В среду, 20 декабря, премьер-министр Грузии, Георгий Квирикашвили встречался с оппозиционными парламентариями. Общения с депутатами прошли в довольно бурной атмосфере с сопровождающимися сквернословиями. Один из вопросов, острый и актуальный, касался задействования Рокского тоннеля, как одной из магистральных артерий для грузоперевозок из России в Армению. Как повлияет уступка грузинской стороны на ситуацию в регионе и не окажется ли так, что наша власть приложила свои усилия для нового витка неприятностей, которые могут оказаться катастрофическими для безопасности и государственности Грузии. По этим и другим вопросам «Грузия online» предлагает интервью с дипломатом и экспертом Николозом Вашакидзе.


«Грузия online»: На встрече с парламентариями, премьер-министру Квирикашвили был задан вопрос о передвижении грузов через Рокский тоннель в южном направлении, очевидно, в Армению. Не исключено, что в будущем, возможно, также будет задействован абхазский участок ж/д Грузии. Было также сказано, что новый вариант соглашения не противоречит Соглашению 2011 года, но мы не знаем, какие внесли изменения, не было никакого публичного обсуждения или заявления. Ощущение, что нас постепенно, без большого шума хотят затащить в Евразийский Союз, как бы разыгрывается крымский вариант. Как это все отразиться на независимости и суверенитете Грузии?


Николоз Вашакидзе: В условиях отсутствия полной информации, сложно говорить на эти темы конкретно и безапеляционно. Скажу только то, что знаю точно. Главным посылом грузинской стороны при заключении Соглашения от 2011 года было максимально оградить свои суверенитет и территориальную целостность в условиях недвусмысленного давления на нас со стороны международного сообщества, с целью открыть дорогу Российской Федерации в ВТО. Можно сказать, что в результате длительных и напряженных переговоров это в принципе удалось сделать. Вот суть всей истории с данным соглашением. Никто не заключал его с целью открытия транспортных коридоров сквозь оккупированные территории. Этой цели просто не ставилось. Если кто-то хочет представить дело таким образом, то это иначе как манипулированием не назовешь.


Теперь поконкретнее о возможном открытии таких транспортных коммуникаций. Такой вариант развития событий может иметь только негативные последствия для Грузии и для региона в целом. Особенно это касается железной дороги. Политически это будет означать согласие Грузии с так называемыми «новыми реалиями», как их называет МИД РФ. Юридически это неизбежно окажется тяжелым ударом по нашему суверенитету и территориальной целостности, т.к. на оккупированных территориях коммуникации должны функционировать в определенном юридическом поле. Разумеется, у меня нет никаких иллюзий насчет того, что РФ или сепаратисты согласятся на распространение грузинских законов и регуляций на участки коммуникаций, расположенные на оккупированных территориях.


И наконец, самый опасный — военно-политический аспект. Более или менее компетентный эксперт вам скажет, что в частности, железная дорога через оккупированную Абхазию, остальной грузинский участок и дальше в Армению, серьезной экономической нагрузки не имеет. По существу, единственное ее назначение в нынешних условиях — обеспечение поставок военных грузов на территорию Армении для российской военной базы и Вооруженных сил Армении. Появление такого феномена таит в себе огромную опасность. Дело в том, что на полках ФСБ и Генштаба ВС РФ всегда лежал и будет лежать вариант развязывания масштабной войны между Азербайджаном и Арменией. Но на этот вариант РФ может пойти только при наличии возможности гарантированного, свободного снабжения обеих сторон вооружением, так как только в таком случае Россия может спокойно регулировать конфликт по своему усмотрению, как регулируют температуру воды в смесителе с помощью двух кранов с холодной и горячей водой. Сегодня такая возможность у России есть только в отношении Азербайджана, но в отношении Армении нет. Это значительно снижает риск большой войны на Кавказе. Как только откроется такая возможность в отношении Армении, можно будет с уверенностью сказать, что шансы начала войны весьма высоки, и она зависит только от того, когда в Москве это сочтут нужным.


Излишне говорить в какое положение это поставит Грузию. В таких условиях избежать вовлеченности в конфликт будет практически невозможно. Исходя из особенностей геополитического мышления Москвы, она использует эту войну для гарантированного и прямого закрепления своих позиций в регионе. Следует предположить, что это выльется в расчленение и слом Грузии, как флагмана идеи государственности в регионе, и в перераспределение части ее территорий соседям, что на неопределенный срок похоронит перспективу мирного развития, сотрудничества и договороспособности на Южном Кавказе, вырисовывая необходимость наличия «смотрителя» в лице России. Так что, если откроется железная дорога, я могу только посоветовать тем, кто может, поскорее укладывать чемоданы.


— В последние дни, в соцсетях активизировали требования апсуа-абхазов к грузинам: 1. Не применять словосочетания «оккупированные территории», это неприемлемая для них формулировка или, в крайнем случае, заменить каким-либо иным, более нейтральным термином, чтобы не мешало нормализации отношений — так они аргументируют свои требования. 2. Оформить соглашение о ненападении между Абхазией и Грузией (между Грузией и Цхинвальским регионом/ т.н.Южной Осетией). Для некоторых наших соотечественников это незначительные изменения или уступки. Такие уж безобидные требования?


