Президент Трамп прав в одном: они там в Москве наверняка «смеются до колик в животе».


Над ним.


Увидев убедительные доказательства того, что российские кибервредители через социальные сети и даже посредством организации митингов пытались повлиять на выборы в 2016 году и на избирателей в тех штатах, где у кандидатов не было явного преимущества, Трамп отреагировал отчаянной и одновременно жалкой попыткой защитить свое собственное уязвленное самолюбие. «Но разве я не был замечательным кандидатом?» — умоляюще спросил он в воскресенье в Твиттере.


Видимо, защита нашей демократии не заботит Трампа ни в малейшей степени. Но для вас это вряд ли станет неожиданностью.


В своем ошеломляющем обвинительном акте специальный прокурор Роберт Мюллер в пятницу изложил подробные обстоятельства того, как работавшая в Санкт-Петербурге группа оплачиваемых интернет-троллей усердно пыталась «посеять разногласия в американской политической системе». Начинали они с попыток нанести общий вред, но «с начала по середину 2016 года действия обвиняемых включали в себя поддержку президентской кампании тогдашнего кандидата Дональда Трампа и нанесение вреда Хиллари Клинтон».


Вот так, черным по белому. Трампа избрали при активной помощи со стороны российского президента Владимира Путина. Путина не включили в число участников сговора, но организовавший эту схему олигарх Евгений Пригожин является его давним дружком, известным в России как «путинский шеф-повар». Поэтому смехотворными выглядят заявления о том, что он мог вмешиваться в американские выборы без приказа Путина.


13 поименованных в списке Мюллера обвиняемых предположительно находятся в России, то есть, они недосягаемы для американской юстиции. Избирателей, просматривавших посты этих русских в Фейсбуке, Инстаграме и Твиттере, убеждали в том, что пишут эти комментарии их сограждане, а не представители враждебной иностранной державы.


Мусульман они пытались убедить в том, что Клинтон против ислама, а противников ислама уверяли, что она выступает за введение законов шариата. При помощи аккаунта в Инстаграме под названием «Пробудившиеся чернокожие» они пытались повлиять на голоса афроамериканцев, называя Клинтон «меньшим из двух зол», а также утверждая, что лучше вообще не голосовать. Они покупали онлайновую рекламу, в которой называли Клинтон «сатаной». Они лживо обвиняли ее в обмане избирателей и утверждали, что Трамп это единственный кандидат, способный защитить полицию от террористов.


Они организовывали и сзывали людей на реальные митинги за Трампа и против Клинтон во Флориде, в Северной Каролине и Пенсильвании, о чем говорится в обвинительном заключении. Кроме того, они пытались влиять на их предвыборную кампанию в социальных сетях в штатах, где не было явного преимущества ни у того, ни у другого. Чтобы оплачивать все это, они открывали банковские счета на поддельных лиц, дабы никто не узнал, что политические рекомендации им дают русские тролли, работающие на «путинского повара».


Сенсационное обвинение Мюллера наделало много шума, а Трамп в Твиттере закатил истерику, которая не закончилась у него и в понедельник. Вряд ли стоит тратить время и усилия на цитирование всех его глупостей, но по сути дела, он пытался утверждать, что предъявленное обвинение доказывает два момента: во-первых, какие бы действия ни осуществляли русские (или не осуществляли), они не оказали никакого воздействия на результаты голосования; а во-вторых, между русскими и штабом Трампа не было никакого сговора (вернее, НЕ БЫЛО НИКАКОГО СГОВОРА, поскольку именно так, большими буквами Трамп написал в Твиттере).


Но в глубине души он наверняка знает, что в обвинении говорится не об этом.


Безусловно, определенное воздействие на результаты голосования было оказано. Если бы общение в Фейсбуке, Инстраграме и Твиттере никак не могло повлиять на избирателей, предвыборные штабы не стали бы разрабатывать стратегии своего поведения в соцсетях. Если бы митинги не привлекали избирателей на ту или иную сторону, предвыборные штабы нашли бы лучшее применение тем средствам, которые тратятся на их организацию.


Безусловно, мы не можем сказать, в какой мере оказал свое воздействие этот элемент российского вмешательства. Если бы в промышленном поясе Америки, где неожиданно победил Трамп, проголосовало больше афроамериканцев, имело бы это какое-то значение или нет? А если бы меньше прогрессивистов проголосовало за Джилл Стайн (Jill Stein) из Партии зеленых, чью кандидатуру всячески поддерживали русские? Наверное, какой-нибудь мудрый профессор политологии когда-нибудь разберется во всем этом.


Что касается сговора, то Мюллер вовсе не утверждает, что кто-то из штаба Трампа сознательно участвовал в действиях Пригожина. Но русские сделали гораздо больше. Представители спецслужб говорят, что он взломали ящики электронной почты Национального комитета Демократической партии и руководителя штаба Клинтон Джона Подесты, а затем обнародовали украденные оттуда материалы, чтобы максимально подорвать шансы Клинтон на победу. Мы не знаем, был ли сговор в этой схеме или в других схемах, о которых нам пока неизвестно.


В субботу вечером Трамп очень долго не ложился спать, и все писал и писал в Твиттере: «Единственный сговор был между Россией и нечестной Х, между НКДП и демократами. Вспомните „грязное досье", уран, речи, почтовые сообщения и компанию Подесты!»


Путин, хватит смеяться. Живот надорвешь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.