Вашингтон — В течение всего одной недели администрация Трампа назвала Россию «державой-противником», ввела санкции против близкого соратника Путина и приняла решение предоставить Украине противотанковое оружие, которое должно помочь украинской армии в борьбе против поддерживаемых Москвой ополченцев.


Все это представляет собой серию антироссийских мер, сопровождающихся ужесточением риторики со стороны Госдепартамента касательно дестабилизирующей активности Москвы на востоке Украины и обвинениями со стороны Пентагона в том, что Россия умышленно нарушает соглашение о деконфликтизации в Сирии.


Эта серия мер в очередной раз подчеркнула решительный отказ от концепции более теплых, сотруднических отношений с Россией, к которым президент Дональд Трамп призывал в период предвыборной кампании и в самом начале своего президентского срока.


Теперь, когда Трамп приближается к концу первого года своего президентства, реализации его планов препятствуют несколько факторов. На внутриполитической арене реализации его планов мешает продолжающееся расследование вмешательства России в президентские выборы 2016 года, а также широко распространенное недоверие по отношению к России и ее действиям в киберпространстве среди представителей разведывательного сообщества, Пентагона, дипломатов и конгрессменов.


«Довольно конфронтационная»


Тех соратников Трампа, которые выступали за налаживание отношений с Москвой, уже выдворили из Белого дома. А должности в администрации, связанные с национальной безопасностью, теперь занимают люди — в том числе на уровне Кабинета, которые придерживаются более осторожных и традиционных позиций в отношении России.


«Прошел уже год, и, по всей видимости, мы, наконец, определились с политикой по отношению к России, и эта политика выглядит довольно конфронтационной, — отметил Мэтт Рожанский (Matt Rojansky), директор Института Кеннана при Центре Вильсона. — Это определенно не та политика, которую можно было бы ожидать от Трампа-кандидата. Думаю, что даже русские понимают, что сейчас сближение больше не обсуждается».


Более того, по словам Рожанского, множество признаков указывает на вероятный рост напряженности в отношениях в 2018 году. «Драма ожидает нас впереди», — сказал он.


Госдепартамент объявил о решении предоставить Украине мощное оборонительное оружие 22 декабря, спустя всего несколько дней после заявления администрации о том, что она готова разрешить Украине купить у американских производителей стрелковое оружие.


В тот же день Пентагон обвинил Россию в умышленном нарушении соглашения, призванного предотвратить столкновения в небе над Сирией, сославшись на недавний инцидент с американскими истребителями F-22 и российскими Су-25.


«Россия демонстрирует неспособность согласовывать действия в сирийском воздушном пространстве. Некоторые из этих инцидентов произошли вовсе не по ошибке», — заявила представитель Пентагона Дана Уайт (Dana W. White). Министр обороны США Джеймс Мэттис сообщил репортерам, что «я не жду безупречности, но я также не хочу видеть опасные маневры».


Решение отправить оружие Украине, к которому долгое время призывали украинские лидеры и которое поддерживали многие члены Конгресса, было принято на фоне роста интенсивности столкновений между солдатами украинской армии и поддерживаемыми Россией сепаратистами. В субботу, 23 декабря, заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков сказал, что, приняв такое решение, США «толкают [Украину] к новому кровопролитию».


«США в определенном смысле переступили черту, — заявил Рябков. — В любом случае, американское оружие способно привести к новым жертвам в соседней с нами стране, к чему мы не можем оставаться равнодушными».


В своем заявлении Госдепартамент подчеркнул, что эта помощь — которая, по словам одного чиновника, будет включать в себя противотанковые ракетные комплексы «Джавелин» — «носит исключительно оборонительный характер» и что США продолжают придерживаться Минских соглашений, призванных способствовать урегулированию конфликта.


«Источник насилия»


На прошлой неделе представитель Госдепартамента Хизер Науэрт (Heather Nauert) отметила, что во всех проблемах виновата только Россия.


«Россия и ее агенты являются источником насилия на востоке Украины, — заявила Науэрт 19 декабря. — Правительство России продолжает укреплять активный конфликт и гуманитарный кризис посредством руководства и снабжения вооруженных формирований на местах, а также прямого контроля за марионеточными органами управления».


Спустя день администрация объявила о введении новых санкций против троих россиян и двоих чеченцев, включая Рамзана Кадырова — лидера республики Чечня и близкого соратника Путина — в связи с нарушениями прав человека.


В ответ на это спикер нижней палаты российского парламента Вячеслав Володин пригрозил США ответными мерами. «Принцип взаимности будет соблюден», — процитировало слова Володина информационное агентство ТАСС.


В понедельник, 18 декабря, была обнародована Стратегии национальной безопасности США, в которой говорится, что Россия хочет создать мир, противоречащий американским ценностям и интересам, а также ослабить влияние Вашингтона на международной арене и «отделить нас от наших союзников и партнеров».


Этот документ официально закрепил такой внешнеполитический курс, который является полной противоположностью предложенной Трампом политики налаживания более теплых отношений с Россией.


Путин назвал эту стратегию «агрессивной» и добавил, что Россия примет ее во внимание.


Между тем, когда Трамп выступал с речью, в которой он озвучил основные пункты новой стратегии, он не стал упоминать о вмешательстве России в американские выборы, хотя в документе содержатся строки, в которых Россия обвиняется в этом вмешательстве. Вместо этого он сделал акцент на своем дружеском телефонном разговоре с Путиным.


Этот контраст стал очередным свидетельством борьбы внутри администрации, которая длится уже целый год, как сказала Анджела Стент (Angela Stent), директор Центра евразийских, российских и восточноевропейских исследований и профессор Джорджтаунского университета.


По словам Стент, «то, что мы наблюдали в течение всего этого года, — это результат политики, с одной стороны, президента Трампа, который хочет наладить гораздо более близкие отношения с Путиным, с другой стороны, министра обороны Джеймса Мэттиса (James Mattis), советника по вопросам национальной безопасности Г.Р. Макмастера (H.R. McMaster) и госсекретаря Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson), которые придерживаются «довольно жесткой линии».


Тиллерсон, который хорошо знает Россию, поскольку он долгое время был главой ExxonMobil там, изложил трехцелевую стратегию выстраивания отношений с Москвой, которая предполагает отпор России там, где это необходимо, сотрудничество с ней там, где это соответствует интересам США, и совместную работу ради стратегической стабильности.


Госдепартамент провел ряд переговоров с российскими чиновниками, чтобы перевести отношения между странами на более прочную основу после выборов и чтобы снизить напряженность, увеличившуюся после захвата ими дипломатической собственности друг друга. Представитель Госдепартамента отказались прокомментировать ситуацию.


«Мне кажется, они начинают понимать, что добиться чего-то от России очень сложно, — сказала Стент. — А россияне до сих пор не уменьшили интенсивность той своей деятельности в киберпространстве», которую они вели в предвыборный период.


В ходе своего выступления, посвященного новой Стратегии национальной безопасности, Трамп заявил, что Путин поблагодарил его за предоставление разведданных, касавшихся готовящегося теракта в Санкт-Петербурге. По словам Трампа, сотрудничество — это «замечательная вещь», и «так все и должно работать».


Однако, судя по всему, в ближайшее время так работать не получится. «Я не могу сказать, отказался ли президент от своего убеждения, что мы должны сотрудничать с Путиным, — отметил Рожанский. — Однако его администрация, несомненно, не стала делать это сотрудничество центральным звеном своей внешней политики».