Конфликт на Украине часто называют российской агрессией в зоне якобы исключительных интересов Москвы. Правда, на ситуацию можно взглянуть иначе, ведь если в какой-нибудь стране рядом с  Соединенными Штатами усиливаются антиамериканские настроения, то там немедленно оказываются американские войска. Никарагуа — только один из известных тому примеров. Россия отвечает аналогичным образом и борется за свои интересы на Украине. За этими событиями пристально следят в Белоруссии — стране, которая заключила с Россией крепкий союз и не располагает финансовыми ресурсами для того, чтобы проводить собственную независимую политику в области безопасности. Вместе с тем Минск боится за свои уже достигнутые на международной арене успехи и испытывает беспокойство из-за собственной роли, ведь белорусская территория служит своего рода защитой для России от военных походов из Европы (так было и в Первую, и во Вторую мировую войну).


Военная доктрина Белоруссии, принятая в 2016 году, признает единую оборонную доктрину Белоруссии и России, а также участие в Организации Договора о коллективной безопасности главными гарантами безопасности государства. Военное сотрудничество Белоруссии и России также согласуется с договором о защите границ, подписанным в 2009 году и вступившим в силу в 2012 году. Договор охватывает различные формы военного сотрудничества, в частности предполагает единую систему противовоздушной обороны (договор от 1995 года). Каждый год Минск и Москва проводят ряд совместных военных учений, крупнейшими из которых являются «Запад» и «Щит союза». Эти учения видоизменяются каждый год и являются основными для региональной группировки сил Белоруссии и России. Согласно договору от декабря 1999 года о создании Cоюза, Белоруссия и Россия должны проводить согласованную политику за рубежом и в области безопасности, а также отстаивать целостность границ Cоюза. Обе страны должны поддерживать эффективность оперативных сил, поэтому Белоруссия имеет возможность использовать общую военную инфраструктуру и другие логистические ресурсы Cоюза.


На самом деле использование этих ресурсов детально описано в документе, который Минск и Москва подписали в ноябре 2017 года. Согласно ему, оборона баз на белорусской территории и поставки оружия, которое российские вооруженные силы применят в случае угрозы Cоюзу или войны, находится в компетенции Министерства обороны Российской Федерации. То есть если Россия, руководствуясь какими-то критериями, сочтет реальной какую-либо угрозу, то может разместить свои технические базы безопасности в Белоруссии. И хотя Минск обязан на это согласиться, Александр Лукашенко начинает задумываться, не совершил ли он здесь ошибку.


С российской точки зрения, Белоруссия — полезный военный союзник. Благодаря ее географическому положению Россия может начать обороняться от сил, наступающих с запада, уже в 540 километрах от своих западных границ. Россия разместила на белорусской территории крупные военные объекты, такие как ОРТУ «Ганцевичи». Этот узел ведет наблюдение за верхними слоями атмосферы и ближним космическим пространством, фиксируя любое движение с запада. Таким образом, Россия разместила в соседней стране элемент системы предупреждения о ракетном нападении. А в Виейке, недалеко от Минска, находится узел связи, обеспечивающий контакт с атомными подводными лодками. Поскольку россияне рассматривают Белоруссию как исключительно собственную сферу интересов, их военное присутствие на белорусской территории ограничивает белорусскую независимость во внешней политике и в сфере безопасности так же, как НАТО ограничивает большинство своих членов в проведении независимой внешней политики (Турция — исключение).