— Должен прямо сказать — нормализация отношений с абхазами и осетинами в условиях российской оккупации это зловредный миф. Она в данной ситуации невозможна в принципе и миф этот может использоваться и используется только для подрыва позиций Грузии, что мы наблюдаем и в данном случае. Единственное, чего может добиться Грузия в этот сложный период — сохранить юридически непорочными наши суверенитет и территориальную целостность, и максимально высветить на международной арене людоедскую сущность российского империализма, абхазского и осетинского сепаратизма, на примере конкретных, массовых и ужасных преступлений, совершаемых ими. Этой линии надо следовать четко и недвусмысленно, чтобы быть в максимально выигрышной позиции, когда условия для восстановления территориальной целостности созреют, а также исходя из солидарности и уважения к многочисленным жертвам империализма и подкармливаемого им сепаратизма.


— Россия перманентно держит Грузию в напряжении, и это неудивительно в такой ситуации. К тому же, время от времени наносит точечные атаки, направленные на нашу государственность, чтоб еще больше ее расшатать. Как показали последние три десятка лет, с Россией очень тяжело вести переговоры, ей ничего не стоит, подписать соглашения, но затем грубо нарушить и выполнить так, как ей выгодно и как она считает нужной. Например, послевоенное Соглашение 2008 года, согласно которой РФ должна была вернуться на довоенные позиции, но сегодня ее войска стоят в Грузии, в 40 км от центральной трассы и постоянно протягивают т.н. границу, идет самовольная «бордеризация» с нарушением всех международных нормы. Как с этим быть?


— Разрушение грузинской государственности, а дальше и грузинской нации как флагмана идеи государственности на Южном Кавказе — давнишняя цель российского империализма. Именно поэтому с Россией никогда не удавалось договариваться, несмотря на все наши многократные усилия. О чем можно договориться с «партнером», который ставит целью твое разрушение? Так что, отвечая на ваш вопрос «Как с этим быть?», скажу, что, во-первых, надо это осознать, осознать эту неприглядную и жестокую реальность четко, просто и без прикрас. Осознать на национальном уровне и отсечь все иллюзии на этот счет. Осознав же, необходимо консолидировать общество перед лицом этой, главной, и других угроз и строить сильное и эффективное государство. В таком случае у нас есть будущее.


— Россия и подчиненные ей представители оккупированных территорий также требуют отменить закон Грузии об оккупированных территориях, они категорически против законного возвращения беженцев, более того, требуют от этнических грузин поменять национальность на абхазскую и т.д. Список солидный. Нужно ли Грузии учесть эти требования или отстаивать свою позицию?


— Сепаратистские и оккупационные режимы погрязли в преступлениях и человеконенавистнической идеологии. Не надо обманываться — согласия на возвращение беженцев они никогда не дадут. Все грузинское они будут выкорчевывать методично и безжалостно. Груз совершенных ими преступлений иного пути им просто не оставляет. Следовательно, не имеет смысла уговаривать их возвращать беженцев, намекая на какие-то уступки и тем самым, ставя себя в дурацкое положение. Есть только один путь — методично работать над созданием таких внутренних и международных условий, которые заставят их согласиться на возвращение беженцев и признание территориальной целостности Грузии. Это нелегкий путь, но другого пути нет. Все остальное — иллюзии, дым и обман.


— 12 — 13 декабря состоялись очередные Женевские переговоры, но без особых результатов. Как можно улучшить, какие изменения нужно внести или наоборот, исключить из формата, чтобы встречи стали результативными?


— Единственный результат Женевских переговоров вообще — это их наличие. Большего здесь быть не может. Это единственные многосторонние международные переговоры, которые мы ведем с Россией, после войны 2008-го года, подчеркивая этим самым, что мы находимся в состоянии перемирия и не ведем боевых действий. В этом единственная ценность данного формата. За его наличие Россия в свое время затребовала определенную цену — участие в них сепаратистов и добилась своего. С тех пор эта вынужденная трагикомедия продолжается по сей день. У меня нет предложений насчет того, как эти переговоры сделать результативными. Сомневаюсь, чтобы они реально у кого-нибудь были.


— После оккупации Крыма и последующих активных боевых действий РФ против Украины, наши проблемы оккупированных Россией территорий как бы отошли на задний план, стали менее обсуждаемыми на международных площадках. Мы недостаточно работаем или почему?


— Мы недостаточно работаем. Однозначно!


— Возможен прямой диалог с абхазами и осетинами, без посредников?


— Я принципиально против такого этнического подхода. Именно он и привел в свое время к этническим чисткам и дальнейшему закреплению нацистской идеологии и практики на оккупированных территориях. Вопрос должен решатся не на принципах эксклюзивных прав каких-то этнических групп, а на основе международного права, демократических норм и прав человека, гарантом которых выступает грузинское государство как полноправный член международного сообщества и международных демократических институтов, которое имеет обязательства перед международным сообществом об обеспечении верховенства закона и прав человека на всей своей территории, независимо от этнической, религиозной, расовой или любой другой принадлежности.