Москва. — Стремительно приближаясь к несомненной победе на президентских выборах, которые состоятся в это воскресенье, президент Владимир Путин ненадолго отказался от своего имиджа жесткого, но милостивого государя России, чтобы дать понять, что он может прощать грехи заблудших подданных, но «не все». На вопрос о том, чего он не смог бы простить, Владимир Путин прямо ответил: «предательства».


Беспощадное отношение и презрение Путина к предательству, показано в новом агиографическом фильме, вышедшем на этой неделе. Оно и является эмоционально-политическим фоном для той манеры поведения русских, которая дала основание премьер-министру Великобритании Терезе Мэй заявить в понедельник, что за покушением на Сергея Скрипаля и его дочери Юлии, совершенного четвертого марта в Солсбери с применением нервно-паралитического вещества, «с большой долей вероятности», стоит Москва. В соответствии с этими обвинениями Великобритания выполнила свои обещания в среду, выслав 23 российских дипломата и обозначив ряд других действий, которые она намерена предпринять.


С точки зрения Лондона, нападение на Сергея Скрипаля, бывшего полковника российской военной разведки, который был завербован Британией в качестве агента, было, по словам Терезы Мэй, «неизбирательным и безрассудным действием», которое «поставило под угрозу жизнь невинных гражданских лиц», в результате чего отношения России с Западом еще больше ухудшились.


Однако не стоит ждать от Москвы ни извинений, ни даже серьезной дискуссии. Как говорит Марк Галеотти, эксперт по России из Института международных отношений в Праге, с точки зрения Кремля, это вписывается в «основную геополитическую концепцию нынешнего воплощения путинизма: Россия слишком грозна и опасна, чтобы ею пренебрегать. Все это свидетельствует о том, что Россия не только способна, но и готова действовать».


Обвинения, выдвинутые Лондоном против Москвы всего за несколько дней до президентских выборов в России, ничуть не дискредитируют Путина и не наносят ему ущерба, они лишь усиливают позицию Путина, согласно которой Россия — это осажденная крепость, подвергающаяся постоянной угрозе со стороны врагов внутри страны и за ее пределами.


Категорически отрицая свою причастность к нападению, Кремль этим эпизодом расширил ежедневный поток новостей в государственных СМИ, которые демонстрируют то, что Путин в своем недавнем Послании к Федеральному Собранию в Москве назвал непобедимой мощью России и ее готовностью нанести ответный удар по врагам, где бы они ни находились.


Как и новые ракетные комплексы, представленные Владимиром Путиным в этом выступлении, покушение на Сергея Скрипаля лишь повысило авторитет президента (во всяком случае, среди его избирателей внутри страны) как бесстрашного защитника России, готового, невзирая на риск, сделать все, чтобы утвердить статус России как великой державы, которой следует опасаться.


Вместо того, чтобы выполнить требования Британии и объяснить, каким образом разработанное в России нервно-паралитическое вещество военного назначения оказалось в Солсбери, Москва встала на путь конфронтации. Министр иностранных дел Сергей Лавров во вторник пренебрежительно высказался об обвинениях Великобритании, назвав их «чушью», и потребовал, чтобы Лондон предоставил России доступ к нервно-паралитическому веществу, использованному при покушении на Скрипаля и его дочери. Россия, добавил он, получила «невнятный ответ, который сводится к тому, что в этих законных требованиях нам было отказано».


Подобно тому, как Британия поступила ранее с послом России в Лондоне, Кремль во вторник вызвал британского посла в Москве, чтобы потребовать объяснений.


Как сказал Владислав Иноземцев, российский ученый, работающий в настоящее время в Польском институте перспективных исследований в Варшаве, эпизод с нервнопаралитическим веществом показал, что «разговаривать с Путиным уже бессмысленно». Президент России и его высокопоставленные чиновники, сказал он, «никогда не возьмут на себя ответственность», какими бы ни были факты, и будут только тайно злорадствовать по поводу страданий бывшего агента-предателя, все еще находящегося без сознания в критическом состоянии, обвиняя в этом Великобританию.


«Они будут придерживаться тезиса, согласно которому представители Запада убивают агентов, которые им больше не нужны, а затем обвиняют Россию», — сказал Иноземцев.


Россия при Путине, говорит Галеотти, эксперт по службам безопасности России, «отказалась от мысли добиться уважения с помощью мягкой силы, и применяет то, что я называю „темной силой"».


