Империя зла, авторитарный путинский режим или империя братьев славян, борец за более справедливый многополярный мир, добрый мишка — у современной России много имен. Известный российский политолог армянского происхождения Каринэ Геворгян описывает эту страну, где вскоре состоятся президентские выборы, без излишней демонизации. Она говорит о суверенитете, демократии, Путине, гомосексуалистах, ядерном оружии и других явлениях.


«Путинская элита пошла по пути укрепления суверенитета России. Путин — либерал. Он боготворит свободные порядки, которые царят в Германии или Чехии. Как человеку они ему близки. Однако он не идиот, а большой прагматик, который политически играет в своеобразную игру патриотов. Это выбор между жизнью и смертью», — утверждает в интервью ParlamentníListy.cz политолог Карин Геворгян, которая занимала высокие посты в российском государственном аппарате, а с 2007 года возглавляет отдел «Политика» в журнале «Восток».


По поводу пропаганды у нее ясная позиция: «У меня превосходное образование, поскольку меня воспитывали как борца идеологического фронта, у которого нет права на проигрыш. Против лживой пропаганды у нас есть система контрпропаганды. Единственное, что в ней запрещено, — это ложь. Нужно говорить правду, пусть и не всегда всю до конца».


Глобализация и Россия


В качестве политолога Геворгян глубоко изучала феномен глобализации. «Слово глобализация обрело популярность после распада СССР. Сначала я спрашивала себя, не происходит ли перманентной троцкистской революции? В 1972 году Римский клуб обнародовал доклад „Пределы роста", а я в своих работах рассматривала вопрос о пределах и границах глобализации. Это в первую очередь экономический термин, и речь идет о глобализации труда и капитала. В своем социокультурном смысле это философия постмодернизма, а в политической сфере — ясный процесс, который заключается просто в сокращении суверенитета государства. Чехословакия разделилась мирно и без проблем, однако вместе с тем ограничился ее суверенитет. В рамках Европейского Союза сократился суверенитет Германии, Франции и всех остальных», — говорит политолог.


По ее словам, глобализация началась с распада Советского Союза. «В нем существовала плановая система. С распадом СССР победил либерализм и свободный рынок, а это была главная система США. С тех пор Соединенные Штаты являются доминирующей над миром державой. Одни считают, что это хорошо, другие — что плохо, а я воспринимаю это как факт. У капитала в мире не осталось границ. В условиях глобализации человек рассматривается как „гомо экономикус". Как я уже сказала, на земном шаре главным глобализатором стали США, но и они поняли, что являются жертвой. Их ресурсы рассредоточились по всему миру, поэтому Трамп пересматривает эту политику», — подчеркивает Геворгян.


Завоевание территорий


Что касается необходимости в большем суверенитете для России, политолог дает еще одну тему для размышлений. «С моей точки зрения, Гитлер был наивным человеком. Даже если бы он завоевал все эту огромную территорию вплоть до Дальнего Востока, он не знал, как ее удержать», — говорит Геворгян и добавляет к аргументу о том, что Гитлер хотел, чтобы там на него рабски работали чехи, русские и другие народы, следующее: «Отвечая на слова Олбрайт об огромных природных богатствах Сибири, американский демократ Линдон Ларуш заявил что-то вроде: „Забудьте об этом. В Сибири никто, кроме русских, жить и работать не сможет". Во время жутких нацистских экспериментов над людьми русские выдерживали на морозе намного дольше, чем, к примеру, норвежцы, которые тоже привыкли к суровым северным условиям».


Однако, по словам политолога, не стоит бояться российской агрессии, от которой предостерегают европейские и американские СМИ, а также некоторые аналитические центры. Геворгян говорит об этом прагматично и без всяких эмоций: «России нужна не бедная, а богатая Европа, чтобы в нее можно было продавать газ и нефть. России не нужна ни Чехия, ни Словакия, ни Польша, ни Прибалтика, потому что если бы мы вас оккупировали, нам пришлось бы вас кормить и продавать вам газ по внутренним ценам. А мы этого не хотим», — объясняет она.


