Самая известная женщина России, 36-летняя Ксения Собчак, поборется на президентских выборах с Владимиром Путиным.


Многое указывает на то, что Кремль намерен использовать ее, чтобы накрутить явку, и Собчак сознательно идет на это.


Но, как всегда, у нее есть и своя цель. О ней Собчак рассказывает в эксклюзивном интервью с корруспондентом «Дагенс Нюхетер» в России Анной-Леной Лаурен.


Через дорогу от предвыборного штаба Ксении Собчак течет Москва-река. Река изгибается и через несколько километров минует Кремль, центр российской империи вот уже около 600 лет.


Несколько раз в истории России на троне оказывались женщины. Ксения Собчак намерена стать следующей. Она называет себя патриотом — но не того сорта, какой хотят видеть нынешние власти в Кремле.


«Россия — это не Путин. Мы — европейская страна, часть мировой культуры, огромное число людей совершенно не поддерживают путинскую политику. Вот почему я — патриот. Я горжусь тем, что я — носитель русского языка и русской культуры, горжусь всеми удивительными людьми, которые здесь живут», — говорит она.


Я сижу на мягком стуле в псевдобарочном стиле и задаю Собчак вопросы, пока ей наносят макияж. Визажисты порхают вокруг, как бабочки, а ее присутствие заполняет помещение.


В Москве у того, у кого есть деньги и статус, есть все. А у Ксении Собчак есть даже больше: у нее имеется социальный капитал. Его за деньги не купишь, даже в Москве.


Собчак родилась в семье, принадлежащей к высшему классу, и она всегда была частью российской элиты. Ее отец Анатолий Собчак был не просто первым демократическим губернатором Санкт-Петербурга. Без Анатолия Собчака Владимир Путин остался бы безработным агентом КГБ. Но вместо этого он стал отвечать за международные связи Санкт-Петербурга в начале девяностых. Собчак был не только непосредственным начальником Путина, но также его наставником и покровителем.


Сегодня Анатолий Собчак мертв, а Путин — самый могущественный человек в России. Ксения Собчак относится к оппозиции. Она требует отставки Путина. При этом неясно, каковы в действительности отношения Путина и Собчак.


18 марта Россия будет выбирать президента. Путин победит, но Кремлю нужен и либеральный кандидат. Кто-то, кому отдадут свои голоса образованные и все более недовольные избиратели из больших городов.


На Западе никто не думает, что Путину на выборах нужна конкуренция. Но это не так: Путин хочет, чтобы у него были соперники, но это должны быть соперники правильного типа. Их задача — не бросать вызов Путину, не становиться его спарринг-партнерами, а позаботиться о тех избирателях, которые все равно никогда бы за него не проголосовали. Таким образом повышается явка, а выборы становятся легитимными.


Алексей Навальный не мог стать таким человеком: у него есть опасная способность быстро выводить на улицы тысячи людей. Вместо него нужен кто-то, кто не хочет устроить революцию.

Митинг сторонников Алексея Навального на Болотной площади

Сообщив в середине октября о своих планах баллотироваться, 36-летняя тележурналистка Ксения Собчак привлекла к себе огромное внимание, и не только независимых СМИ. У нее сразу начали брать интервью крупные государственные телеканалы, которые обычно не дают оппозиции ни секунды эфирного времени. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков назвал ее яркой и одаренной.


Очевидно, что Ксения Собчак имеет больше возможностей высказываться перед россиянами, чем любой другой кандидат. Сама она много раз отрицала, что заключила какое-то соглашение с Кремлем.


Но вопрос — не в том, о чем сговорились Кремль и Собчак. Вопрос — в другом: действительно ли она не представляет для Кремля опасности?


После нескольких месяцев нудных просьб об интервью мне внезапно предоставляется возможность поговорить с ней в субботу в середине января. Мы с фотографом Оксаной Юшко должны явиться в центральный штаб Собчак у Москвы-реки в без десяти минут шесть вечера. В течение пятнадцати минут я смогу задавать ей вопросы, пока ей будут наносить макияж, потом фотограф получит пять минут на то, чтобы сделать ее портрет. Вот и все.


Но интервью начинается, и Собчак отвечает на мои вопросы больше двадцати минут. А портрет она предлагает снять за «три щелчка». Но фотограф Оксана Юшко настаивает и получает свои пять минут.


