Это произошло в конце пятикилометровой дистанции. Один солдат останавливается на мосту прямо перед рекламным щитом банка Selbu Sparebank. Он снял лыжи и кричит, что упал и получил травму, может быть, повредил ногу. «He's such a big old pussy!» («Эта старая…!») — сухо говорит солдат из этой же группы.


Два других солдата помогают хромающему идти, дают ему воды и болеутоляющую таблетку. «Я катился вниз по склону, когда одна лыжа вдруг въехала в сугроб», — объясняет он.


В теплушке находятся еще двое с травмами. У одного сломана кисть из-за слишком сильного удара по боксерской груше. У другого вывих лодыжки, полученный во время лыжной тренировки на прошлой неделе. Ни один из них не согласился дать интервью.


Смазка лыж оранжевым воском


За час до этого 46 морских пехотинцев, только мужчины, стоят на лыжном стадионе Сельбю в предрассветном полумраке. Они одеты в камуфляжную форму и натирают лыжи оранжевым воском. Оружие они оставили в лагере.


«Пропускайте гражданских лыжников. И старайтесь чаще пить воду», — предупреждает командир подразделения. Научиться ходить на лыжах — только одна из задач их пребывания в Норвегии. Кроме того, они должны отрабатывать взаимодействие с норвежскими частями. По словам министра обороны Франка Бакке-Йенсена, таким образом они участвуют в подаче сигнала. «Это не сигнал о том, что мы рассматриваем Россию как непосредственную угрозу Норвегии. Это сигнал о том, что мы серьезно воспринимаем изменение положения с безопасностью», — говорит он.


Существующий порядок основан на ротации. И первые солдаты прибыли сюда год назад. Пока решено, что такой порядок будет продолжаться и в 2018 году. Тогда это постоянная база в Норвегии?


Да, считают некоторые эксперты. С их точки зрения, этот порядок нарушает так называемую базовую политику. Это принцип 1949 года, согласно которому, Норвегия в мирное время не должна иметь на своей территории иностранные базы, на которых размещаются боевые части. Это было заявлено, чтобы успокоить Советский Союз, когда Норвегия вошла в НАТО. «Нет никакого сомнения в том, что это изменение практики, существовавшей до последнего времени», — говорит научный сотрудник и преподаватель Военно-морской школы Столе Ульриксен (Ståle Ulriksen).


Нет, считает министр обороны. «Нет необходимости иметь иностранные военные базы на норвежской земле. Но тренировка — это совсем другое. Такая позиция делает нас понятным соседом также и для России», — говорит Бакке-Йенсен.


— Где проходит граница, четко показывающая, что вот это является постоянной базой на норвежской земле?


«Норвежская базовая политика остается неизменной. Например, американская база в Германии — это огороженная территория, которая считается американской. У нас в Вэрнесе нет ничего подобного», — говорит Бакке-Йенсен.


Однако такая ситуация вызвала сильное раздражение в России. «Это не соответствует традиции добрососедства», — заявил российский посол в июне прошлого года.


Aftenposten ознакомилась с некоторыми фрагментами новой секретной оценки этого порядка, подготовленной Министерством обороны. Согласно предварительному заключению, данный порядок в большой степени соответствует своей цели, в частности, относительно того, чтобы «способствовать повышенному оперативному эффекту и способности сдерживания».


Должны были латать клейкой лентой


Солдаты, которые в настоящее время находятся в Вэрнесе, прибыли сюда в сентябре и должны оставаться здесь до апреля. Для многих из них Норвегия — это первое пребывание за границей. Некоторые уже находились за границей, но только в пустыне — это были такие страны, как Ирак и Афганистан. Многие ни разу в жизни не ходили на лыжах. «Когда мы начали учиться ходить на лыжах, некоторые снова стали детьми. Они кидались снежками и рисовали ангелов на снегу», — говорит капрал Кариф Хенсон (Careaf Henson).


Когда их предшественники в марте прошлого года принимали участие в учениях Cold Response в Финнмарке, у них получалось хуже. Американские СМИ сообщали о некачественном зимнем оборудовании, которое латали клейкой лентой. Умение ходить на лыжах было так себе. Теперь в марте они будут уверенно принимать участие в учениях Joint Reindeer. Через неделю состоится переход в Бардюфосс, это будет еще более суровая зимняя тренировка. Многие уже хорошо ходят на лыжах. «Думаю, что теперь 90% смогут пройти на лыжах пять километров и не упасть, — говорит командир команды Хантер Мидоуз (Hunter Meadows), 21 год. — Нынешняя цель состоит в том, чтобы ни один не упал, и команда, таким образом, не отстала бы».