Несмотря на развивающееся сотрудничество с Россией, белорусские власти хотят стать более независимыми от Москвы. Белорусская военная доктрина, обнародованная летом 2016 года, явилась непосредственной реакцией на изменения в политическом и военном устройстве Восточной Европы. Помимо важных угроз авторы этой доктрины учли и попытались адаптировать белорусскую оборону к существующему международному порядку, гибридным угрозам и информационной войне. Белорусские власти осознают опасность, исходящую и с востока, и с запада, и понимают свое невыгодное положение меж двух огней, чувствуя себя особенно некомфортно в условиях политической и военной конфронтации НАТО и ЕС с Москвой. Растущая напряженность в отношениях между Россией и НАТО уже привела к расширению военного присутствия вблизи белорусских границ. В ответ на расширение российского военного присутствия в Западном военном округе, НАТО повысило боеготовность в своих восточных членах. Поэтому Белоруссия, в свою очередь, поставила на вооружение систему залпового огня «Полонез», которая позволяет поражать объекты в радиусе до 300 километров. Кроме того, белорусское правительство выделяет средства для обновления флотилии истребителей Су-27. Вот уже несколько лет Минск не дает согласия на создание российских военных баз на своей территории. Но поскольку Россия возродила 689 гвардейский истребительный авиационный полк, то, как кажется, в присутствии своей авиации в Белоруссии Россия больше не нуждается.


Несмотря на все эти шаги, белорусские власти боятся, что с их ограниченными возможностями обеспечить стране безопасность не удастся. Сейчас Белоруссия тратит от одного до полутора процентов своего ВВП на армию, то есть около 500 миллионов долларов. Около 46 тысяч военнослужащих и еще 13 тысяч гражданских сотрудников вооруженных сил — это капля в море по сравнению с 300 тысячами российских военнослужащих, которые дислоцированы в одном только Западном военном округе. Вместе эти силы образуют оборонную систему, которая де-факто ориентирована исключительно на запад. Белорусская оборона поделена на два оперативных командования: на западе с центром в Гродно и на северо-западе с центром в Борисове.


Вместе с тем Минск предпринимает попытки сблизиться с НАТО, то есть внести независимый элемент в свою политику. Сотрудничество с альянсом началось еще в 1995 году, когда Белоруссия присоединилась к программе «Партнерство ради мира». С 2004 года Белоруссия участвует в Процессе планирования и анализа, а также выполняет другие функции, в частности принимает участие в операциях по поддержанию мира, предоставляет подразделение радиационной, химической и биологической защиты, а также семь врачей и мобильный госпиталь. Также НАТО и Белоруссия сотрудничают в сфере гражданского чрезвычайного планирования, кризисного реагирования, военного образования и оборонной реформы. Белорусские военнослужащие проходят языковую подготовку в странах-членах НАТО. Это сотрудничество продолжает развиваться в области контроля над вооружениями, систем ПВО, телекоммуникации и обработки информации. Белоруссия не участвует в учениях НАТО (в отличие, например, от Армении, которая в политическом отношении тоже близка с Россией), а также в военных операциях альянса. Сотрудничество Белоруссии с НАТО не имеет никакого военного значения, но для белорусских властей это единственный способ поддерживать собственные контакты с НАТО. И эти контакты удается использовать, например: белорусская дипломатия информировала членов НАТО о ходе военных учений, в частности «Запад — 2017». Это не означает, что Белоруссия хочет расширять это сотрудничество — Минск по-прежнему рассматривает НАТО как основную военную угрозу.


У Белоруссии очень мало возможностей, чтобы проводить собственную политику в сфере безопасности, в том числе придерживаться нейтралитета, хотя бы потому, что Минск закрепил свой военно-политический союз с Россией и ОДКБ. Несмотря на необходимость укреплять свои вооруженные силы, недостаток средств не позволяет белорусским властям провести важные реформы и реализовать программу перевооружения. Пока Белоруссия останется зависимой от российской поддержки в том, что касается обеспечения военной техникой, проведения учений и военной подготовки. В планах НАТО Белоруссия тоже рассматривается как часть российской оборонной системы. Тем не менее, несмотря на значительную зависимость Белоруссии от российской военной помощи, Минск стремится укреплять свою связь с НАТО. Именно поэтому во время учений «Запад — 2017» Минск пригласил в свою страну наблюдателей из Украины, Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, Швеции и Норвегии. В некоторых странах НАТО, например в Польше, в действиях Белоруссии видят доказательство того, что подошло время открыть в Минске информационный пункт НАТО.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.