Вашингтон. — Республиканцы из комитета палаты представителей по разведке проигнорировали предупреждения Министерства юстиции о том, что их действия «чрезвычайно опрометчивы», и проголосовали в понедельник вечером за публикацию вызвавшей споры секретной служебной записки, в которой министерство и ФБР обвиняются в злоупотреблении служебным положением с целью получения секретного ордера на слежку за бывшим сотрудником предвыборного штаба Трампа.


Это партийное голосование подлило масла в огонь и без того острого межпартийного конфликта по вопросу наглого российского вмешательства в президентские выборы 2016 года. Республиканцы воспользовались своими полномочиями, к которым этот ревностно оберегающий свои тайны комитет никогда прежде не прибегал, чтобы по сути дела рассекретить составленную служебную записку. Это был из ряда вон выходящий маневр, к которому весьма положительно отнесся президент Трамп, неоднократно заявлявший, что расследование в отношении России является охотой на ведьм и профанацией.


Республиканцы из комитета заявили, что публикация служебной записки поможет пролить свет на возможную политическую предвзятость начального этапа расследования против России, и при этом не подвергнет опасности процесс сбора информации. Член палаты представителей от Техаса республиканец Майк Конэвей (Mike Conaway), занимающий важное место в составе комитета по разведке, в понедельник выразил уверенность в том, что сама по себе служебная записка не создает риск для национальной безопасности и является всеобъемлющей и честной.


Демократы назвали этот документ на трех с половиной страницах опасной попыткой помешать продолжающемуся расследованию в отношении России, которое проводит министерство. Они заявили, что факты там собраны весьма избирательно и вырваны из контекста. Выступая после прошедшего за закрытыми дверями голосования, член палаты представителей Адам Шифф (Adam B. Schiff), руководящий комитетом по разведке от демократов, заявил, что республиканцы своим голосованием «политизировали процесс сбора разведывательной информации».


«К сожалению, мы ожидали, что президент Соединенных Штатов не будет ставить национальные интересы превыше своих личных интересов, — сказал Шифф. — Но это действительно печальный день, потому что сегодня то же самое можно сказать и о нашем комитете».


По словам Шиффа, комитет открыл новые возможности для расследования деятельности Министерства юстиции и ФБР, хотя Конэвей это оспаривает.


Что будет дальше, пока не ясно. Согласно малопонятному правилу палаты представителей, на которое ссылается комитет, у Трампа есть пять дней на то, чтобы проанализировать данный документ и решить, следует или нет его публиковать. Белый дом неоднократно указывал на то, что хочет публикации служебной записки, однако Министерство юстиции Трампа пытается притормозить или заблокировать его обнародование.


Вскоре после голосования служебная записка была доставлена в Белый дом, где ее проанализировали юристы. Об этом сообщил источник, знакомый с ходом исследования.


Голосуя единым блоком, демократы попытались в понедельник предложить серию решений, которые, по их словам, помогли бы создать контекст для служебной записки. Все предложения, кроме одного, были отвергнуты. Комитет представил полному составу палаты представителей служебную записку демократов, в которой дается отпор республиканской версии. Однако республиканцы заявили, что им нужно время, дабы члены палаты просмотрели документ, прежде чем принимать решение относительно его публикации.


В служебной записке республиканцев, которую получили все члены палаты представителей, говорится, что официальные лица из двух ведомств не согласились с судьей из суда по делам о надзоре за иностранными разведками. Республиканцы обвиняют эти ведомства в частичном сокрытии того обстоятельства, что Национальный комитет Демократической партии и президентский штаб Хиллари Клинтон финансировали расследования, результаты которых были использованы для получения ордера на слежку за советником из штаба Трампа Картером Пейджем. Представленные судье материалы расследований были собраны бывшим сотрудником британской разведки Кристофером Стилом.


Но служебная записка не ограничивается действиями, предпринятыми администрацией Обамы. «Нью-Йорк Таймс» (New York Times) в воскресенье сообщила о том, что согласно этому документу, заместитель генерального прокурора и назначенец Трампа Род Розенстайн (Rod J. Rosenstein) подал заявку на продление слежки за Пейджем вскоре после вступления в должность прошлой весной. Это говорит о том, что у Министерства юстиции при Трампе возникли основания считать Пейджа российским агентом.


