Учреждения власти Германии дали разрешение на строительство газопровода «Северный поток — 2» на территории и в территориальных водах страны. Строительные работы на континентальном шельфе (аналог специальной экономической зоны) разрешены в ноябре. Разрешения еще ожидаются от Дании, Швеции, Финляндии и России, но уже сейчас ясно, что существенных препятствий для соединяющего Россию и Германию газопровода больше нет.


Газопровод не притормозят ни решение законодателей Дании о том, что государство может запретить строительные работы в своих территориальных водах не только из-за экологических, но и политических соображений, ни поддерживаемые США претензии Польши и Украины. Возможный запрет Дании заставит строителей всего лишь немного изменить маршрут газопровода, продлив его на несколько десятков километров, что на общем фоне (протяженность около 1 тысячи 200 км) не особо важно. В свою очередь, США не готовы к затяжному политическому и экономическому конфликту с Германией ни из-за «Северного потока — 2», ни из-за интересов Польши и Украины. Берлин все-таки в другой весовой категории, чем Варшава и Киев.


Главная проблема противников «Северного потока — 2» заключается в том, что Германия (и еще несколько государств так называемой Старой Европы, в частности, Австрия и Франция) жизненно заинтересована в строительстве этого газопровода в силу как экономических, так и политических причин. Поставки дешевого российского газа по маршруту, на котором нет посредников, не только позволяют сохранить высокую конкурентоспособность важных отраслей экономики Германии (в особенности химической промышленности), но и делают Германию главным распределительным пунктом газа в Европе. В свою очередь, контроль за потоком энергоресурсов означает рост политического влияния. Нельзя также забывать об интересах германских энергетических гигантов, прибыль которых от дальнейшей продажи российского газа более чем внушительна.


В то же время строительство «Северного потока — 2», которое с очень большой степенью вероятности будет завершено в запланированный срок (до конца 2019 года), — это только первый этап борьбы. У противников газопровода даже после окончания строительства по-прежнему будет достаточно возможностей существенно ограничить использование его мощностей, а также создавать всевозможные бюрократические преграды для эксплуатации. Правда, и в этом случае исход, скорее всего, будет благоприятным для Германии, однако такие задержки вынудят Россию быть хотя бы частично уступчивее в энергетических отношениях с Украиной и Польшей, сохраняя значительные объемы транзита газа через Украину и после 2019 года.


На долгосрочную перспективу будущее газопровода «Северный поток — 2» очевидно решено, это наглядно подтверждают также перемены в позиции стран Балтии — возражения с их стороны в последнее время стали тише и скромнее.