Одновременно с переговорами по политическому урегулированию в Сирии, начавшимися в Вене под эгидой ООН, Россия проводит в этот понедельник «Конгресс национального диалога Сирии» в Сочи. Эта встреча демонстрирует вес Москвы на международной арене четыре года спустя после украинского кризиса, когда Россия была осуждена западными государствами.


В феврале 2014 года Владимир Путин посетил Сочи по случаю открытия зимних Олимпийских игр. В это же время украинский кризис перерос в открытый конфликт на востоке страны. Четыре года спустя российский курорт вновь находится в центре событий. Россия организует «Конгресс национального диалога Сирии», чтобы продолжить обсуждение политического решения ситуации в Сирии, где она выступила в поддержку Башара Асада.


В Украине и Сирии Москва продемонстрировала свои международные амбиции, не стесняясь применить силу. Но эти четыре года также повлияли на глубокие изменения. В то время как украинский кризис вызвал протест против Москвы со стороны западных стран, Кремль теперь занимает «ключевое место» на мировой арене, считает Арно Дюбьен (Arnaud Dubien), директор франко-российского центра «Обсерво».


 Украина: Россия осуждается западными государствами


Кризис в Украине, стране исторически балансирующей между Европой и Россией, разразился в конце 2013 года после решения президента Украины Виктора Януковича не подписывать соглашение об ассоциации с ЕС. Проевропейские демонстрации на Майдане привели к его побегу и отставке 22 февраля 2014 года. Российская армия вторгается в Крым, который голосует за воссоединение с Россией во время спорного референдума. Затем российские войска появляются и в Донбассе, на востоке Украины.


Осуждая вмешательство России, США и Европа объявляют о введении санкций против Москвы, которая в ответ принимает контрсанкции. В марте 2014 года G8 становится G7 после исключения России. Но можно ли говорить о полной дипломатической изоляции? «Существуют разногласия между Западом и международным сообществом», — говорит Арно Дубьен. «Россия никогда не была одинока, она искала и находила новые союзы с Китаем и Африкой», — добавляет Сириль Бре (Cyrille Bret), преподаватель Парижского института политических исследований, автор блога Eurasia Prospective.


 Дональд Трамп разрушил западный консенсус по отношению к России


Четыре года спустя отношения между Москвой и западными странами остаются такими же сдержанными. Несмотря на пророссийские высказывания Дональда Трампа, Конгресс США проголосовал в июле за принятие новых санкций, в то время как ЕС только продлил уже существующие. В первые месяцы 2014 года Париж и Берлин заняли менее резкую позицию, чем Вашингтон. Франсуа Олланд и Ангела Меркель работали над реализацией Минских соглашений, которые сейчас находятся в тупике, чтобы разрешить кризис в Украине дипломатическим путем. После своей победы в мае 2017 года Эммануэль Макрон пошел еще дальше, пригласив Владимира Путина в Версаль, отстаивая более «реалистичную» концепцию международных отношений.


С этого и началась перетасовка карт с Россией? «Очень осторожно, но с приходом Трампа в Европе начинают осознавать тупик, в котором все оказались. Трамп оставляет европейцам возможность расширить свои возможности в стратегическом плане», — полагает Игорь Деланоэ (Igor Delanoë), доктор исторических наук и заместитель франко-российского центра «Обсерво», ссылаясь на иранский вопрос, когда европейцы, как и русские, защищают от Вашингтона ядерное соглашение. «Трамп обнажил внутренние противоречия между американскими республиканцами и европейцами», — подтверждает Сириль Бре.


Война в Сирии обеспечила России триумфальное возвращение на Ближний Восток


Последние несколько лет Россия вкладывала свои силы в Ближний Восток. «В Сирии Москва играет главную роль, и это впервые с 1945 года», — говорит Арно Дюбьен. Действительно, хотя российская армия официально не была введена в Донбасс, в Сирии именно она поддерживала режим Асада. «Впервые с 1991 года она была переброшена далеко от российских границ для боевых действий», — говорит Сириль Бре.


