Мы понимаем, что в социальной среде нельзя проводить подобные сравнения, слишком сложно и быстро меняется окружающая нас действительность. Тем не менее, определенные тенденции проследить можно. Если же говорить о Венесуэле в международном контексте, то можно провести некоторые параллели с КНДР и Ираном. Мы также понимаем те огромные различия между двумя вышеупомянутыми странами и Венесуэлой, поскольку обе они часто фигурируют в повестке заседаний Совета Безопасности ООН, поскольку их ядерные программы представляют большую опасность. В последнее время крупные мировые державы уделяют все большее внимание Венесуэле.


Недавние действия боливарианского режима подтвердили его полное безразличие к мнению мирового сообщества. Созыв учредительного собрания стал той точкой невозврата, которая ускорила неприятие происходящего международным сообществом и изоляцию властей. Однако, ситуация не стоит на месте, и правительство «еще больше разжигает пожар и усиливает собственную изоляцию», ожидая некоего спасительного средства, какого-нибудь спонсора, подобного тому, который поддерживает Пхеньян. Спасительное средство может оказаться и чем-то совершенно иным, например, значительным ростом цен на нефть. Но этот сценарий имеет серьезные ограничения. С одной стороны, увеличение цены до 100 и больше долларов за баррель, о чем мечтают боливарианцы, представляется маловероятным. А если это все-таки произойдет, то альтернативные источники энергии станут более рентабельными, и цены на нефть пойдут вниз.


Итак, вспомним, что за последние месяцы цена выросла, но это не помогло правительству, которое совершает структурные ошибки, в частности, оно технически и технологически разрушило нефтяную компанию PDVSA, которая по этой причине с каждым днем теряет производительность. Часть продукции уже распределена либо на оплату огромного долга Китаю, либо в дар кубинской диктатуре.


Еще один способ заключается в создании криптовалюты, которую можно было бы выпустить на мировой рынок. Но этот вопрос, помимо своей технической сложности, имеет под собой и политическую основу: любая валюта основывается на доверии, а к боливарианскому правительству мировое сообщество как раз испытывает крайнее отчуждение и недоверие, и в его посулах никто не заинтересован.


Еще один вариант — это схема КНДР, то есть, чтобы какая-то держава взяла на себя заботу о боливарианской камарилье, удерживая ее у власти. Но этот сценарий тоже не представляется жизнеспособным. Китай уже продемонстрировал свое недовольство Северной Кореей, не наложив вето ни на одну из резолюций, которые СБ ООН принимал, начиная с 1993 года, когда была принята резолюция 825 с осуждением корейской ядерной программы. Затем, в 2006 году, они не наложили вето на резолюцию 1695, положившую начало санкционному процессу. Не выступил Китай и против четырех резолюций о введении санкций, принятых в прошлом году: 2356, 2371,2375 и 2397.


С другой стороны, некоторые утверждают, что Китай связан с Северной Кореей Договором о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи от 1961 года, предусматривающим, в числе прочего, оказание военной помощи. В действительности, оказывая помощь своему корейскому соседу, Китай руководствуется соображениями геополитической гегемонии.


У Китая серьезные интересы в Венесуэле, но он не развивает с ней отношений в военной сфере и не заинтересован брать на себя огромный венесуэльский долг и разбираться со сложной обстановкой в этой стране.


Кроме того, Китай осознает, что экономические отношения можно поддерживать и даже укреплять с демократическим правительством, как это происходит с аргентинским президентом Макри. Еще одним потенциальным спонсором могла бы стать Россия, которая, используя неразбериху, хочет извлечь выгоду. Однако у нее нет ни ресурсов, ни схем для решения венесуэльской проблемы.


С другой стороны, мировое сообщество вроде бы склонялось к иранской схеме, а именно, к ужесточению санкций с целью начала конкретных и эффективных переговоров по решению проблемы. Вспомним, что санкции в отношении Ирана в связи с его ядерной программой были введены в 2006 году посредством резолюции 1737 и шли по нарастающей. В 2016 году они были отменены посредством резолюции 2231 после достижения договоренности с Ираном.


В этот контекст вписываются итоги недавней встречи Группы поддержки Контадоры, состоявшейся в Чили, и введения санкций со стороны США, Канады и Евросоюза. Все указывает, что на это же нацелено и предстоящее турне (1-6 февраля) Госсекретаря США Рекса Тиллерсона по четырем странам Латинской Америки: Мексика, Аргентина, Перу и Колумбия. Очевидно, что правительство манипулирует санкциями и обращает их против собственного народа, чтобы он еще больше обнищал, и им было легче управлять. В этой неоднозначной ситуации народ и демократическая оппозиция должны оценить масштабы международной поддержки и дать слаженный, ответственный и хорошо организованный ответ на этот вызов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.