Путин и Дугин


Мы сидим в одном кафе в районе Смихов в Праге, и из госпожи Геворгян вырывается цунами из собственных воззрений о России и мире. «Я не очень хорошо знаю российского президента. Я знаю, что он любит детей и животных. Однако Путину пришлось инициировать процесс ресуверенизации России. Не то чтобы он этого очень хотел, однако обстоятельства того потребовали. Нынешняя популярность Путина и тот факт, что, скорее всего, он будет снова избран президентом России, связаны с тем, что россияне хотят продолжать процесс укрепления суверенитета страны, чем Путин и занимается. Я ездила на жигулях по России и проводила на местах социологический опрос, который подтвердил мои предположения. Кстати, ресуверенизацией занялись и другие страны. Ведь как иначе объяснить „Брексит" или избрание Дональда Трампа американским президентом».


Что касается национализма, то Путина долгое время поддерживал «отец идеи современной консервативной революции» Александр Дугин. Его философия заключается в объединении всех националистических, антилибералистских и антиамериканских течений в одно мощное евразийское движение. «В России он не столь популярен, как вы тут думаете. Он не главный идеолог Кремля и Путина, как пишут во всех зарубежных газетах. Его книги я читала уже давно. Он является членом элитарного, тоталитарного и сектантского кружка, поэтому в народе он не пользуется ни доверием, ни популярностью. Россияне — большие индивидуалисы и объединяются в коллектив только в случае внешней, а не внутренней, угрозы для жизни. Моя тетя была до крайности индивидуалистской, но во время блокады Ленинграда собирала в комнате на 40 квадратных метрах всех родственников, друзей и соседей, которые приносили каждый свою еду. И так все выжили. Когда блокада закончилась, все снова предпочли индивидуализм. Так у нас принято». Чешский перевод книги Дугина «Великая война континентов» был конфискован во время обыска в квартире Адама Бартоша и в офисе его движения «Национальная демократия».


Демократия и Россия


Кстати, одну из своих работ Геворгян посвятила демократии. Единственная ли это справедливая модель из возможных, или же существуют другие интересные системы? «Реальная демократия, по-моему, возможна в небольших обществах, а в больших государствах эта модель неэффективна. Некоторые обвиняют президента Путина в том, что после 2012 года он превратил авторитарный режим в тоталитарный. Однако на подобные мнения стоит отвечать фактами. Что такое тоталитаризм? Этот термин получил развитие в 20-х годах прошлого века, а потом его узурпировал Муссолини. „Мы создали Италию, а теперь начнем создавать итальянцев". Все подчинено тоталитарному государству — вся общественная и частная жизнь. Теперь то же самое делают украинцы. А что в России? Я часто принимаю участие в теледебатах, и никто меня не выгоняет. Я критикую внутреннюю политику Путина. Я отрицательно оцениваю то, до чего была доведена ситуация с Украиной и Донбассом. По-моему, это огромная ошибка. Но мне никто не закрывает рот, не обвиняет, не сажает в тюрьму. Меня выслушивают на ток-шоу в прайм-тайм».


Как утверждает Геворгян, демократия может привести к тоталитаризму. «Ведь Гитлер пришел к власти в демократической стране демократическим путем. Несмотря на демократический процесс, он создал тоталитаризм. В России на протяжении всей истории у правителей проявляются авторитарные или милитаристские черты. Россия — сильная страна, общество и язык. Русские постепенно выстроили собственную цивилизацию с оптимальной формой жизни, оборону территории и, к примеру, автократию с одним единственным лидером как последним гарантом прав граждан. Сначала эту роль играли цари, а теперь — президенты. Это не означает, что в стране не царит закон. Однако авторитаризм связан с исторической традицией всех цивилизаций, в том числе имперской и советской России», — утверждает российский политолог.


Атомные технологии


Весьма важной категорией, укрепляющей суверенитет любой страны, является ядерное оружие. Однако как военная, так и гражданская ядерная сфера являются своеобразным государством в государстве. Это корпорация внутри корпорации. По словам Геворгян, россияне в этих отраслях пользуются преимуществом: «Российская атомная энергетика и космические исследования шли по некапиталистическому пути. Они развивались в условиях социализма, поэтому россияне здесь впереди. Ведь даже американцы закупают российские двигатели. А сами произвести такие двигатели они не могут. В Советском Союзе в космических полетах акцент делался на надежность и упрощение систем. И то же самое русские делали в ядерной энергетике. В гражданской области американцам важно прежде всего заработать, поэтому они все стараются сделать дешево. Поэтому и на „Фукусиме" система безопасности оказалась плохой».