«С 2011 года Москве рисковала потерять свое присутствие в Сирии и возможность перераспределить силы на Ближнем Востоке», — анализирует Арно Дюбьен. Владимир Путин сумел сблизить Россию с Ираном и Турцией в контексте переговоров в Астане, которые продолжаются сегодня в Сочи. «С конца восемнадцатого века Россия завоевала территории Османской и Персидской империй. Это очень тяжелая ответственность, которая делает это сближение тем более значимым», — продолжает он.


 От Азии до Северной Африки: Россия использует скорее методы действия, чем стратегию


«Российская дипломатия следует конкретным принципам действия», — говорит историк Игорь Деланоэ. С 2014 года Москва развернулась в сторону Азии, чтобы компенсировать свою изоляцию на Западе. «Отношения между Россией и Китаем значительно улучшились, но этот разворот на Восток касается не только Пекина. Москва также сблизилась с Японией, Южной Кореей и Бирмой, поддерживая при этом прочные отношения с Индией и Вьетнамом», — говорит историк. Правда, громкие заявления Москвы расходятся с фактами, так как российский Дальний Восток остается малоразвитым регионом.


Россия действует теми же методами в развитии «незападного» направления. «Она согласна говорить со всеми государствами, в том числе с теми, кто не общается друг с другом», — говорит Игорь Деланоэ. Москва общается с Израилем и Ираном, поддерживает отношения с курдами, сближаясь при этом с Турцией. «Не связанная никакими обязательствами, как Вашингтон c Саудовской Аравией, Россия преследует только свои интересы, позволяя Турции воевать с курдами», — уточняет он. По мнению историка, для Москвы «методы — больше, чем стратегия», в отличие от США с их теорией демократизации Ближнего Востока, которая не принесла плодов в Ираке. «Россия не ставит на чашу весов вопрос о правах человека и выносит из дипломатических баталий все, что связано с внутренней политикой, — продолжает он. — Она никогда не верила в западную риторику победителя. Трамп очень близок к Путину. Они говорят на одном языке и рассуждают, исходя из расстановки и баланса сил».


Есть ли у России средства, чтобы добиться своих целей?


В условиях санкций и спада цен на углеводороды российская экономика пережила два года рецессии, а ее ВВП оказался в 2016 году на уровне 2009 года. Хотя экономический рост возобновился в 2017 году, он может стабилизироваться на отметке в 1,5%, что свидетельствует о большой зависимости от углеводородов. Для противодействия западной изоляции Россия начала политику импортозамещения и диверсификации рынков снабжения. «Политика самодостаточности (кто-то назовет ее автаркией) может записать на свой счет ряд успехов, в частности в сфере агропрома, однако ее недостаточно для устойчивого роста. Россия нуждается в западных инвестициях во многих областях, где она испытывает недостаток технологий», — считает Игорь Деланоэ.


В частности, Москва стремится не угодить в ловушку СССР, чья экономика не смогла пережить гонку вооружений времен холодной войны. «Россия сделала из этого выводы», — утверждает Арно Дюбьен, сравнивая российские затраты в Сирии с американскими в Ираке. По данным «Блумберг», Москва потратила в 2016 году в Сирии 1,2 миллиарда долларов при оборонном бюджете в 70 миллиардов (5% ВВП). США же направили с 2001 года более 2 триллионов долларов на внешние операции, главным образом, в Афганистане и Ираке. Если же добавить сюда связанные с этими конфликтами гражданские средства, сумма может достичь 12 триллионов. «В целом, России удалось многого добиться за небольшие средства, — отмечает Арно Дюбьен. — Москва ставит под сомнение унаследованный с 1991 года евроатлантический миропорядок, который, по ее мнению, оторван от действительности. Она считает, что он не противоречит, а следует за течением мира, который становится все менее и менее западным».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.