В Министерстве обороны Украины утверждают, что разговоры о высоком уровне суицидов среди военных не соответствуют действительности. А в военной прокуратуре бьют тревогу.


В Украине разразился скандал между Министерством обороны и военной прокуратурой.


Прокуроры говорят о серьезных последствиях посттравматического синдрома среди военных, которые длительное время находятся в зоне боевых действий.


Минобороны же отрицает какие-либо проблемы. Мол, количество самоубийств в армии «на таком же уровне, как и в прошлом году, и не имеет тенденции к росту».


Пока чиновники спорят, украинские военные умирают не на поле боя.


Статистика прокуратуры


В 2016 году самоубийство в зоне АТО совершили 63 военнослужащих. С тех пор статистика ухудшилась, утверждают в прокуратуре.


В среднем в зоне боевых действий на Донбассе еженедельно совершают самоубийство 2 — 3 военнослужащих, сообщил главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос.


«Очень печальная статистика самоубийств среди людей, которые длительное время находятся (на территории боевых действий). В среднем в неделю 2-3 человека», — сказал он.


«Это те, кто находится в зоне АТО», — уточнил прокурор, добавив, что ведение статистики самоубийств среди участников боевых действий не в компетенции военной прокуратуры.


Матиос подчеркнул, что участие в боях на востоке Украины приняли более 500 тысяч человек.


«А мировая статистика говорит, что до 80% из них имеют те, или иные признаки посттравматического синдрома, который состоит и в жестокости в семье, и в агрессии, и в не восприятии мирной жизни», — добавил он.


Ответ Минобороны


В Министерстве обороны утверждают, что заявления военной прокуратуры о высоком уровне суицидов среди военных не соответствуют действительности.


«Это заявления чиновников, которые не работают непосредственно с личным составом, это пиар и манипуляция», — заявил начальник Главного управления морально-психологического обеспечения Минобороны генерал-майор Олег Грунтковский.


Он отметил, что количество самоубийств в армии — «на таком же уровне, как и в прошлом году, и не имеет тенденции к росту», при этом конкретных цифр так и не назвал, сославшись на государственную тайну.


«Откуда взяты цифры у военного прокурора, я не знаю, может, это выдумки. Я не могу назвать цифру, потому что это информация, которая относится к тайне», — подчеркнул он.


Журналисты требовали озвучить цифры по количеству самоубийств, однако представители Минобороны отказались это делать, ссылаясь на то, что это ограниченная информация для внутреннего пользования.


Что касается других случаев и преступлений, связанных с военными, в Минобороны заявили о тенденции к уменьшению таких случаев.


«По состоянию на февраль 2018 года, по сравнению с прошлым 2017 годом количество преступлений и происшествий уменьшилось на 41%. Вдвое меньше преступлений, связанных с уклонением от службы, почти на 30% меньше случаев, связанных с использованием оружия, на 16 % меньше случаев с употреблением наркотических средств», — добавил Грунтковский.


У Матиоса свои данные


Главный военный прокурор Анатолий Матиос настаивает на том, что в армии сейчас сохраняется высокий уровень самоубийств, и обвиняет Минобороны во лжи.


«О печальной лжи о суицидах в армии начальника управления морально-психологического обеспечения МОУ Грунтковского (лучше бы молчал). За два месяца текущего года по два суицида в неделю (16 погибших от суицида) — эти скупые данные Единого реестра досудебных расследований бесстрастны, как никто. Большинство самоубийц — совсем юные ребята 1995-1998 годов рождения», — заявляет Матиос.


По его словам, это «ужасная правда и данные о самоубийцах не являются и не могут быть тайными».


По словам Матиоса, в последнее время военная прокуратура остро ставит вопрос о крайней необходимости своевременного выявления посттравматического синдрома и предотвращению случаев самоубийств среди бывших и действующих участников АТО.


«Только по данным Единого реестра из почти 313 тысяч участников АТО 518 человек совершили самоубийства. Сколько ими совершено в гражданской жизни преступлений на почве ПТРС, не учитывает никто», — отмечает прокурор.


Он указывает, что прохождение участниками АТО психологической реабилитации является обязательным, однако в 2017 году уровень их обеспечения такой услугой со стороны государства составил лишь 0,1% от общего количества.

 

«Должен кричать о том, что в феврале 2017 региональные органы социальной защиты населения прекратили мероприятия по психологической реабилитации участников АТО, а потому соответственно было уменьшено государственное финансирование в этом направлении с 49,9 миллиона гривен до 21,9 миллиона гривен (или на 56,1%)», — отмечает Матиос.


В то же время в 2018 году на указанные цели в госбюджете по сравнению с 2016 — 2017 годами увеличено финансирование и предусмотрено 109 миллионов гривен.


«Но печальные реалии нашей жизни свидетельствуют — наличие значительного материального ресурса не гарантирует его рационального и эффективного использования», — констатирует Матиос.


«Если не говорить о беде и ничего не делать, и дальше будет бредом „процветать" в СМИ ложь генерала Грунтковского», — заявляет прокурор.


Последние случаи


В Минобороны заявляют о тенденции к уменьшению небоевых потерь, однако только за последние недели произошло несколько серьезных происшествий.


14 февраля в Широкино на почве неуставных отношений двое морпехов расстреляли четверых своих сослуживцев. Убийцы заявляют о дедовщине и издевательствах со стороны своих жертв. Но в Минобороны все отрицают.


18 февраля в одной из воинских частей в зоне АТО в результате неосторожного обращения с оружием, военнослужащий ранил сослуживца.


Сообщается, что раненому на месте оказали неотложную медицинскую помощь и эвакуировали в военное медицинское учреждение, однако медики не смогли его спасти.


Военнослужащий, который стрелял, находился в состоянии сильного алкогольного опьянения.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.