Включение в служебную записку информации о действиях Розенстайна может вызвать шквал критики со стороны республиканцев, обитающих на Капитолийском холме, а также со стороны консерваторов из средств массовой информации, которые, воспользовавшись фактом слежки, утверждают, будто расследование действий России было нечестным и сомнительным с самого начала. Розенстайн руководит этим расследованием, потому что генеральный прокурор Джефф Сешнс взял самоотвод. Именно Розенстайн назначил Роберта Мюллера специальным прокурором.


Бывший инвестиционный банкир Пейдж, работавший в Москве, а потом основавший инвестиционную компанию в Нью-Йорке, находился в поле зрения ФБР на протяжении нескольких лет. В июле 2016 года он, работая в штабе Трампа, совершил поездку в Россию, что снова привлекло внимание бюро. Поэтому к осени 2016 года, вскоре после ухода Пейджа из предвыборного штаба, американские правоохранительные органы начали следить за ним.


Чтобы получить ордер на слежку, правительство должно было предъявить веские основания и показать, что Пейдж действует в качестве агента России. Для получения такого ордера следователи должны сначала добиться его утверждения в Министерстве юстиции, после чего прокуратура передает ордер судье из суда по делам о надзоре за иностранными разведками.


Знакомые с содержанием заявления люди отмечают, что служебная записка республиканцев частично вводит в заблуждение, потому что информации Стила было недостаточно для получения ордера. По их словам, в заявлении были использованы и другие разведывательные материалы, о которых в республиканской служебной записке говорится лишь выборочно. Это весьма конфиденциальные разведывательные материалы, и их публикация может привести к раскрытию источников и методов сбора информации о России.


В понедельник демократы безуспешно пытались протолкнуть решение о том, чтобы ФБР и Министерство юстиции на секретном заседании проинформировали всю палату представителей об этих материалах, прежде чем публиковать служебную записку республиканцев. Таким образом, они были бы лучше осведомлены о ее содержании и могли принять более взвешенное решение.


Известных прецедентов действий республиканцев не существует. Правила палаты представителей позволяют комитету по разведке раскрывать секретную информацию, если она считает, что это в интересах общества. Однако эти правила вряд ли когда-нибудь использовались. Обычно, если законодатели хотят обнародовать секретную информацию, которая была засекречена исполнительной властью, у них уходят месяцы, а то и годы на борьбу с Белым домом и разведывательным сообществом за то, что им можно будет раскрыть.


До прошедших выходных комитет отказывался давать разрешение на просмотр материалов людям из Министерства юстиции и ФБР, которые предоставили информацию, легшую в основу служебной записки. В воскресенье член палаты представителей Девин Нуньес (Devin Nunes) смягчился и позволил директору ФБР Кристоферу Рэю просмотреть документ. Однако Шифф позднее заявил, что по словам Рэя, у него остаются сомнения в целесообразности публикации служебной записки.


В письме, написанном на прошлой неделе на имя председателя комитета по разведке Нуньеса, заместитель генерального прокурора Стивен Бойд (Stephen E. Boyd) сообщил о том, что было бы «чрезвычайно опрометчиво» публиковать основанную на секретной информации служебную записку без официального ее обзора. По словам Бойда, министерству неизвестно ни о каких нарушениях, относящихся к делам о надзоре за иностранными разведками.


Спикер Пол Райан (Paul D. Ryan) постарался держаться в стороне от этого спора, предоставив возможность действовать Нуньесу и его комитету.


Член палаты представителей и лидер демократов Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi) была не столь осмотрительна.


«Безусловно, стремление республиканцев из палаты представителей защитить президента Трампа помешало их здравомыслию и заставило упустить из виду то, что поставлено на карту. А ведь речь идет о безопасности и неприкосновенности наших выборов», — говорится в заявлении ее аппарата.


Свой материал для статьи предоставили Адам Голдман (Adam Goldman) и Чарли Сэвидж (Charlie Savage).