Во вторник в Ново-Огареве под Москвой Александр Лукашенко и Владимир Путин пересеклись, видимо, последний раз в уходящем году. Двусторонние отношения ныне не так напряжены, как это было год назад.


Напомню, ровно год назад, тоже 26 декабря, саммиты ЕАЭС и ОДКБ в Санкт-Петербурге прошли без белорусского президента. Тот демонстративно проигнорировал мероприятия, по сути сорвал торжество подписания Таможенного кодекса ЕАЭС, поскольку находился в клинче с Кремлем по нефтегазовым вопросам.


Лукашенко вместе с президентами Азербайджана, Армении, Казахстана, Киргизии, Молдавии, Таджикистана и Узбекистана побывал в резиденции российского коллеги на неформальной встрече глав государств СНГ.


Вряд ли в таком формате у Лукашенко и Путина была возможность обстоятельно обсудить деликатные вопросы. Они переползают в новый год.


Почем будет газ после 2019-го?


После апрельского примирения двух президентов Россия возобновила поставки нефти под завязку (24 миллионов тонн в год), а также дала скидку на газ на 2018 и 2019 годы.


Но скидка не так велика, как хотелось бы Минску (в будущем году предстоит платить 129 долларов за тысячу кубометров, в 2019-м — 127). Вдобавок нужна ясность на потом.


«Ведем переговоры с Россией по формуле ценообразования на газ, как методология будет заложена на 2020 — 2024 годы, чтобы к 1 января 2025-го прийти к единому рынку газа», — сообщил заместитель премьер-министра Белоруссии Владимир Семашко на совместном заседании двух палат Национального собрания 20 декабря.


По мнению белорусской стороны, стоимость газа на границе должна быть примерно такой же, как в близлежащих регионах России. Но «пока у нас цена газа с коэффициентом 2,08, то есть в два раза выше», пояснил Семашко.


По некоторым высказываниям белорусских официальных лиц можно сделать вывод, что Минск не вполне уверен в готовности России создать единые рынки энергоносителей в ЕАЭС хотя бы к 2025 году. Потому что для Москвы это потеря прибылей. Так что вокруг цены на газ партнеры сломают еще немало копий.


Да и с нефтью не так все просто. Нефтегазовая война 2016-2017 годов (последняя по счету, но последняя ли в принципе?) показала, что Москва по-прежнему не брезгует использовать сокращение поставок нефти как рычаг давления на Белоруссию.


«Гулящая жена» и суд над авторами РЕГНУМАа


Да уж, «дело РЕГНУМа» (суд над авторами российского агентства, обвиненными в разжигании национальной вражды, продолжается) превратилось для белорусского руководства в непростую задачку.


Авторов РЕГНУМа взяли год назад, когда отношения с Кремлем были в острой фазе. Минск таким образом показал зубы, готовность давать отпор агрессии в информационной сфере.


Но пока попавшие под раздачу регнумовцы куковали в СИЗО, Лукашенко с Путиным замирились. И потому выносить сейчас слишком жестокий приговор вроде как не комильфо. Но и проявить гнилой либерализм (по сути признать, что зря год мариновали этих писателей за решеткой) Минск тоже не может.


Да и проблема великодержавных наездов московских СМИ на Белоруссию не рассосалась.


На недавнем съезде ученых в Минске Лукашенко пожаловался, что с российской стороны его долбают, в частности, за мягкую белорусизацию. Этот процесс, между прочим, вызывал особое раздражение и у авторов РЕГНУМа.


«Мне что, германизацию здесь устроить?» — риторически возмутился Лукашенко. И для смягчения добавил: «Это не мнение российского народа и даже не руководства России. Это отдельные деятели и заказуха, как недавно мне откровенно сказал президент России здесь, в Минске».


Из этого пассажа можно сделать вывод, что вопрос о наездах российских СМИ Лукашенко поднял в разговоре с Путиным, когда тот прилетал в Минск на саммит ОДКБ 30 ноября.


