Украина снова будет покупать российский газ, но Москва не сможет использовать его в качестве рычага давления на Киев в той степени, как она делала это раньше.


Трубопроводная политика по-прежнему вызывает разногласия в Европе, и восточноевропейские страны, такие как Польша, будут и впредь противодействовать ключевым проектам «Газпрома» на континенте, включая «Северный поток-2»


Доля «Газпрома» на рынке Европы вряд ли сократится, но он уже не сможет как прежде раскалывать континент и использовать экспорт энергоресурсов в качестве инструмента политического давления.


Долгие годы Россия осуществляла политические манипуляции, экспортируя газ на Украину. Она применяла метод кнута и пряника, то повышая, то снижая цены на этот остро необходимый Киеву энергоресурс. С ноября 2015 года у Украины исчезла необходимость покупать газ у российского «Газпрома», но сегодня эта страна снова прокладывает путь в Москву, намереваясь приобретать там голубое топливо. Однако на сей раз ситуация складывается иначе. Украина покупает российский газ, но добившись в последние годы своих стратегических целей, она вряд ли попадет в прежнюю зависимость от энергоресурсов из Москвы, хотя вопрос об экспорте российского газа занимает важное место в европейских политических дискуссиях.


«Нафтогаз» и «Газпром» сталкиваются лбами


7 февраля государственная газовая компания Украины «Нафтогаз» объявила о том, что Киев в марте возобновит импорт природного газа из России благодаря двухгодичному контракту на поставку, подписанному с «Газпромом». Этот закупочный контракт стал составной частью урегулирования споров между «Нафтогазом» и «Газпромом» после продолжительного арбитража по вопросу 10-летнего контракта, который закончится в конце 2019 года.


Этот спор был вызван разрывом отношений между Москвой и Киевом во время протестов Евромайдана в 2014 году. Москва, действуя через «Газпром», использовала газовые контракты как средство давления на Киев, чтобы влиять на его действия. А поскольку в силу исторических обстоятельств Киев был не в состоянии получать газ из других источников, у него было очень мало козырей в игре с Москвой. Структура контрактов «Газпрома» была важнейшим элементом, делавшим такие страны как Украина должниками и заложниками Москвы. Чиновники из «Газпрома» включали в контракты условие полной оплаты при отказе от поставки либо выстраивали их таким образом, что покупателям типа «Нафтогаза» приходилось приобретать какую-то минимальную долю из указанного в контракте объема газа вне зависимости от того, потреблял или нет конечный пользователь такое количество топлива. Например, «Газпром» и «Нафтогаз» в 2009 году подписали контракт сроком на 10 лет на поставку газа в объеме до 52 миллиардов кубометров в год. Но в этом документе было положение о том, что «Нафтогаз» ежегодно будет оплачивать 42 миллиарда кубометров даже в том случае, если украинским потребителям не понадобится такое количество газа.


Москва часто предлагала скидки (а потом отказывалась от них), исходя из политических решений, принимаемых Украиной. Это было и до, и во время протестов Евромайдана. В декабре 2013 года тогдашний премьер-министр Украины Виктор Янукович (так в тексте, в то время Янукович был президентом — прим. перев.) добился 33-процентной скидки в цене на российский газ и заключил соглашение о кредите на 15 миллиардов долларов в обмен на обязательство не подписывать соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Эта сделка спровоцировала протесты на Майдане, участники которых поддержали соглашение об ассоциации. В итоге Янукович был смещен со своего поста в феврале 2014 года. После его свержения Россия незамедлительно отказалась от этой и других скидок, из-за чего цены на газ подскочили на 80%.


Кроме этого, Россия в ответ на Евромайдан захватила Крым и предположительно разожгла конфликт на востоке Украины. Киев принял соответствующие меры по повышению эффективности энергопотребления и ограничению импорта природного газа из России. В этих целях он решил сделать ставку на имеющиеся запасы и обратился с просьбой к Словакии, Венгрии и Польше протянуть на Украину обратные трубопроводы, дабы она могла покупать газ напрямую из Европы. Это все равно был газ из России, но уже приобретенный европейскими компаниями, а не «Нафтогазом», по отдельным контрактам. Европейские фирмы по договоренности начали продавать «Нафтогазу» это топливо с небольшой наценкой.


Однако Россия заявила, что «Нафтогаз» должен ей крупную сумму денег из-за условия полной оплаты при отказе от поставки, которое присутствует в 10-летнем контракте. В итоге стороны обратились в суд. В декабре 2017 года арбитражный суд Стокгольмской торговой палаты вынес постановление о том, что «Нафтогаз» должен выплатить «Газпрому» чуть больше двух миллиардов долларов за газ, полученный в 2014 году. Но украинская компания добилась отсрочки исполнения приговора по положению о покупке как минимум 42 миллиардов кубометров газа в год, что при запрашиваемой цене в 485 долларов за тысячу кубометров составляло целых 20,4 миллиарда долларов в год. Тем не менее, по решению суда Украина на протяжении двух последних лет действия контракта обязана покупать пять миллиардов кубометров в год. Поэтому ей придется возобновить в малом объеме экспорт газа из России, хотя выдвинутые «Газпромом» цены превышают все то, что предлагают европейские посредники.


