ответить на вопрос — почему президент Соединённых Штатов изменил свою позицию? Правила игры изменились. Америка — страна, в которой президент наделён абсолютными полномочиями, и если мы ставим себя на его место, то поймём, что Трамп и его страна не являются подходящими посредниками в палестино-израильском конфликте, поскольку находятся под влиянием одной из его сторон. Очевидно, что необходимо участие другого государства как посредника, например, России или Китая.


Соединенные Штаты больше не являются нейтральной стороной, пока не будут приняты Палестиной в качестве посредника. Вашингтон ведёт переговоры как с Израилем, так и Палестиной, отличаются лишь люди, которые этим занимаются. Однако нет сомнений в том, что Вашингтон больше не является реальным посредником в конфликте, поскольку предвзято относится к одной из его сторон (палестинцам и арабам). Он утратил доверие, поэтому необходим новый посредник. Судя по всему, Россия, стремящаяся всеми способами расширить присутствие на Ближнем Востоке, подходит на роль беспристрастного посредника, особенно после того, как страна отдалилась от союза с иранцами, и перестала поддерживать иранские силы в Йемене и Сирии в знак уважения к воле народов этих стран. Россия — страна, которая заслуживает доверия арабов, и арабская нация в качестве награды, несомненно, протянет ей руку.