Однако перемотаем пленку на два десятилетия назад. В 2000 году 19-летняя Ксения Собчак переехала из родного Санкт-Петербурга в Москву. Российская экономика тогда начала расти после кризиса 1998 года. Цены на нефть взлетели до небес, россияне жили лучше, чем когда-либо.


Страну захлестнула волна потребительства. И новый президент Владимир Путин становился все популярнее.


Дочь Анатолия Собчака и сенатора Людмилы Нарусовой, эта девушка из высшего класса без проблем устроилась в жизни. Она изучала международные отношения в престижной дипломатической академии МГИМО, вела популярные телешоу и скоро превратилась в одну из самых ярких звезд России.


Она выпустила собственный телесериал «Блондинка в шоколаде», где сыграла главную роль. Она вела самое популярное реалити-шоу страны — «Дом-2» (российский Big Brother).


Она посещала премьеры в дизайнерских нарядах, носила сверкающие бриллианты, часто становилась героиней желтой прессы то с одним, то с другим бойфрендом.


Стильная и очень остроумная, она была иконой для русских девушек.


Но какой бы поверхностной Собчак ни казалась, ее происхождение всегда давало о себе знать. Было видно и слышно, что она училась в лучших школах. Хорошо поставленная речь, блестящие формулировки, уверенность в себе, знание языков (она бегло говорит по-английски и по-французски) показывали, что эта девушка, может, и любит шампанское и бриллианты, но ей и без них есть на что опереться.


За это ее ненавидели и любили. Чокнутую диву еще можно терпеть. Но если она образованна и интеллигентна, то она становится невыносимой.

XVI церемония вручения премии "Серебряная Калоша"

Именно поэтому Собчак и стала иконой для многих русских девушек: она четко знала, чего хочет, и добивалась этого, потому что была не просто хорошенькой, но еще и умной. Но для многих других Собчак превратилась в ненавистный символ прослойки богатых москвичей, которые и представления не имеют о том, как живется остальной России.


Любимым эпитетом желтой прессы в отношении Собчак стало выражение «светская львица». Государственные СМИ до сих пор так ее называют.


В 2011 году в России прошли выборы в Госдуму, за которыми внезапно последовали публичные протесты против фальсификации результатов. Весной 2012 года демонстрации против путинского режима стали еще масштабнее.


Пронизывающе холодным мартовским днем в 2012 году я освещала антипутинский митинг на одной из центральных улиц Москвы — Новом Арбате. Вдруг на сцену поднялась стройная, ненакрашенная женщина в джинсах. Ее встретили насмешливым свистом.


Ксения Собчак спокойно осталась на месте и закончила свою речь. Это была одна из самых конкретных и лаконичных речей, что я слышала с трибун оппозиции. Но ее осмеяли, ведь ее считали частью путинского режима. Все знали, кем был ее отец.


Большую часть своей жизни Ксения Собчак слушала свист и нелестные эпитеты.


«Я привыкла хлебать дерьмо», — сказала она мне, пока мы беседовали в гримерке.


На ней — потертые джинсы и черная футболка с надписью Intelligence is sexy на груди. Черный пиджак с цветочным узором, черный маникюр, кеды в цветочек. Через 40 минут она выступит на своем канале на «Ютьюб» и покажет всем более 400 тысяч подписей, собранных добровольцами в Санкт-Петербурге и Тыве, чтобы она могла выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах.


«Дагенс Нюхетер»: Вы часто говорите, что баллотируетесь, чтобы у людей была альтернатива. Такое впечатление, что вы вообще-то не стремитесь выиграть.


Ксения Собчак:
Не хочу врать моим избирателям. Ясно, что я не выиграю, у этих выборов может быть только один результат — победа Путина. Больше ни у кого нет шансов. Но если я наберу много голосов, это будет хорошее основание для создания партии, нового выдвижения своей кандидатуру через шесть лет и победы. Абсолютно реально.


— То есть, тогда в России будут настоящие выборы?


— Не знаю. Но надежда есть. Путин очень пристально следит за настроениями в обществе, за тем, что думает народ. Он не сможет проигнорировать тот факт, что в России так много недовольных.


— На каком основании вы верите, что следующие выборы в России будут настоящими?


— Время — на стороне молодых. Через шесть лет Путину будет 72. Я убеждена, что если он сможет спокойно переехать в Сочи и жить там на солнышке, он так и сделает. Он не хочет закончить свои дни, как Пиночет, и предстать перед судом. Сейчас наша главная цель — чтобы Путин спокойно передал власть после следующего президентского срока.


— Не считаете, что Путина надо привлечь к суду?


