Тбилиси — Представители властей оккупированной Абхазии и Южной Осетии на прошлой неделе посетили Науру, где они встретились с президентом страны Бароном Вака и приняли участие в торжественных мероприятиях, посвященных 50-летию независимости Науру.


В связи с визитом представителей Абхазии и Южной Осетии в Науру (карликовое государство на одноименном коралловом острове в западной части Тихого океана площадью 21,3 км² и населением около 10 тысяч человек. Независимость провозглашена в 1968 году, — прим. ред.) и региональном и внутреннем контексте этого визита Civil.ge попросил сделать комментарий профессора Рубена Азизяна, директор Центра исследований в сфере обороны и безопасности при Университете Мэсси Новой Зеландии.


Civil.ge: Представители оккупированной Абхазии и Южной Осетии посетили Науру по приглашению президента Барона Вака. Можете ли вы предоставить нам дополнительную информацию об этом визите?


Рубен Азизян: Представителей двух сепаратистских республик пригласили на торжественные мероприятия, посвященные 50-летию независимости Науру. Их участие является результатом последовательных усилий Науру и обеих республик, направленных на поддержание тесных отношений. Южная Осетия даже назначила своего представителя в Науру.


Для Науру, одной из самых малых и беднейших стран мира, такое сотрудничество обеспечивает возможности получения финансовой помощи со стороны России, а также укрепление позиций в международных отношениях, даже если это связано с неправильными подходами. Кроме того, с помощью такого сотрудничества Науру приобретает рычаги для получения финансовых и политических уступок от соседней Австралии и Новой Зеландии. Например, Науру имеет серьезную напряженность с Новой Зеландией из-за нарушений прав человека и удушение политической свободы.


— После того как Тувалу (островное тихоокеанское государство в Полинезии, население страны — около 11 тысяч человек, — прим. ред.) и Вануату (тихоокеанское государство, расположенное на 83 островах, население — около 300 тысяч человек, — прим. ред.) отменили признание оккупированных районов, Науру остается единственной страной в регионе, признающей два оккупированных района Грузии. Как вы считаете, Науру также предпримет такой шаг и отменит признание?


— Это может случиться в нескольких случаях, например, если изменится политическое руководство Науру, что вероятно может произойти после президентских и парламентских выборов, запланированных на 2019 год. Кроме того, Австралия может повлиять на политику Науру, если она, как крупнейший донор Науру, решит прекратить финансовую помощь для этого небольшого острова. Однако следует сказать, что Канберра пока не делала такого заявления и будет пытаться поддерживать стабильность в Науру, поскольку ее вновь беспокоит возможный выход Науру из сферы своего влияния. Это произойдет в том случае, если Россия не сможет компенсировать надлежащим образом кавказскую политику Науру. Хотя и оказываемая Науру помощь не ложится тяжким бременем на плечи России, Кремлю, возможно, придется пересмотреть объем этой помощи, если стратегический контекст отношений России с Соединенными Штатами начнет меняться в условиях президентства Дональда Трампа, хотя это и является отдаленной перспективой. Правительство Науру четко понимает высокие ставки этой дипломатической игры и может изменить свою политику, если увидит, что эта политика приносит проблемы вместо пользы.


— Россия активно содействует международным контактам двух регионов. Также однозначно, что последний визит был бы невозможным без политической и финансовой поддержки Кремля. Чего пытается достичь Москва в регионе и, как вы считаете, какую роль сыграла Москва в этом конкретном визите?


— У России есть несколько целей в этом отношении. Москва проявляет все больше заинтересованности и пытается расширить свою вовлеченность в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где ее влияние все еще ограничено. В условиях, когда у нее сложились проблемные отношения с Западом, Россия ищет нового партнера, и неважно, будет ли он крупным или малым. Признание Абхазии и Южной Осетии также является частью конфронтации Москвы с Западом. Москва формирует отношения с тихоокеанскими островными государствами, а последние пытаются диверсифицировать свою внешнюю политику и снизить зависимость от Австралии и Новой Зеландии. Кроме того, Москва также является местом для регулярных встреч представителей сепаратистских республик и официальных лиц Науру. Приглашение представителей Абхазии и Южной Осетии на торжественные мероприятия в Науру произошло именно на одной из таких встреч.


— США активно противостоят таким действиям, особенно когда речь идет о признании. Одним из примеров этого является запрет на предоставление финансовой помощи тем странам, которые признают эти два региона Грузии. Как вы оцениваете политику США в регионе, особенно в российском вопросе?


— США, конечно же, активно противостоят действиям, направленным на признание независимости Абхазии и Южной Осетии. Однако дипломатическое представительство Вашингтона в южном Тихоокеанском регионе не столь сильное, поэтому с точки зрения обеспечения своих интересов в регионе США сильно зависят от своего стратегического союзника — Австралии, и сравнительно в меньшей степени — Новой Зеландии. На фоне того, что США противостоят росту дипломатического влияния России в регионе, у Вашингтона нет четкой стратегии, как справиться с Россией в Азиатско-Тихоокеанском регионе. США вновь рассматривают Россию в качестве европейской страны, и за пределами внимания остается роль России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.