Как сказал в телефонном интервью Марк Галеотти, такая тактика, когда Россия бравирует и важничает, а затем наслаждается тем возмущением, которое это вызывает, «согласуется с собственными врожденными инстинктами Путина, склонного считать, что великая держава — это та, которую боятся. Ведь лучше и гораздо проще вызывать чувство страха, чем любви».


Для Владимира Путина — ветерана советских органов безопасности, основанных на культе верности государству — из всех добродетелей, которыми гордится российский лидер, нет ничего важнее, чем его приверженность идее, что никто, особенно агенты разведки, нарушающие свою клятву, не может избежать наказания за предательство.


В 2010 году, отвечая на вопросы граждан во время «Прямой линии», Владимир Путин с почтением высказался об офицерах спецслужб, назвав их «людьми, которые положили всю свою жизнь на алтарь Отечества». При этом он осудил тех, кто предал свое дело, сравнив их со «свиньями», чья судьба будет настолько невыносимой, что они «тысячу раз пожалеют» о своей измене.


Сергей Скрипаль, который в 2004 году был в России осужден за государственную измену, и которому затем (в результате обмена агентами в 2010 году) разрешили поселиться в Великобритании, был примером всего того, к чему Владимир Путин относится с отвращением.


У Скрипаля почти наверняка больше не было секретов, относящихся к России, и он вряд ли мог бы выдать что-нибудь еще, когда на него совершили покушение, использовав нервно-паралитическое вещество, идентифицированное как одно из производимых Россией химических веществ под названием «Новичок». Но он по-прежнему олицетворял собой нарушение принципа, согласно которому предательство никогда не должно оставаться безнаказанным: он был жив и спокойно жил себе без проблем в милом английском городе, знаменитом своим собором.


Это произошло после обвинений в том, что Россия организовала убийство Александра Литвиненко, еще одного разведчика-перебежчика, которого отравили радиоактивным веществом в Лондоне в 2006 году, сбила малайзийский пассажирский лайнер в небе над Украиной в 2014 году, и вмешивалась в президентские выборы в США в 2016 году. Поэтому официальные лица и государственные СМИ в Москве отреагировали на последнее злодеяние потоком опровержений и насмешек. Они высмеивают саму мысль о том, что Россия могла сыграть какую-либо роль в покушении на Скрипаля, и даже заявляют, что весь эпизод, возможно, подстроен.


Российское посольство в Лондоне на своем веб-сайте и в «Твиттере» в насмешливой форме пишет о «деле Сергея Скрипаля», используя кавычки, чтобы продемонстрировать, что не верит, что такое дело действительно существует.


Россия пока подробно не рассмотрела основную часть доказательств, указывающих на то, что покушение является делом рук Москвы — что химические вещества группы «Новичок» производятся только в России. Вместо этого она разработала теории заговора, в которых фигурирует Украина, говорится о том, что накануне Чемпионата мира по футболу в России Великобритания мстит за прежние спортивные поражения, и приводит другие надуманные объяснения.


Москва возмущена тем, что ее отрицания не воспринимаются всерьез, и что над ней постоянно издеваются в «Твиттере» под хэштегом #Russiadenies (#Россияотрицает), хотя российские официальные лица раньше признали то, что до этого отрицали.


Владимир Путин и его подчиненные, например, отрицали, что российские военнослужащие участвовали в захвате украинских военных баз и правительственных учреждений в Крыму в марте 2014 года. Эти действия, утверждали они, целиком и полностью осуществлялись силами местных «отрядов самообороны». Однако через месяц Владимир Путин заговорил совершенно иначе, заявив, что «за спиной сил самообороны Крыма, конечно, стояли наши военнослужащие».


Мария Захарова, представитель Министерства иностранных дел России, высмеяла выступление Терезы Мэй в Парламенте в Лондоне и назвала его «цирковым шоу», перейдя на насмешливый и явно недипломатичный тон, который сейчас в моде у российских дипломатов и комментаторов.


Однако в комментарии, прозвучавшем раньше — вскоре после того, как появились сообщения о покушении в Солсбери с использованием нервнопаралитического газа, ведущий вечерней новостной программы на государственном Первом канале выразил мнение, которое при Владимире Путине является официальной позицией российских властей в отношении предателей.


«Я […] не желаю никому смерти. Но исключительно из педагогических целей для всех, кто мечтает о подобной карьере, хотел бы выступить с предостережением, — обратился к телезрителям ведущий новостной передачи Кирилл Клейменов. — Профессия предателя — одна из самых опасных в мире».