— Моя задача проста: смена власти. Это намного важнее, чем кричать, что Путин должен сидеть за решеткой.


Пока еще нет стопроцентной гарантии, что Собчак сможет баллотироваться на выборах. Ей позволили зарегистрироваться в качестве кандидата от либеральной партии «Гражданская инициатива», но чтобы выдвинуть свою кандидатуру, надо собрать более 100 тысяч подписей со всей России. Это она уже сделала. Подписи переданы в Центральную избирательную комиссию. 1 февраля начнется проверка.


Гарантий нет, даже если вы носите имя Собчак. Кремль никогда ничего не делает, не обеспечив себе лазейки и средства давления. Можно договориться, но это ничего не значит, если ситуация поменяется и окажется невыгодна властям. Существует множество способов остановить Собчак, если она зайдет чересчур далеко, и самый простой — проследить, чтобы собранные ей подписи не были одобрены.


С точки зрения Кремля, Собчак — не самый простой человек. Конечно, к революции она не призывает и не требует бросить Путина в тюрьму. Но она не стесняется в выражениях, критикуя Путина и его систему.


Она заявила, что аннексия Крыма Россией была незаконной с точки зрения международного права, и в результате стала мишенью расследования ФСБ (однако постановили, что ее нельзя обвинить в экстремизме, что еще раз доказывает, что Собчак находится под защитой своего имени).


Она требует освобождения политзаключенных в России, включая деликатный случай Олега Сенцова, украинского кинорежиссера, осужденного более чем на двадцать лет за терроризм после того, как он протестовал против аннексии Крыма.


Раз за разом она повторяет: Путин должен уйти.


Большинство россиян так не считают. Согласно последним опросам общественного мнения прокремлевского ВЦИОМ, 73,2% российских избирателей намерены голосовать за Путина. Коммунист Павел Грудинин и популист Владимир Жириновский получат примерно по 6,1%. Собчак станет четвертой с 1,2%. Такую цифру не назовешь высокой, но она выше, чем у прочих либеральных кандидатов — Григория Явлинского (0,8%) и Бориса Титова (0,3%).


В начале декабря я посетила одну из предвыборных встреч Собчак. Она проходила в непритязательном концертном зале в центре Москвы. Как всегда, помещение оказалось слишком мало. Штабу Собчак нелегко находить помещения: в девяти случаях из десяти им отказывают, как только становится ясно, что Ксения Собчак не собирается читать лекцию о себе или своем бренде, а хочет встретиться с избирателями.


«Когда Ксения ездит с лекциями о бренде, проблем с помещениями нет. Но когда она организует предвыборные встречи, приходится часами обзванивать всех, чтобы найти хоть кого-то, кто согласится», — сообщает пресс-секретарь Собчак Александр Белаковский.


С одной стороны, Собчак защищают сверху, с другой — ей мешают. Это тоже характерный метод Кремля: одной рукой давать, другой — отнимать, искушать и в то же время угрожать. Мало у кого в оппозиции есть такие же возможности, как у Собчак, но и она должна знать свое место. Это не значит, что Кремль прямо сказал всем владельцам концертных залов в Москве, чтобы они не сдавали ей помещения. Это означает лишь то, что роль Собчак неясна, и для многих это уже достаточный повод для подозрений.


Большая часть присутствующих — женщины лет двадцати. У стены с девизом Собчак «Против всех» Полина Иванова и Анна Кравчук делают селфи. Кравчук учится на врача, Иванова — на экономиста. Обеим по двадцать лет, и они никогда не голосовали.


«Мне нравится Собчак за ее энтузиазм и ум. Она — из обеспеченной и влиятельной семьи, она могла бы прожить удобную жизнь и не возникать. Но она сделала карьеру журналиста. Это внушает уважение», — объясняет Анна Кравчук.


После того как Собчак в 2012 году присоединилась к протестному движению против Путина, она оставила работу ведущей реалити-шоу «Дом-2». Она быстро обзавелась собственной передачей-интервью на независимом телеканале «Дождь» и прославилась как жесткий политический собеседник. Ее стиль многих раздражал: манера тянуть слова, самоуверенность. Но с тем, что она — мастер своего дела, не поспоришь. Вот за что ее так ценят молодые образованные женщины, такие как Анна и Полина.


«Она — представитель нашего поколения, которое хочет, чтобы Россия была нормальной европейской страной. Может, она и заключила сделку с Кремлем — и что? Кремль ее использует, а она использует Кремль. Но пусть лучше они хотя бы одному человеку позволят говорить все как есть, а не заставлять всех молчать», — рассуждает Полина Иванова.


