Кто знал, что война будущего может быть такой же безмятежно красивой, как на одном из пейзажей Дэвида Робертса, написанном еще в 19 веке на Ближнем Востоке.


О чем я? Я путешествую по израильской дороге на пересечении границ Ливана, Сирии и Израиля. Вдали — заснеженная вершина горы Хермон, которая как будто просит, чтобы приехали лыжники. Хермон находится в окружении ливанских и сирийских деревень, расположенных на террасах склона и увенчанных как минаретами, так и крестами. И единственный звук, который вы услышите здесь, — это одиночные выстрелы ливанских охотников.


Но это не картина Роберта. В действительности здесь находится второе по важности место на планете (после Корейского полуострова). И эта идиллическая картина — то, как выглядит война XXI века.


Потому что здесь спрятанные в деревнях, на склонах и в сосновом лесу военные силы Израиля пытаются разобраться с армией соперника (Сирия), армией региональной сверхдержавы (Иран), армией мировой сверхдержавы (Россия), организацией наемников и маньяков («Хезболла» и ИГ (запрещенная в России организация — прим. ред.)), а также с местными племенами и сектами (друзы и христиане).


Я нахожусь у этого оживленного перекрестка, и он может «взорваться» в любой момент. В 2017 году столкновения в Сирии и Ираке происходили главным образом между широкой глобальной коалицией и ИГ. В 2018 году главным сюжетом, безусловно, будет назревающая конфронтация между Израилем и Ираном / «Хезболлой» / шиитской коалицией.


Лично я не занимаю антииранскую позицию. Считаю, что у Ирана есть законные основания полагать, что у них проблемы с безопасностью в Персидском заливе. Но у меня есть пара вопросов: «Что, черт возьми, Иран делает здесь, когда помогает уничтожать демократический режим в Ливане, разрушает любую надежду на демократию в Сирии, а теперь еще и представляет прямую угрозу для Израиля? И будет ли Россия, партнер Ирана в подавлении восстания в Сирии, а также страна, которая имеет хорошие отношения с Израилем, использовать свои ракеты класса С-400 для защиты Ирана и „Хезболлы“?».


На этой неделе оба этих вопроса вышли на первый план. Вот что сказал премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, встречавшийся в понедельник с Владимиром Путиным — уже в седьмой раз за два года: «Израиль не позволит Ирану закрепиться в Сирии и превратить Ливан в «завод» по производству высокоточных ракет. Я ясно дал понять Путину, что если он сам не остановится, мы его остановим».


До сих пор израильское военное командование чувствовало себя уверенно в этой трехсторонней шахматной партии, избегая участия в сирийской гражданской войне, одновременно совершая нападения на Иран и «Хезболлу». Но, по словам израильских офицеров, «Хезболла» и Иран — также очень хорошие игроки, и они пытаются продвигаться вперед.


Итак, какова же стратегия Израиля, чтобы конфликт с «Хезболлой» и Ираном оставался «тлеющим»?


Израильские военные стратеги убеждены в том, что главная причина, по которой «Хезболла» избегает серьезных столкновений с Израилем, заключается в том, что в 2006 году воздушные силы Израиля без пощады и сожаления разрушили всю инфраструктуру, в частности, офисы «Хезболлы», а также военные объекты в южном пригороде Бейрута. Мирные жители не были убиты, но это не остановило бы израильтян, если бы гражданские лица оказались в тот момент среди складов оружия или в штаб-квартирах «Хезболлы».


Да, это была безобразная и очень жестокая операция, говорят израильские стратеги, но она сработала. Это вам не Скандинавия. «Здесь реальность начинается там, где заканчивается ваше воображение», — сказал один из израильских офицеров. Иногда только сумасшедшие могут остановить сумасшедших. И лидер «Хезболлы» Хасан Насралла определенно получил это послание. После Ливанской войны 2006 года он заявил, что никогда бы не начал этот конфликт, если бы заранее знал, что Израиль нанесет такой огромный урон шиитам в Ливане.


Израильские военные надеются, что «Хезболла» помнит этот урок так же, как и Иран. И если Тегеран думает, что может начать гибридную войну против Израиля с территории Ливана или Сирии, и это никак не отразится на внутренней ситуации в Иране, ему следует подумать еще раз.


Но Иран — решительный и хитрый противник. Он усовершенствовал примитивные ракеты класса «земля-воздух» и превратил технологию 1970-х годов в интеллектуальные высокоточные ракеты класса «земля-земля», которыми можно управлять с помощью GPS, навигационных систем и смарт-карт. Иранский союзник в Йемене, хуситы, уже использовали эти типы ракет.


Израильтяне сказали Путину, что не позволят Ирану строить такие ракеты в Ливане или передавать такое вооружение Хезболле в Ливане, и что Россия не должна вмешиваться в израильские операции против иранцев и их союзников. Какие обещания на этот счет дал Путин — непонятно.


Это немаловажно. Ведь сегодня, если «Хезболла» с ее менее точными ракетами захочет поразить какие-либо израильские военные цели с территории Ливана, ей, вероятно, придется запустить не менее 25 ракет. А вот после иранской модернизации «Хезболле» будет достаточно произвести один запуск, и высока вероятность, что ракета попадет в цель. Это означало бы, что противники Израиля могут разрушить его инфраструктуру в очень короткий срок.


Война не является неизбежной. В последние 12 лет Израиль, «Хезболла» и Иран занимались тем, что один израильский офицер назвал «кинетический диалог». То есть стороны пытались сдержать конфликт и при этом не унизить друг друга. Но когда 18 января 2015 года израильские военные убили иранского генерала, а также нескольких боевиков «Хезболлы» в Сирии, «Хезболла» ответила запуском ракеты по израильской военной машине, убив двух солдат. После войны 2006 года это была самая большая эскалация конфликта.


Израиль после тщательных размышлений предпочел не отвечать на месть. Иран и «Хезболла» тоже сделали выводы и остановились. Это и есть «кинетический диалог» в действии. Но как долго он будет работать?


Израиль, Иран и «Хезболла» намного сильнее, чем были в 2006 году. Но у каждого из них есть, что терять в новой ракетной войне. Израильская Кремниевая долина (Silicon Wadi) и ее широкая сеть высокотехнологичных компаний вдоль израильской прибрежной равнины стала гигантским двигателем прогресса. Но «Хезболла» и Иран фактически осуществляют контроль над ливанскими и сирийскими государствами. И никто не хочет потерять имеющееся.


Это должно внушать оптимизм. Но, увы, сейчас слишком мало шансов просчитать все ходы на этой «переполненной» трехмерной шахматной доске, и нельзя быть уверенными, что следующие 12 лет будут такими же спокойными, как предыдущие 12 лет.


Как заметил один израильский офицер на сирийско-израильской границе: «Мы хотим сохранить этот временный статус-кво навсегда, поскольку все остальные варианты гораздо хуже».