Поскольку Турция активизирует свою военную кампанию против сирийских курдских бойцов, возникает соблазн обвинить в жестокости и агрессивном шовинизме и ксенофобии президента Реджепа Тайипа Эрдогана. В конце концов, Эрдоган давно предупреждал, что Турция никогда не потерпит курдского военного присутствия на южной границе страны. Недавнее наступление, похоже, указывает, что его слова подтверждаются действиями.


И все же, несмотря на то, что Эрдоган, возможно, отдал приказ об «Операции Оливковая ветвь», настоящим виновником этого является близорукий акцент Соединенных Штатов на искоренении регионального джихадизма. Лишившись последовательной политики Сирии, последующие администрации США одержимы нацеливанием на Исламское государство (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.), без учета всех последствий своих действий. Вторжение Турции в северо-западную Сирию это всего лишь одно из этих последствий.


В июле 2012 года, когда Партия демократического единства курдов (PYD) захватила ряд сирийских пограничных городов, Турция была встревожена. PYD является сирийским ответвлением Турецкой рабочей партии Курдистана (РПК), которая с 1984 года ведет войну в партизанском стиле против турецкого правительства.


Первоначально, США разделяли озабоченность Эрдогана. В августе 2012 года, тогдашний госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила, что «Сирия не должна становиться убежищем для террористов РПК». Но после того, как ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.) захватило обширные участки территории в Сирии и Ираке, Америка нашла в лице PYD полезного союзника. Вскоре, США уже поставляли оружие и проводили обучение вооруженного крыла PYD.


Разгневанный этими шагами, Эрдоган хотел получить заверения, что американская поддержка курдов будет временной, и что курдские бойцы не пересекут реку Евфрат. Но, после чего турки получили желаемые гарантии, хорошо вооруженные курды все равно пересекли Евфрат.


Затем, в августе 2016 года, Вице-президент Джозеф Байден публично предостерег бойцов PYD, предупреждая, что, если они не отступят, то потеряют поддержку США. Но боевики так и не отступили, а США продолжали их вооружать и обучать. В апреле 2017 года, возмущенный Эрдоган заявил, что администрация Обамы «обманула» Турцию в том, что касается РПК. «Я не верю, что администрация Трампа сделает то же самое», предположил он.


Но Эрдоган был обманут в очередной раз. Несмотря на полученные обнадеживающие сообщения, что США обещает прекратить передачу оружия, Президент Дональд Трамп не изменил курс, и американское оружие продолжает поступать к курдам.


Из-за этого, Турецкие лидеры утратили доверие ко всему, что говорит правительство США. Обе страны даже не могут согласовать содержание телефонного звонка президента, о чем свидетельствуют их противоречивые сведения о разговоре состоявшемся в прошлом месяце.


Как отношения между двумя союзниками по НАТО достигли столь низкого уровня?


Ответ на этот вопрос можно объяснить отказом Президента Барака Обамы направить боевые подразделения против ИГИЛ в пользу «легкого присутствия», используя местные силы, которым помогают авиаудары и подготовка со стороны США. Этот подход был впервые опробован в Ираке, но он провалился, когда cилы народной мобилизации (СНМ), поддерживаемые Ираном, захватили территорию. Последствия этого решения, которое США в значительной степени предпочли проигнорировать, достигнут кульминации в апреле, когда командиры СНМ планируют баллотироваться на парламентских выборах в Ираке.


В Сирии курды оказались более надежными прокси. Но их преданность США имела высокую цену. Обама был готов проигнорировать связи своих бойцов с РПК, используя проницательную въедливость, чтобы различить неразличимые группы. Никогда, по-настоящему, не понимая опасений Эрдогана, Обама предпочел воспринимать беспокойства Турции лишь поверхностно.


Когда Трамп вступил в должность, отсутствие у него интереса к деталям и склонность к показухе усугубили напряженность. Ключевой особенностью президентства Трампа было его желание снискать расположение гостей, предлагая то, что он не может выполнить (как это было во время недавней встречи с демократами конгресса по вопросам иммиграции). Полагаю, что эта склонность понравиться, похоже, привела к тому, что Трамп наобещал Эрдогану то, что лица в Пентагоне ответственные за Американскую политику в Ираке и Сирии, никогда не намеревались сделать.


Но, в отличие от американских законодателей, у Эрдогана есть армия, которая марширует по его усмотрению. И Турция рассматривает РПК как экзистенциальную угрозу, и считает PYD смертельным привеском Сирии. Американские запутанные сообщения, сделанные президентом, не обученным политическим нюансам или дипломатии, привели к критическим взаимоотношениям и, в свою очередь, поставили под угрозу борьбу с ИГИЛ. Несмотря на то, что государство Трампа заявляет, что ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.) практически побежден, в Сирии остаются около 3000 боевиков, порой даже захватывающих территорию.


Коротко говоря, политика Америки обречена на провал. Мало того, что она обнадеживает своих противников, таких как Иран и его СНМ прокси; она также подвергает опасности около 2000 американских солдат, работающих с курдами в Сирии.


Интуиция не подвела Обаму. Полномасштабным вторжениям редко удается искоренить угрозы джихадистов. Но перекладывание Америкой своих сражений на местных бойцов в Сирии, создало новые угрозы. Если Трамп собирается порвать с прошлым и заслужить уважение, которого он требует, США должны найти новый способ достижения своих целей безопасности без размещения целых подразделений. Однако на данный момент, США предлагают Турции и региону лишь непоследовательность и еще больше пустых обещаний.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.