Геворгян считает, что Северная Корея получила ядерные технологии от Ирана, а ракетные — от Украины. «В России ракеты и двигатели разрабатывало много специалистов с Украины. Документация затерялась, а специалисты куда-то уехали. Американцы занимают весь четвертый этаж в СБУ (Служба безопасности Украины, местная контрразведка) в Киеве. Так что Трампу стоило бы заняться, прежде всего, собственными агентами и поинтересоваться, что они там делают», — намекает политолог.


Ненависть к гомосексуалистам


Сегодня в связи с Россией особенно часто интересуются отношением ее общества к гомосексуалистам. Якобы их там притесняют, травят и унижают. «У нас консервативное государство, а вы экспериментируете. Так идите с постмодернизмом вперед, а мы посмотрим, что у вас получится. И в России, и в Иране гомосексуалисты никак публично не пропагандируют свою сексуальную ориентацию. Однако их никто не обижает. Сексуальная сфера — частная жизнь каждого, — говорит Геворгян и продолжает: Когда о России стали говорить как о гомофобской стране, я поговорила со своими друзьями-гомосексуалистами. Кстати, то, что сегодня гомосексуалисты из Чечни жалуются на ограничение собственных прав, сами они считают отличной шуткой. Прежде бы они даже не пикнули».


А что же еще ей сказали друзья? «Они против того, чтобы сексуальная ориентация становилась достоянием общественности. Они не хотят быть в обществе меньшинством, не хотят быть особенными. Они хотят быть равноправными членами общества. В Москве, разумеется, есть клубы для гомосексуалистов. Однако этим они не хвастают и нигде об этом не трубят. Они не хотят демонстрировать свою гомосексуальность, как товар на витрине. Кстати, все эти гей-парады на Западе проводят в основном гетеросексуалы».


Ислам в мире


В 1979 году Геворгян работала переводчиком в Кабуле, а потом стала редактором в главной редакции восточной литературы в издательстве «Наука». «С определенной точки зрения исламизм явился мусульманским ответом на глобализацию. Халифат „Исламского государства" (запрещенного в России, — прим. ред.) был продуктом глобализации, но в рамках ислама. Исламисты со всего мира съехались в Сирию и Ирак, добивались государства, желали смерти Запада и развивались. Они превратились в легенду, которая по-прежнему жива и перерождается. Одна журналистка, татарка, сопровождала беженцев, подружилась с ними, и они показали ей напечатанные указания юриста. Беженцы знают законы, знают, как вести себя в Германии и Англии. Некоторые едут в Европу, надеясь на реванш или возмездие», — рассказывает политолог.


Сейчас ситуация напоминает национальное смешение в России. «Российская цивилизация за свою историю поглотила множество других культур и народностей. Культура поморов в Архангельске довольно сильно отличается от культуры кубанских казаков. В Российской Федерации проживают и интегрированные мусульмане. А как была достигнута эта интеграция? Многие годы налаживались хорошие отношения, дружба. В имперской России у татар были равные с остальными права. Если русский убивал или грабил татарина или чеченца, его приговаривали к смерти. Однако такой приговор выносился нечасто. Ивана Грозного описывают кровожадным правителем, который держал под замком тысячи душ, но, к примеру, при Карле IX за одну только Варфоломеевскую ночь были убиты тысячи и тысячи людей. Однако Карла IX никто не выставляет подобным чудовищем», — добавляет Геворгян, подчеркивая, что православие всегда сотрудничало с российской империей, образуя с ним один ансамбль, играющий симфонию в общих интересах. Так происходит и по сей день.


Несмотря на то, что все мусульмане в России, по словам политолога, практически интегрированы в местное общество, есть группы, которые создают проблемы. «В Киргизии и Таджикистане существуют разные засекреченные движения, финансируемые мусульманскими фондами, и это проблема. Разумеется, некоторые идеи нетерпимости распространяются и в среде мусульман России. Сейчас мы обдумываем, что с этим делать», — заявляет порталу ParlamentníListy.cz энергичная женщина, которая родилась в 1956 году в Москве. В 1980 году она окончила Институт стран Азии и Африки при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова. В 1993 году стала экспертом Верховного совета России, а затем была экспертом Комитета по делам СНГ Государственной Думы России. В России Каринэ Геворгян пользуется репутацией авторитетного эксперта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.