Украина возвращается на российский рынок, однако спор из-за газового контракта позволил этой стране лучше интегрироваться на европейском газовом рынке за счет реверсных потоков. В результате Москве будет сложнее оказывать давление на Украину, так как Киев в новых условиях получит возможность просто приобретать российский газ у других покупателей «Газпрома», и Москва уже не сможет вести свои старые ценовые игры, даже если «Нафтогаз» со временем подпишет очередное соглашение с «Газпромом». И хотя Москва может просто физически перекрыть вентиль, это неизбежно повлечет за собой проблемы с покупателями газа, который идет через Украину.


Проблемы «Северного потока»


Еще одним яблоком раздора между «Газпромом» и «Нафтогазом» стал транзит поставляемого европейским странам природного газа через Украину. В период напряженности, возникшей в связи с Евромайданом, Киев пытался поднять цену на транзит газпромовского газа, идущего через Украину в Европу, однако это привело к другому арбитражному процессу, который должен завершиться в этом месяце.


В настоящее время непонятно, будут или нет стороны продлевать контракт о транзите, срок действия которого тоже заканчивается в конце 2019 года. Ранее «Газпром» говорил о том, что после окончания срока контракта он перестанет использовать Украину в качестве транзитного маршрута в Европу, отдав предпочтение «Северному потоку-2» (для Центральной и Северной Европы) и «Турецкому потоку» (для юго-восточной Европы). Однако проект первого трубопровода вызвал политические баталии в Брюсселе, а второй трубопровод не сможет обеспечить поставку газа в Германию и Австрию. «Газпром» весьма разумно говорит о том, что дешевле будет построить «Северный поток-2», который станет более прямым и коротким маршрутом между новыми месторождениями на арктическом полуострове Ямал и Северной Европой, чем ремонтировать старую инфраструктуру советской эпохи на Украине.


Однако те европейские страны, у которых самые серьезные противоречия с «Газпромом» (это Польша, Словакия, Латвия, Литва и Эстония), выступают в Брюсселе против планов прокладки «Северного потока-2». Многие из этих стран ведут арбитражные процессы с «Газпромом» и утверждают, что новый газопровод ослабит энергетическую безопасность Европы, так как он усилит зависимость континента от российского газа. А поскольку «Северный поток-2» пойдет напрямую из России в Германию, Украина, Польша и другие страны опасаются, что если они тем или иным образом будут раздражать Москву, им придется страдать долгими холодными зимами, потому что Кремль сможет прекратить отдельные поставки этим странам, продолжая перекачивать газ в Германию. И это не говоря уже о том, что данные страны могут лишиться весьма прибыльных контрактов на транзит.


Германия отвергает претензии восточных соседей и утверждает, что «Северный поток-2» — это чисто коммерческое предприятие, в которое не должны вмешиваться европейские регулирующие органы. Однако к началу марта Еврокомиссия может выпустить новую директиву о расширении правил третьего энергетического пакета, где говорится, что одно и то же юридическое лицо не может одновременно быть собственником трубопровода и газа, перекачиваемого по нему. Тем самым, строительство «Северного потока-2» окажется под угрозой. В конечном счете Брюссель и «Газпром» могут договориться об особом правовом режиме для «Северного потока-2», однако любая такая договоренность наверняка повлечет за собой подписание дополнительного соглашения о сохранении значительных объемов транзита через Украину.


Польша вынашивает план


Некоторые восточные члены Евросоюза пытаются принять другие меры, чтобы ослабить свою зависимость от российского газа. В 2014 году начал свою работу импортный терминал СПГ в литовской Клайпеде, хотя аналогичный проект в Эстонии застопорился из-за проблем с финансированием. Польша, которая когда-то была одним из крупнейших покупателей российского газа в мире, в 2015 году также открыла импортный терминал СПГ в Свиноустье. Однако из-за ограниченной пропускной способности на долю этого терминала в прошлом году пришлось всего 11% потребляемого в Польше природного газа, а Россия поставила туда 63%. Несмотря на такую разницу, Варшава надеется, что ей удастся отказаться от импорта российского газа, когда в 2022 году закончится ее закупочный контракт. В этих целях она достала из-под сукна свой давний проект «Балтийская труба» (Baltic Pipe). Этот проект стоимостью два миллиарда долларов предусматривает строительство морского трубопровода между Польшей и Данией, который будет подключен к норвежской трубопроводной инфраструктуре в Северном море. Если этот проект, в рамках которого планируется поставлять в Польшу 10 миллиардов кубометров норвежского газа в год, вызовет к себе интерес, то он станет равноценной заменой российскому газу после окончания в 2022 году контракта с «Газпромом».


Огромные газовые запасы России издавна являются важнейшим источником энергии для Украины и других стран на западе, благодаря чему Москва имеет рычаги воздействия на них, и часто пользуется ими, особенно против небольших и слабых соседей, таких как Киев. Но сегодня Украина открыла для себя новые способы получения дешевого газа благодаря реверсным потокам из стран-членов ЕС. А такие государства как Польша начали поиск альтернативных источников поставок, что может привести к снижению зависимости Варшавы от России. А поскольку клиенты Москвы обращают свои взоры в другую сторону, те дни, когда Россия устанавливала правила газовой игры, приближаются к концу.