Как обещал президент Армении Серж Саргсян еще в сентябре 2017 года с высокой трибуны Генеральной ассамблеи ООН, Армения вступили в весну 2018 года без армяно-турецких протоколов. Первого марта к своему логическому концу дошел армяно-турецкий процесс, не приведя к изменениям в контексте нормализации отношений между двумя соседними странами. Попытаемся подвести итоги и понять почему процесс развивался именно таким образом и к какому конечному результату он привел?


Нужно отметить, что этот процесс, направленный на нормализацию армяно-турецких отношений и получивший название «футбольной дипломатии», являлся тщательно разработанной инициативой властей Армении, в которой были учтены все риски.


Начиная этот процесс, президент Армении, по сути, пошел на беспрецедентный для армянской дипломатии шаг, который был призван сломать множество стереотипов, в том числе, международных, увеличить вес Армении в глобальных политических процессах и изменить соотношение сил в регионе. Изначально было ясно, что цель будет труднодоступной, а результат — трудно предсказуемым. Однако, даже независимо от исхода, Армения должна была выйти из игры победителем — или с открытой границей и преодоленной блокадой, или с существенно выросшим международным авторитетом в глазах сверхдержав. Во втором случае ставилась цель преодолеть стереотипное представление об Армении, как стране, имеющей проблемы со всеми соседями.


Этот процесс на самом деле требовал от армянских властей большой политической воли, потому что одновременно нужно было решать несколько задач:


А) устоять перед недовольством некоторых кругов в Диаспоре и вести с ними последовательную работу, объясняя свою политику и не допуская раскола между Диаспорой и Арменией,


Б) преодолеть противостояние разных политических сил (в том числе, выход из правящей коалиции Армянской революционной партии «Дашнакцутюн»), а также тревогу и максималистские устремления некоторых слоев общества,

 

В) вести работу с международной общественностью, чтобы процесс нормализации армяно-турецких отношений не стал бы препятствием для продолжения процесса международного признания Геноцида Армян и так далее.


Все эти вопросы были довольно сложными, многосторонними и требующими больших усилий. Следовательно, от властей требовалась большая политическая воля, чтобы решать эти проблемы и следовать своей стратегии.


А как проявила себя Турция? Когда стартовала «футбольная дипломатия», Турция была гораздо более демократичной или, как минимум, стремилась такой казаться, надеясь на продвижение процесса вступления в ЕС. Кроме того, внешняя политика страны выстраивалась на принципе «ноль проблем с соседями», что просто обязывало Анкару положительно отреагировать на инициативу Армении. Другой вопрос, что Турция не проявила достаточной политической воли в решающий момент, начав говорить языком предусловий, заморозив процесс ратификации и исказив саму логику процесса. В результате, как принято говорить, «мяч оказался на поле Турции», и она так и не определилась, что с ним делать.


В дальнейшем внутриполитическая ситуация в Турции и логика ее внешней политики существенно изменились. И Эрдоган, стремящийся к укреплению своей власти любой ценой, начал использовать факт существования армяно-турецких протоколов, в нужный момент вспоминая о них в диалоге с международной общественностью. Фактически, Турция не только не проявила достаточной политической воли для завершения процесса ратификации протоколов и нормализации отношений с Арменией, но и исказила цель и содержание всего процесса и этих документов.


Следовательно, с точки зрения внешнеполитических интересов Армении протоколы и сам процесс уже послужили своей цели и дали максимальный результат, на который были способны. Армения укрепила свои позиции в отношениях и с США, и Россией, и ЕС, продемонстрировав себя надежной, предсказуемой и конструктивной страной, которая сделала все от себя зависящее для улучшения ситуации в регионе. Даже процесс отзыва подписей из-под протоколов был осуществлен по той же логике, президент Армении за несколько месяцев до самого акта аннулирования документов публично оповестил о своем решении, предоставив время посредникам предпринять шаги, если они видят в этом необходимость.


Кроме этого, отзывая подписи, Армения не закрыла дверь. Президент страны Серж Саргсян в Мюнхене четко заявил, что если Турция захочет нормализовать отношения с Арменией, то должна будет начать переговоры вокруг нового документа, в новых условиях и исходя из нынешней ситуации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.