В рамках визита в Китай с 8 по 10 января Эммануэль Макрон проведет встречу с Си Цзиньпином, который начинает новый пятилетний мандат с еще более сокращенным правительством. Отныне он будет руководить этой огромной страной вместе с Постоянным комитетом, который опирается на семь его верных соратников. Макрону предстоит встреча с лидером, который представил в сентябре 2013 года в Казахстане четкую и масштабную стратегию будущего развития Китая. В заслуги Си Цзиньпина можно записать тот факт, что он не согнулся под грузом огромных проблем, которые предстоит решать стране в ближайшие 20 лет, что могло бы подорвать его работу. Он рассмотрел их в позитивном ключе и собрал в рамках единого концептуального проекта, который перекликается с легендарным Шелковым путем и называется «Один пояс и один путь».


У Эммануэля Макрона в свою очередь имеются на руках весомые карты для того, чтобы придать импульс франко-китайским отношениям в обстановке напряженности между КНР и США в стратегическом, экономическом и технологическом плане.


Отношения США и Китая


Представив новую стратегию национальной безопасности 18 декабря 2017 года, Трамп отнес Китай в ту же категорию, что и Россию: он назвал обе страны «ревизионистскими державами» и «враждебными конкурентами», которые стремятся сформировать «несовместимый с американскими ценностями и интересами мир». «Китай и Россия бросают вызов власти, влиянию и интересам Америки, стремятся подорвать ее безопасность и процветание», — говорится в документе.


Что касается экономики, Трамп был избран благодаря обещанию «вновь сделать Америку великой» американским средним классом, который не хочет мириться со стагнацией своего уровня жизни и связывает эту ситуацию с утечкой национальной промышленности за границу, главным образом, в Китай, Канаду и Мексику. Он стал поборником экономического патриотизма и после вступления в должность заставил Канаду и Мексику внести изменения в соглашение о Североамериканской зоне свободной торговли. 1 июня 2017 года он заявил в Вашингтоне, что США, второй по значимости источник загрязнения нашей планеты, собираются выйти из парижского соглашения по климату, которое подписали в декабре 2015 года представители практически всех стран. 10 ноября 2017 года на ежегодном саммите АТЭС во Вьетнаме Дональд Трамп подтвердил решение отказаться от транстихоокеанского партнерства в пользу развития двусторонних отношений. Наконец, 1 декабря США официально проинформировали Всемирную торговую организацию, что не согласны с присвоением Китаю статуса рыночной экономики (это должно позволить им сохранить высокие таможенные пошлины для ряда китайских товаров).


Что касается технологической сферы, 14 августа Трамп распорядился начать следствие по условиям передачи американских технологий и защите интеллектуальной собственности в Китае.


Такое всестороннее давление вызывает раздражение в самых верхах китайского руководства, которое поделилось со мной своим возмущением по поводу основанной на двустороннем подходе и сделках международной политики. Но пусть китайцы и говорили о риске торговой войны, они все же предпочли польстить эго Трампа и вернуться в игру. В ходе первого визита в Китай 8 и 9 ноября тот подписал торговые соглашения на сумму в 253,4 миллиарда долларов.


Неравенство и качество жизни


Китай, самая густонаселенная страна мира, продемонстрировал беспрецедентные темпы экономического роста за последние 25 лет. По данным Всемирного банка, ВВП на жителя вырос с 1 000 долларов в 1990 году до 15 000 долларов в 2016 году. За этот период 700 миллионов китайцев удалось выйти из бедности. С 1980 по 2012 год доля китайцев, которые живут менее чем на 1,25 доллара в день, сократилась с 85% до 11%.


Как бы то ни было, столь впечатляющее экономическое развитие сопровождалось невыносимым для жителей больших городов загрязнением и тройственным ростом неравенства:


— между самыми богатыми и самыми бедными;


— между восточными прибрежными провинциями и западными континентальными регионами;


— между городами и деревнями.


Китайское руководство осознало, что сохранение этих проблем и неравенства тормозит экономический рост и делает его нестабильным. Поэтому с приходом к власти Си Цзиньпин активно принялся за исправление ситуации.


Хотя Китай все еще остается главным источником выбросов СО2 в мире, он стал лидером в возобновляемой энергетике с 1 398 ТВт в 2015 году, оставив далеко позади США (568 ТВт), Бразилию и Канаду. Глава КНР поставил цель довести долю возобновляемой энергетики до 15% национальной отрасли. Кроме того, Китай стремится как можно быстрее сократить зависимость от ископаемых энергоресурсов, хотя, по мнению экспертов, она продолжит расти вплоть до 2025-2030 года. В ноябре 2017 года я побывал с десятидневной поездкой в Китае, где мне удалось встретиться с теми, кто занимается новым «Шелковым путем» в Пекине, Сиане, Сямэне и Шанхае. Стремление Китая сократить воздействие на потепление климата и взять под контроль энергетику буквально бросается в глаза. В этом важнейшем вопросе Эммануэль Макрон сможет с легкостью добиться взаимопонимания и заложить основы сотрудничества с китайским лидером.


Что касается неравенства между богатыми и бедными, Си Цзиньпин ведет активную борьбу с коррупцией среди мелких чиновников, которая воспринимается населением как главная причина неравенства. Он неоднократно говорил о стремлении к «чистой партии и правительству». Всемогущий китайский лидер считает это «вопросом жизни и смерти для партии и страны».


«Один пояс и один путь» в свою очередь призван покончить с двумя другими неравенствами, то есть обеспечить развитие западных регионов с помощью выхода в Среднюю Азию и Европу, а также остановить уход людей из деревень.