И, скорее всего, объектом жалобы стал конкретный выпуск ток-шоу НТВ «Место встречи», вышедший в эфир 27 ноября. Ведущая этой передачи назвала Белоруссию гулящей женой, имея в виду курс Минска на нормализацию отношений с Западом, участие в Восточном партнерстве Евросоюза. Ну разве не обидно?


Российский президент, как видим, дипломатично отмахнулся, списал все на происки неких таинственных заказчиков. Но ведь степень управляемости федеральных российских СМИ такова, что стоит Путину цыкнуть — и никто на союзника слова плохого не скажет. А если покусывают — значит, или установка такая (держать минского партнера в тонусе, чтобы не баловал), или как минимум Кремль смотрит на это дело сквозь пальцы.


Если взять проблему шире, то белорусское руководство не знает, как по-настоящему противостоять идеологической экспансии «русского мира». Он в огромных дозах проникает в сознание белорусов через чисто российские и гибридные телеканалы.


Показательны только что обнародованные данные исследования, которое провел в 2016 году Информационно-аналитический центр при Администрации президента Белоруссии. Самыми любимыми каналами белорусских зрителей оказались «НТВ-Беларусь» и «РТР-Беларусь». ОНТ (также использующий российский контент) — на третьем месте, «Беларусь-1» — только на пятом, после российского ТНТ. А среди любимых сайтов белорусов первые два места занимают российские социальные сети «Одноклассники» и «ВКонтакте».


Посадками проимперских публицистов и блокировкой ресурсов эту проблему не решишь. А работать более тонкими инструментами белорусские государственные идеологи почти не умеют.


Заполучить лояльность Кремля перед выборами


В 2018 году стороны должны определиться с судьбой двух российских военных объектов на территории Белоруссии после 2020 года, когда истекает 25-летний срок аренды недвижимого имущества и участков. Решение о продлении/непродлении аренды по договору положено принять за два года до истечения его действия. Речь идет об узле связи ВМФ России в районе Вилейки и РЛС «Волга» под Ганцевичами.


Теоретически Лукашенко может на этой почве пощекотать нервы Путину, но вряд ли станет рисковать. Другое дело, что Минск может попробовать снова заключить какое-нибудь выгодное пакетное соглашение, как это было в 1995-м, когда Лукашенко уговорил Бориса Ельцина под эту марку списать газовый долг почти в миллиард долларов.


Но Путин не Ельцин, и Лукашенко понял это давно. В марте следующего года действующий президент России наверняка без проблем переизберется на очередной срок, а вот белорусскому президенту предстоят новые выборы в 2020 (вариант — в 2019) году.


В Ново-Огареве Лукашенко выразил надежду, что политическая борьба на предстоящих выборах президента России не будет острой и драматичной. Это был такой завуалированный реверанс перед Путиным: мол, серьезных соперников у вас, Владимир Владимирович, нет.


Лукашенко будет важно заполучить лояльность Путина перед своей электоральной кампанией. А это не такая уж простая задача.


В отношениях между Минском и Москвой много конфликтогенов. Например, уже после апрельского примирения черная кошка пробежала между двумя президентами во время учений «Запад-2017», когда сшибка амбиций помешала им встретиться на одном полигоне.


И сейчас гарантий мира в двусторонних отношениях нет. Вдруг Кремлю не понравится какой-нибудь внешнеполитический фортель союзника, показавшего после Крыма определенную строптивость нрава? А вдруг Путин (особенно если конфликт Москвы с Западом будет крепчать) снова надумает разместить в Белоруссии авиабазу или свои «Искандеры»?


На неформальной встрече Лукашенко воспользовался случаем, чтобы заверить: Белоруссия солидарна с позицией России по Сирии и Иерусалиму.


При этом независимым наблюдателям очевидно, что внешнеполитические интересы Москвы и Минска по ряду позиций объективно расходятся. Белорусское руководство заинтересовано укреплять отношения с Европой, США, дружить с Украиной, эксплуатировать нишу миротворчества — и вовсе не хочет втягиваться в холодную войну между Россией и Западом.


Но в Москве этих виляний не любят (помните образ гулящей жены?), и потому вероятность огрести от Кремля всегда будет достаточно высокой.