«Фигаро»: Если бы генерал де Голль вернулся на землю, чтобы он сказал о франко-китайских отношениях и о современной Европе?


Клод Мартен*: Генерал де Голль понял в свое время, что Китай — это важная страна, с которой необходимо вести диалог. И он не удивился бы, узнав, что сегодня он признан всеми как очень великая держава. Несомненно, он был бы менее удовлетворен сегодняшним уровнем франко-китайских отношений. Но сегодня мы являемся для Китая лишь второстепенным партнером. Экономические отношения находятся на самом низком уровне. «Стратегический диалог», начатый Жаком Шираком в 1997 году, представляет собой пустую оболочку. Визит нового президента Республики в Пекин в этом году пока не изменил ход событий. Столкнувшись с огромной мощью Китая, ответ может быть только европейским.


Но может ли Европа справиться с этой задачей? Генерал с трудом узнал бы в сегодняшнем Евросоюзе с 28 государствами-членами европейский проект, в который он верил и которому следовала после него французская дипломатия на протяжении почти тридцати лет: проект сообщества солидарных государств, разделяющих общий идеал. От реформы до реформы и от расширения до расширения первоначальные планы не получили развитие, а были ослаблены, и взгляд на будущее стал очень размытым. А желание действовать вместе становится все менее значимым.


— После Брексита, выборы в Германии и Италии подтверждают прорыв движений, враждебных европейской интеграции. Вас это не беспокоит?


— Ослабление европейского проекта, сводящегося к денежным и бюджетным задачам, растущий разрыв между правящей элитой и народами Евросоюза, вызывают рост недовольства Европой со стороны общественного мнения. Кроме того, есть особые причины: рост островного рефлекса в Великобритании; страх об отсутствии безопасности, порожденный миграционными потоками в Германии и Италии. Для последней характерны также снижение рейтингов и изоляция. Последняя ситуация наиболее тревожная. Италия является важным элементом европейского равновесия. С притоком мигрантов страна испытывает кризис, в котором Европа не смогла ни помочь, ни облегчить ее трудности. Пора бы нам это осознать.


— Официально переизбранный, но ослабленный канцлер Ангела Меркель объявила о визите в Париж для встречи с Эммануэлем Макроном накануне заседаний Европейского совета 22 и 23 марта. Хватит ли у франко-немецкого тандема сил, чтобы возродить Европу?


— Отношения Ангелы Меркель с двумя последними президентами Франции были сложными, а иногда и непоследовательными. Экономическое и социальное положение Франции ослабляло нас в этом диалоге. Реформы, начатые Эммануэлем Макроном, улучшили наши позиции. Нынешнему президенту остается убедить Ангелу Меркель, что Европа — это не только бюджет. Мы должны вместе с Германией и с другими ведущими странами возобновить европейский проект в других масштабах. Европа сможет развиваться только в том случае, если она будет уделять одинаковое внимание промышленности, экологии, социальной гармонизации, внутренней и внешней безопасности.


— Дональд Трамп только что уволил своего главу дипломатии. Эта мера стала неожиданностью, также как его намерение обложить налогом импорт стали и его согласие встретиться с лидером КНДР. Должны ли мы беспокоиться или наоборот радоваться его непредсказуемости?


— Дональд Трамп — президент Соединенных Штатов. Мы должны жить с этой реальностью, даже если его поведение нас сбивает с толку. Давайте сохранять спокойствие. И не будем позволять себе этим злоупотреблять. Что касается Кореи, это напоминает нам театральную постановку с ее восторгами и скандалами, за которыми скрывается закулисная торговля. Дипломаты здесь поработали хорошо.


Что касается стали, не будем делать вид, что это неожиданность. Дональд Трамп объявил об этой мере еще во время своей предвыборной кампании. Мы знали, как мало значения он придавал Всемирной торговой организации (ВТО), и в частности к Парижскому соглашению об окружающей среде. У нас есть способы реагирования, так давайте же будем использовать их либо в рамках ВТО, либо посредством двусторонних мер. Решение США напоминает нам о том, что принцип многостороннего подхода, на который мы опираемся, очень уязвим.


— Выборы в ближайшие выходные в России подтвердят власть Владимира Путина. В понедельник в газете «Монд» Франсуа Олланд сказал, что если Россия Путина угрожает миру, она тоже должна быть под угрозой. Понимают ли западные страны, как нужно вести переговоры с Путиным?


— По отношению к России мы не западные страны, мы, как и она, европейцы. Мы построили новый железный занавес на нашем континенте после расширения ЕС. Мы применили к ней санкции и продолжаем наносить ей оскорбления, все более затрудняющие восстановление диалога. Итог правления Франсуа Олланда катастрофический, даже если он сегодня пытается упорствовать в своем самооправдании. Эммануэль Макрон начал исправлять ситуацию, пригласив Владимира Путина на переговоры в Версаль. Будем ждать продолжения.


— В отличие от норм, установленных в 1982 году Компартией Китая, Си Цзиньпин намерен остаться у власти более двух сроков. У нас появляется новый Мао?


— Предельный десятилетний срок уже фактически был нарушен Цзян Цзэмином, одним из предшественников Си Цзиньпина, который после двух сроков продолжал невидимо править за спиной своего преемника Ху Цзиньтао. Сегодня большое значение имеет политика, которую будет проводить Си Цзиньпин. Она направлена на все больший культ личности. Ограничение свобод становится тревожным явлением, даже если оно достаточно далеко от того, что мы называем маоистской диктатурой.


— Цифровая революция, фальшивые новости, искусственный интеллект… Профессия дипломата, которой вы предавались со всей страстью, будет ли существовать через двадцать лет?


— Такой же вопрос был мне задан по окончании Национальной школы администрации пятьдесят лет назад одним из моих сокурсников: «Почему ты выбираешь Министерство иностранных дел? Через двадцать лет дипломаты больше не понадобятся». Шатобриан уже спрашивал на последних страницах своих «Замогильных записок», кому будут нужны дипломаты после создания железной дороги? Это было в 1848 году. Машинами управляют, а дипломаты ведут диалог, это не одно и то же. В них всегда будет необходимость. Вопрос в том, сможем ли мы их слушать.


* Бывший посол в Китае и Германии, участник европейского строительства, Клод Мартен публикует свои Мемуары. 900 страниц о работе на набережной д'Орсей на протяжении более 40 лет. Клоду Мартену было всего 20 лет, когда за свое знание китайского языка он был отправлен на военную службу в Пекин в 1964 году. Тогда генерал де Голль первым на Западе признал коммунистический Китай Мао. Он буквально влюбится в эту страну и встретит женщину всей своей жизни в Летнем дворце. Свидетель великих исторических событий (китайская культурная революция, расширение Европы…), заядлый голлист размышляет о вынужденной холодности отношений между великими мировыми державами и рассказывает о своем разочаровании по поводу европейского строительства.