Под ликование толпы Собчак поднимается на сцену. На ней — серая толстовка с надписями «против цензуры», «против лжи», «против войны», «против Путина», «против всех». Волосы заплетены в простую косу.
Она сразу переходит к тому, за что ее чаще всего критикуют, — к своему происхождению:


«Это правда, десять лет назад меня не интересовали никакие выборы президента. Я много работала в области шоу-бизнеса, я наслаждалась жизнью. Я была блондинкой в шоколаде, вела реалити-шоу. Но я этого не стыжусь! Я никогда не боялась быть смешной. И вы не бойтесь. От того, что над вами посмеются, вам ничего не будет. Смейтесь вместе с ними!» — заявила Собчак в своем выступлении, крайне нетипичном для политика в России.


Российские власти никогда не смеются над собой, быть зрелыми и авторитарными — это часть их роли.


«С тех пор я изменилась, — продолжает Собчак. — А те, кто у власти, — нет. Они все такие же, как и пятнадцать лет назад. Им бы самим поучаствовать в „Доме-2", там от них было бы больше пользы».

Пресс-конференция Ксении Собчак, посвященная её баллотированию в президенты России. 24 октября 2017

Публика — в восторге.


Среди этой московской молодежи в коротких платьях и потертых джинсах стоит лысоватый мужчина за пятьдесят, в сером костюме и тщательно выглаженной сорочке. Со скромным видом он сжимает табличку с надписью «Против Путина».


«Я думал, нас всех арестуют, как только мы сюда придем», — говорит он.


55-летнего мужчину зовут Юрий Холодков, он — предприниматель из Алтайского края в Сибири. Он никогда не смотрел «Дом-2» и не был одним из 5,4 миллионов читателей «Инстаграма» Собчак. Но, как и многие другие представители российского среднего класса, он ощущает глубокое, все растущее разочарование режимом Путина. Его предприятие, торговый центр на Алтае, разорилось после того, как Россия в 2014 году завоевала Крым, что усугубило экономический кризис.


«Россия как государство хронически больна, мы скользим назад. Собчак, по крайней мере, честно пытается что-то изменить», — говорит он.


Но многие считают, что все как раз наоборот. Немалая часть образованной московской интеллигенции ненавидит Собчак, считая ее расчетливой карьеристкой, использующей так глубоко отвратительный либералам путинский режим для собственной выгоды.


«Никогда не стану голосовать за Собчак. Мы с ней — по разные стороны баррикад», — говорит моя подруга Таня, которая в последние 17 лет всегда голосовала против Путина.


Критики считают Собчак инструментом. Многие противники Путина — в ярости от того, что она позволяет Кремлю себя использовать для создания иллюзии демократических выборов. У самого известного лидера оппозиции Алексея Навального — иная тактика: если он когда-нибудь и упоминает имя Собчак, то лишь для того, чтобы выставить ее на посмешище.


Во время интервью в гримерке я спрашиваю у Собчак, не смущает ли ее, что она участвует в выборах, которые сама считает нечестными, ведь ее участие узаконивает их. Она моментально отвечает:


— Это не я узакониваю выборы. Это в том числе и Швеция, Финляндия и прочие страны ЕС, которые признают их результат. Это Меркель, Трамп и все лидеры ЕС узаконивают эти выборы, а не Ксения Собчак.


— Так что, Россию следует изолировать?


— Нет! Кто говорит о том, чтобы ее изолировать? Вы меня спросили, не узакониваю ли я выборы, и я считаю, что не играю никакой роли в этом процессе. Выборы узаконивает их международное принятие, то есть все те, кто признает их результат. То есть весь мир.


— Вы бы хотели, чтобы мир этого не делал?


Ксения Собчак отвечает с раздражением:


— Знаете, что: я могу хотеть чего угодно. Например, чтобы Россия была парламентской демократией. Я могу хотеть, чтобы средняя температура в России была плюс 25 градусов, как в Калифорнии. Но зачем об этом говорить?


— Я только интересуюсь, призываете ли вы Меркель и других лидеров Евросоюза не признавать эти выборы.


— Какой смысл обсуждать то, чего никогда не будет. Мне бы хотелось, чтобы Россия выглядела вообще по-другому, чтобы у нас была другая общественная система, чтобы у нас были честные прозрачные выборы… И еще среднюю температуру воздуха повыше.


