Если Россия хочет успеха Конгресса национального диалога Сирии, который должен состояться в конце следующего месяца с участием сотен приглашенных, в том числе старших офицеров разведки Башара Асада, то она должна согласиться с ролью наблюдателей постоянных членов Совета Безопасности на этом конгрессе, а также перестать настойчиво выступать против требований оппозиции, которая не упоминает Башара Асада и считает необходимым исключить его участие с самого начала переходного этапа. Ей следует также помнить своё предыдущее заявление о том, что этот конгресс не нанесёт ущерб переговорам в Женеве, которые проводятся на основе резолюция № 2254.


До сих пор, несмотря на ротацию международных делегатов, последним из которых является Стаффан де Мистура, не было достигнуто абсолютно никакого прогресса, и эта арабская страна — Сирия, была полностью оккупирована во всех смыслах этого слова. Предполагается, что с помощью своих военных баз, Москва положит конец иранскому присутствию в этой арабской стране во всех его формах, которые были использованы иранцами в Дамаске и других районах. Это присутствие можно сравнить только с израильскими поселениями на оккупированном Западном берегу.


Министр обороны России Сергей Шойгу, практически являющийся военным правителем Сирии, заявил, что российское присутствие в этой арабской стране сохранится, две российские военные базы в Хмеймиме и Тартусе будут расширены. Таким образом, когда появляется информация, подтверждающая наличие сорока других опорных пунктов на территории Сирии, Москва не должна приветствовать появление партнера в оккупации, а значит, Иран должен покинуть эту страну, тем более что ее присутствие может вызвать опасения израильтян и спровоцировать их ответную реакцию.


Очевидно, что причиной настойчивости России в вопросе о политическом выживании Башара Асада является необходимость сохранения этих военных баз. Это означает, что в любом случае Сирия, возможно, останется оккупированной в оставшиеся годы этого столетия, и оппозиция должна это использовать для манёвра, а не из лучших побуждений. Также важно то, что Владимир Путин постепенно продвигается к женевскому процессу, признающему принцип «переходного этапа», который должен положить конец правящему режиму и начало плюралистической и демократической системе, и что Сирия должна остаться единой для всех ее граждан, независимо от их происхождения, национальной и религиозной принадлежности.


Однако при всём этом очевидно, что Россия будет придерживаться своей позиции, поскольку хочет, чтобы конгресс в Сочи закрепил ее достижения и помог избавиться от оппозиции. Она доставляет слишком много головной боли для Москвы, поэтому ее следует заменить на более «ручную» оппозицию, которая будет более лояльна по отношению к правящему режиму, чем предана своим интересам, а также благосклонна к присутствию в стране российских военных баз, министру обороны России Сергею Шойгу и даже российской разведке.


В конце концов, россияне должны осознать, что выживание этого режима возможно, но ничем не гарантируется, даже если его продолжат защищать базы в Хмеймиме и Тартусе, 48 тысяч российских офицеров и солдат, более сорока различных опорных пунктов и иранские ополчения.

 

Некоторые полагают, что численность сотрудников Корпуса стражей исламской революции, членов шиитских ополчений и ливанской «Хезболлы» в Сирии превышает 150 тысяч человек.


Таким образом, сохранение Башара Асада у власти вообще невозможно, и даже если это случится, то, безусловно, будет означать начало новой вооруженной революции, которая будет гораздо масштабнее революции 2011 года. Правда состоит в том, что если это произойдет, а это обязательно произойдёт, Путин должен будет понять, что сохранение российских баз на территории Сирии будет расцениваться как одно из семи чудес света.