Капрал Эндрю Шелтон (Andrew Shelton, 23 года) считает, что самое трудное на лыжах — это «резкий поворот на 90 градусов».


Американцы тренируются в лагере Рена с батальоном Телемарк и принимают участие в учениях в стране и за границей. Командир всей части Захари Куин (Zachary Queen, 25 лет) с похвалой отзывается о пребывании в Норвегии.


— Так вы хотите продлить этот порядок?


«Я не могу говорить от имени американского министерства обороны. Но думаю, это было бы хорошо для обеих сторон. Вопрос заключается только в том, хочет ли Норвегия, чтобы мы находились здесь» — говорит Захари Куин.


Официальный представитель вооруженных сил США в Европе лейтенант Бретт Э. Лазарофф (Brett E. Lazaroff) говорит, что пока еще не ясно, будут ли они просить о продлении. «Поэтому было бы не совсем правильно для меня рассуждать на эту тему», — пишет он в электронном послании. Но известно, что изначально американцы хотели бы иметь перманентное пребывание в Вэрнесе, где у них в целом ряде скальных помещений размещен громадный склад с оборудованием. Он был построен в 1990 году.


Предложение разместить американские боевые самолеты на авиабазе Рюгге


Недавно премьер-министр Эрна Сульберг (Erna Solberg) и министр иностранных дел Ине Эриксен Сёрэйде (Ine Eriksen Søreide) находились с визитом в Белом доме. Там был поднят вопрос о Вэрнесе, подтверждает министр обороны. Также темой переговоров там был вопрос о различии между временной тренировкой и постоянной базой. «Министр иностранных дел и я, мы затратили некоторое время, чтобы объяснить нашим американским коллегам различие и расширить взаимопонимание», — говорит Бакке-Йенсен.


Но у американцев есть инвестиционная программа строительства оборонных объектов в Европе. В рамках этой программы они рассматривают возможное размещение четырех американских боевых самолетов на авиабазе Рюгге в Эстфолде. НАТО тоже представила список возможных инфраструктурных проектов в Норвегии. «Мы сказали, что наше согласие с такими проектами должно соответствовать нашим планам и нашим методам проведения боевой подготовки. Здесь определяет Норвегия», — говорит Бакке-Йенсен.


Будущее американцев обсуждалось в прошлом году на закрытом расширенном заседании комитете стортинга по вопросам обороны и внешней политики. Согласно сведениям, полученным Aftenposten, правительство хотело продлить порядок пребывания американцев в Вэрнесе до 2020 года, но не получило поддержки стортинга. «Мы, в принципе, за тренировки в Вэрнесе и считаем, что там был найден хороший вариант. Мы поддерживаем этот порядок в течение 2018 года и хотим высказаться по вопросу о продлении или изменении, когда поступят предложения», — говорит официальная представительница Рабочей партии Анникен Хвитфельдт (Anniken Huitfeld).


Выбросил лыжи со злости


«Смотрите, все уже закончили, а вы копаетесь!» В Сельбю уже полдень, и в середине лыжного стадиона стоит раздраженный командир команды. Одна группа из трех солдат долго-долго проходила свой второй круг. Они тяжело дышат и сняли с себя шапки. С трудом переводя дыхание, они ожидают выговор. «Мне наплевать, умрете вы или нет!» — кричит командир команды.


Один из солдат не выдерживает. Он со злостью отбрасывает лыжи и свой рюкзак. Потом с красным лицом садится в снег и бормочет какие-то ругательства.


Капрал Кэрит Хенсон (Careat Henson) среди тех, кто наблюдает эту сцену. «Вот так. Мы так близко общаемся друг с другом, что становимся как одна семья. Ну и конфликты тоже возникают. Но мы всегда заботимся друг о друге», — заверяет он.


Несмотря на то, что порядок размещения американцев вызывает споры, все они говорят, что их хорошо принимают в Норвегии. Многие из них отмечали Рождество в норвежских семьях. Каждый вечер некоторые из них отправляются в бар в Стьордалсхалсен. Бизнесмены города высоко ценят гостей.


