Нежелание признавать «европейскую принадлежность» Украины, как основание для ее возможного вступления в ЕС, не должно вызывать страусиную политику Брюсселя.


Среди 12 внешнеполитических приоритетов ЕС, которые обнародовала Верховный представитель Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини, не нашлось места конфликту на Донбассе. Также среди дюжины приоритетов нет отношений с Россией.


Внешняя политика ЕС формируется на основе консенсуса, причем наибольшее в мире объединение прав и свобод стремится демонстрировать свою привлекательность. Однако турбулентный мир заставляет госпожу Могерини первым пунктом вспомнить перезапуск ЕС с акцентом на вопросы обороны.


Общая политика относительно статуса Иерусалима, сотрудничество с Африкой в вопросе миграции вряд ли вызовут сопротивление в различных странах ЕС. Европейская интеграция Балкан, учитывая членство в ЕС Словении и Хорватии, также является логическим приоритетом.


Однако отсутствие решения конфликта на Донбассе (самого мощного на континенте в течение 20 последних лет) среди внешнеполитических приоритетов ЕС — серьезная ошибка, ведь эскалация напряженности на востоке Украины может нести угрозу стабильности многих стран Евросоюза.


Нежелание признавать «европейскую принадлежность» Украины, как основание для ее возможного вступления в ЕС, не должно вызывать страусиную политику Брюсселя.


Отсутствие отношений с Россией среди внешнеполитических задач, которые Могерини берет с собой из 2017 в 2018 год, по-моему, свидетельствует прежде всего о внутренней дискуссию внутри Европейского Союза между сторонниками возвращения к business as usual с Кремлем и их оппонентами, апеллирующих к европейским ценностям. Эта дискуссия будет продолжаться в течение всего 2018 и получит мощный импульс во время январской сессии ПАСЕ.