Для успешной реализации этой тройной задачи в обстановке враждебной конкуренции с США Китаю необходимо побороть уязвимость в виде зависимости от энергоносителей и сырья (как промышленного, так и сельскохозяйственного). Запущенная властями инициатива также должна диверсифицировать источники импорта и повысить их надежность.


Зависимость от энергоносителей и сельхозсырья


В 2015 году Китай импортировал 60% необходимой ему нефти, 30% газа и 5,5% угля (является его главным импортером в мире, однако с тех пор сокращает объемы). 60% нефти все еще поступают с Ближнего Востока и из Африки.


Кроме того, на Китай приходится всего 10% имеющихся в мире сельскохозяйственных земель при более чем 20% мирового населения. КНР также является главным импортером сельскохозяйственной продукции. С учетом изменения потребления в связи с повышением уровня жизни (животные белки) потребности будут только расти, что создаст настоящую проблему продовольственной безопасности.


На сою и растительное масло приходится более половины закупок (в Китай идут 40% мировых продаж сои или даже 65%, если ограничиваться одними бобами, которые пользуются там особым спросом). В виртуальном плане, импорт примерно на 50% увеличивает площадь имеющихся у страны сельскохозяйственных земель. Китай модернизирует собственное сельское хозяйство, чтобы добиться самодостаточности в плане зерновых, а также вот уже десять лет проводит активную политику приобретения и аренды возделываемых земель по всему миру, в первую очередь на Филиппинах, в Индонезии, Лаосе и Африке (там у него имеется более 60 миллионов га).


Для обеспечения надежности этих жизненно важных поставок, Китай проводит политику диверсификации источников снабжения и путей доставки. Морской канал, на который в настоящий момент приходится 80% китайского импорта, играет огромную роль, но отличается большой уязвимостью.


Именно по этой причине Китай стремится создать «жемчужное ожерелье» и, более прозаически, сеть военно-морских баз. Его порты в Бирме и Пакистане напрямую связаны с Китаем и формируют два первых сухопутных маршрута нового «Шелкового пути».


Другой маршрут повторяет историческую карту «Шелкового пути». Он берет начало в Сиане, где побывает с визитом президент Макрон, а в 1974 году была найдена терракотовая армия в мавзолее императора династии Цинь. Этот путь проходит через Киргизстан и узбекские Самарканд и Бухару до города Мерв в Туркменистане, откуда одна его ветвь направляется в Турцию и Европу, а вторая — в Иран и на Ближний Восток.


Наконец, последний маршрут связан с железнодорожным и автомагистральным сообщением. Он тоже берет старт в Сиане и проходит через Синьцзян, Казахстан, Россию и Польшу, связывая тем самым Китай и север Европы. Так, 18 января 2016 года, после 18 дней в пути, 12 000 км и двух перегрузок, первый грузовой состав из Иу (провинция Чжэцзян) прибыл в лондонский пригород Баркинг.


Этот колоссальный инфраструктурный проект не только играет стратегическую роль, но и призван поспособствовать развитию всей западной части Китая с помощью ее открытости в сторону Средней Азии, Ближнего Востока, России и Европы. Как без устали напоминают китайцы, 1% ВВП инвестиций в инфраструктуру дает как минимум 1,5% дополнительного экономического роста в охваченных странах и регионах. Кроме того, американцы сейчас стремятся договариваться на двусторонней основе, тогда как китайцы нацелены на многостороннее сотрудничество с государствами, а также региональными и международными финансовыми институтами для финансирования этого гигантского проекта с помощью пула банков, чей капитал будет открыт для всех охваченных стран.


Технологические вопросы


Кроме того, президент Макрон хочет придать импульс развитию французской науки и исследований новых технологий, что не может не заинтересовать китайского лидера. Дело в том, что Китай испытывает огромную потребность в западных технологиях, особенно с учетом потенциального истощения их американского источника.


Наконец, перед Китаем, как и перед Францией, стоит проблема радикального ислама. В стране насчитывается от 60 до 100 миллионов суннитов (по данным Международного демографического центра Университета штата Сан-Диего, Китай насчитывает 65,3 миллиона мусульман, тогда как на сайте «Би-Би-Си» приводится число от 20 до 100 миллионов, то есть от 1,5% до 7,5% населения), которые проживают в основном на северо-западе (хуэй) и западе страны (уйгуры, казахи, таджики, дунгане). С 2013 года в Китае произошел целый ряд крупных терактов, главным источником которых стало уйгурское население. Китайские спецслужбы указывают на причастность Турции, которая могла облегчить джихадистам из Китая доступ в Сирию. Кроме того, Бирме, Пакистану и Узбекистану, через которые проходят маршруты шелкового пути, тоже приходится иметь дело с радикальным исламом.

 

Китай, как и Франция, является постоянным членом Совбеза ООН и присутствует (в финансовом, экономическом и, зачастую, военном плане) во всех ближневосточных и африканских театрах, которые напрямую затрагивают нашу безопасность и развитие. В частности, это касается Джибути, где новая китайская база способна разместить целую бригаду (от 7 000 до 10 000 человек).


Президент Макрон проведет встречу с лидером, который самым активным образом участвует в решении стоящих перед народом проблем, тогда как текущая геополитическая обстановка играет на руку Франции.


Таким образом, Эммануэлю Макрону и Си Цзиньпину предстоит обсудить целый ряд стоящих перед обеими странами вопросов: климат, возобновляемая энергетика, партнерство в научной, технической и торговой сфере, безопасность, в частности в связи с радикальным исламом на Ближнем Востоке и в Африке.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.