«Они щедро платят чаевые и ведут себя образцово. Часто они приходят с женщинами, которых я раньше не видел здесь в Стьордале. Значит, у них есть свои контакты», — говорит шеф-повар ресторана Банлерс Юханнес Тейген (Johannes Teigen).


Из-за новых гостей ресторан включил в меню гамбургер весом в 900 грамм, так называемый «бургер челлендж». Если ты в состоянии съесть его, то получаешь майку и фотографию на стене. С тех пор, как сюда приехали американцы, еще никто не смог его съесть.


Тем временем Массуд Атроши (Massoud Atroshi) в пицца-ресторане Viva Napoli считает, что их выручка выросла на 15-20% благодаря американцам. «Многие довольны, что они находятся здесь. Они везде делают покупки», — говорит он.


Среди тех, кто на этом не зарабатывает, больше настроенных скептически. Женщина лет 80 из Стьордала, которая захотела сохранить анонимность, опасается, что гости могут сделать ее родное место военной мишенью. «Им нужно тренироваться в каком-нибудь другом месте. У них есть зима и в Канаде. Эрна (Сульберг) должна была сказать Трампу „нет"», — говорит она.


Эксперт: норвежские и американские интересы не совпадают


На это министр обороны замечает, что он не видит возросшую опасность для окружающих. «Это скорее способствует миру и безопасности, чем ненадежности и риску», — считает он.


Столе Ульриксен из Военно-морской школы не столь убежден в отсутствии опасности. «Команда, которая сейчас находится в Вэрнесе, не обязательно подвергает Норвегию бόльшей опасности нападения. Но есть граница, когда Россия почувствует себя вынужденной увеличить численность своих войск на Кольском полуострове», — говорит он.


Ульриксен считает, что Норвегия должна анализировать различные точки зрения, и указывает, что норвежские и американские интересы не всегда совпадают. В частности, Норвегия поддерживает более тесные соседские связи с Россией, много торгует и сотрудничает на севере. «Считаю, что было бы лучше, если бы Норвегия инвестировала больше в собственную оборону. Если ты делаешь себя зависимым от поддержки других, то они имеют политические господство над тобой», — говорит он.


Будет ли пребывание американцев продлено? Министр Бакке-Йенсен говорит, что решающим моментом здесь является, подходит ли существующий порядок для норвежских планов.


«Может оказаться так, что этот порядок будет продолжен где-нибудь в другом месте в Норвегии».


— Может ли это быть Северная Норвегия?


— Да, в Северной Норвегии проводится много военных учений. Там проходят подготовку как американцы, так и другие союзники.


«They told me to go to Hell. So I did» («Они сказали мне идти в Хелл, ну, я и пошел»)


Зима в Центральной Норвегии для американских солдат — довольно темный и трудный период года. Дневной свет в течение шести часов — это большая разница по сравнению с базой Кэмп-Леджен в Северной Каролине, месте их обычного размещения. Поэтому, по мнению многих, хорошо, что есть такое светлое пятно, как местечко Хелл (по-норвежски означает светлый, по-английски ад — прим. пер.), «Они говорят, что в „хелл" никогда не бывает снега. Но он там идет», — усмехается Девон М. Уорд (Devon M. Ward, 25 лет) из Миссури. Многие купили майки с надписью «Они сказали мне идти в Хелл, ну я и пошел».


Но пребывание здесь — дело очень серьезное. В самом тяжелом случае они должны по тревоге начать военные действия. Когда командующий морской пехотой США генерал Роберт Неллер (Robert Neller) недавно посещал Вэрнес, он сказал, что солдаты должны быть готовы к этому. Позднее эти слова были смягчены заявлением о том, что произнесенное должно было подействовать как мотивация, а не восприниматься буквально.


Морские пехотинцы Хантер Мидоуз и Девон М. Уорд, тем не менее, приняли это к сведению.


«Я не думаю много об опасности для своей жизни. Но могу беспокоиться о других ребятах. Я хочу, чтобы все вернулись домой целыми и невредимыми», — говорит Мидоуз.


«Мы не думаем о войне. Но делаем то, о чем нас просят», — говорит Уорд.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.