36-летний Михаил Зыгарь является одним из наиболее информированных журналистов России. Последние несколько лет он собирал откровенные рассказы многочисленных людей из близкого окружения Владимира Путина. Предприниматели, бывшие сотрудники КГБ, старые друзья из Санкт-Петербурга и члены президентской администрации делились с ним своими воспоминаниями. В своей книге «Вся кремлевская рать» он описывает закулисье власти и рисует портрет Владимира Путина «случайно ставшего королем», который, несомненно, будет переизбран 18 марта.

 

«Пуэн»: Путин готовится к своему четвертому президентскому сроку. Это тот же Путин, что и восемнадцать лет назад?

 

Михаил Зыгарь: За последние годы Путин сильно изменился. Когда он пришел к власти, он, несомненно, был самым прозападным лидером в истории России. Он даже планировал вступление в НАТО, но ему объяснили, что в приоритете находятся балтийские страны и ему придется подождать. Все изменилось после украинской революции в 2004 году. Он внушил себе, что США занимаются манипулированием и их основная цель — свержение режима в России. Это опасения усилились во время арабских революций, организованных, по его мнению, Западом.
Его отношение к общественному мнению тоже изменилось. После зимних протестов 2011 года он отказался от поддержки среднего класса, который понимал, что улучшение его уровня жизни зависит исключительно от повышения цен на нефть. Но для Путина эти нувориши оказались неблагодарными. Сейчас он строит свою идеологию, обращаясь к рабочему классу. И один из его рычагов — развить у людей ностальгию по великой империи. Его предвыборный лозунг звучит примерно как: «Сделать Россию снова великой» с примесью ценностей, навеянных православием и сталинизмом.

 

— Стал ли он великим мэтром мировой дипломатии?

 

— Иностранные СМИ изображают его как главного стратега, великого манипулятора. Но это смешно. Прежде всего, он тактик, который играет в обороне и реагирует на события. Пример? Сирия. Путин никогда не интересовался Ближним Востоком. В течение многих лет он отказывался помогать Асаду, который умолял его проявить более активное участие. Но вот случился украинский кризис. Запад вводит против России санкции. На саммите G20 в Австралии Путин счел унижением, что его обошли стороной во время совместных обедов и фотосъемок. Он начинает искать ответные меры, способ отвлечь внимание мирового сообщества от конфликта в Донбассе. И вот тут то и рождается идея: он решает принять участи в борьбе против ИГ (террористическая организация запрещена в РФ — прим. ред.) на стороне сирийского режима. Теперь с утра до ночи все говорят только об этом. Путин снова получает приглашения от глав государств. У него все получилось. Он навязывает свою повестку дня и занимает свое место на международной арене. Кто сегодня интересуется Украиной? Никто. И всех это устраивает.

 

— Существует ли способ решить конфликт на востоке Украины?

 

— Какой? Кто сегодня интересуется Украиной? Никто. И всех это устраивает. В том числе президента Украины Петра Порошенко, которому нужен этот конфликт. Между ним и Путиным существует негласный договор оставить на Донбассе все как есть. Реинтегрировать этот регион — означает дать возможность его жителям голосовать. Но в таком случае Порошенко прекрасно знает, что он проиграет выборы. Реинтегрировать Донбасс — означает потратить целое состояние, чтобы восстановить разрушенную экономику, а Киев этого не хочет. В свою очередь, поддержание идеологии войны позволяет сплотить украинское общественное мнение. И это устраивает власти. Как ни парадоксально, но для Порошенко, Путин является залогом стабильности. Путинское управление основывается на принципе веса и противовеса.

 

— Как Путин принимает решения?

 

— Одной из характерных черт великих вождей — не бояться быть иногда непопулярным. Но Путин не их таких. Он хочет быть уверенным, что каждое его решение понравится народу. И его окружение это знает. Когда в 2013 году оппозиционер Алексей Навальный был приговорен к пяти годам лишения свободы, в Москве прошел большой митинг. Власти испугались, и заместитель главы администрации президента Вячеслав Володин пошел к Путину, чтобы попросить освободить Навального. «Делайте то, что считаете нужным», — сказал глава Кремля. И в этом весь Путин. Он действует при помощи намеков, покачиванием головы или подмигиванием. Он посылает сигналы. Прокурору он может сказать одно, а Володину — другое. Он часто позволяет другим проявлять инициативу и брать на себя ответственность. Его руководство основывается на принципе веса и противовеса. Недавний приговор бывшему министру экономики Алексею Улюкаеву следует тому же принципу. С одной стороны, он позволяет своему человеку Игорю Сечину организовать арест министра. Но с другой стороны, он ставит самого Сечина в затруднительное положение, разрешая вызывать его четыре раза в суд.

 

— Какое место занимает Дмитрий Медведев в окружении Путина?

 

— Для Путина Медведев обладает бесценным качеством: лояльностью. Когда в 2008 году, они поменялись местами и Медведев стал президентом, близкие к Путину люди предупреждали его о будущем предательстве Медведева. Путин им не поверил. Но его уверенность пошатнулась, когда Медведев отказался от права вето в ООН, чтобы предотвратить вмешательство Запада в Ливию. Перед следующими выборами Путин потребовал у Медведева вернуть ему пост президента и последний подчинился. И для Путина этот поступок бесценен. Медведев мог бы удержаться на посту и уничтожить своего наставника. Но он этого не сделал. Тем самым он уничтожил свою политическую репутацию перед теми, кто в него верил. Но он укрепил свою связь с Путиным. Он продолжает защищать его, потому что, будучи премьер-министром, он принимает все удары на себя.

 

— Ходят слухи, что Путин не останется до конца четвертого срока и назначит преемника в течение двух-трех лет. Что вы думаете по этому поводу?

 

— Такие слухи постоянно циркулируют. Одно можно сказать наверняка: почти невозможно было представить, что он не пойдет на четвертый срок. По причине, которую некоторые недооценивают, он хочет стать президентом, открывшим Кубка мира по футболу.

 

— Можно ли говорить о том, что бывший министр финансов Алексей Кудрин, либерал, близкий к Путину, может стать следующим премьер-министром?

 

— Его имя периодически упоминается. Если речь идет о том, чтобы начать реальные экономические реформы, это, вероятно, правильный выбор. Но я сомневаюсь в этом, потому что у Кудрина есть характер, а Путину нужен слабый премьер.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.