Собчак отвечает прямо и ясно на каждый мой вопрос и на каждое уточнение — но только не на этот. Я скорее меняю тему, пока она не решила прекратить интервью. Есть еще кое-что, о чем мне хотелось бы ее спросить: один ее пост в «Инстаграме» в конце октября 2017 года.


«Знаешь, что делает тебя Королевой? Исключительно тот обьем говна, который ты можешь проглотить с царственной улыбкой. Нормальный человек сблевал бы и повесился, а ты улыбаешься и жрешь. Улыбаешься и жрешь»


— Речь идет о каком-то личном переживании?


Впервые за интервью Собчак смеется:


— Я всю жизнь жрала дерьмо. Это нормально. Жизнь в России заставляет с улыбкой принимать массу критики. Особенно если в жизни есть цель. Одни будут кричать, что ты — агент Кремля, другие — что американская шлюха. Я все выборы это слышу. Улыбаешься и жрешь. Знаешь свою цель, вот и терпишь.


Цель Собчак — политическая власть в России. Не больше и не меньше. Она хочет стать президентом через шесть лет, когда Путин, как она надеется, уедет в свой дворец в Сочи.


«Моя цель — в том, чтобы в России впервые за десять лет появилась новая сильная партия. Если хочешь стать президентом, надо, чтобы за спиной у тебя была партия в Думе. И я собираюсь основать такую партию перед следующими выборами в Госдуму, а потом буду баллотироваться на следующих выборах президента. Вот моя цель. И для этого совершенно никакого значения не имеет, обольют ли меня дерьмом».


Раздается шипение: визажист брызгает ей на макушку лаком для волос. Она продолжает:


«Так всегда: сначала над тобой смеются, потом тебя игнорируют, потом чинят тебе препятствия, а потом ты побеждаешь. Их крики меня совершенно не затрагивают. Я знаю, что каждый, у кого есть цель, через это проходит: всех критикуют и осуждают».


— Имеет ли значение, что вы — женщина?


— В нашей стране это всегда имеет значение. У нас сильная патерналистская культура, это печально, и это одна из вещей, которую я тоже пытаюсь изменить. При этом у нас в российской истории было множество женщин-правителей: Елизавета, Екатерина Первая и Екатерина Великая, Анна Иоанновна… Множество женщин правили Россией. И у нас есть традиция сильных женщин, которые работают, сражаются, обеспечивают всю семью, пока муж пьет. И я совершенно убеждена, что эти женщины меня понимают.


— Так почему вы сталкиваетесь с ненавистью?


— Ну вы же понимаете, обязательно надо ненавидеть женщину, которая родилась с серебряной ложечкой во рту, у которой есть все, чего она ни пожелает, — и которая внезапно говорит этому всему «нет, спасибо». Понимаете, ее обязательно надо полить грязью. Все государственные телеканалы поливали меня грязью изо всех сил, когда я ушла из шоу-бизнеса и стала независимым журналистом. Они не хотели, чтобы у людей создалось впечатление, что я пожертвовала карьерой, чтобы говорить правду. Вот почему они все пишут о вечеринках, на которых я уже сто лет не бывала, и публикуют мои старые фотографии с выбеленными волосами. Это называется пропаганда.


Интервью окончено. Собчак выставляет нас всех за дверь, включая визажистов, чтобы сделать несколько звонков. Мы возвращаемся в просторный зал, где ее штаб готовится к трансляции на «Ютьюбе». Штаб Собчак арендует большое помещение с современным ремонтом в бывшей фабрике на берегу Москва-реки. Фабрика расположена в старом промышленном районе, который в последние годы отреставрировали и заполнили художественными галереями, ресторанами и кафе.


Определенно, это недешевое помещение. Предвыборное финансирование отличное, говорит Собчак: она недавно встречалась с «двумя весьма обеспеченными людьми», которые пообещали поддерживать ее кампанию. По ее словам, ее финансируют в основном предприниматели, мечтающие о правовой России.

Прохожие у предвыборного штаба Ксении Собчак в Москве

Их имена остаются тайной. Некоторые обещали показаться позже.


В такси по пути домой я слушаю независимое радио «Эхо Москвы». Сегодня вечер субботы, идет передача Юлии Латыниной, одного из самых острых на язык журналистов в России. Нет никаких гарантий, что Ксения Собчак в конце концов сможет участвовать в выборах, говорит Латынина:


«Многое указывает на то, что Кремль струсил. До него начинает доходить, кто кого использовал».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.