«Сербия получит новые российские ракеты», «Путин отправляет С-400 в Сербию», «Россия разрабатывает новое поколение танков», «Путин воевал бы за Сербию» — такие и им подобные заголовки — только часть пропагандистских текстов в прессе, которыми «кормят» граждан Сербии почти каждый день.


Как правило, эти материалы публикуются в многотиражных изданиях близких к власти. Такого рода пророссийская пропаганда носит систематический характер, исходит из одного центра и является своеобразным посланием Западу. Ее цель — подготовить Сербию к возможным действиям России, а также дестабилизировать Балканы. Кто создает миф о непобедимой российской армии, которая «вот-вот придет на Балканы»? Кому нужны эти медиа-волны и пропаганда в СМИ? И чего стоит ожидать проевропейской и «пронатовской» части Боснии и Герцеговины? Об этом мы спросили специалистов в области безопасности и военного анализа.


Сохранение баланса


Профессор факультета криминалистики, криминологии и исследований в области безопасности из Сараево Ясмин Ахич в интервью «Фактору», прежде всего, подчеркнул, «что Дейтонское соглашение базируется на доктрине баланса сил, и в том, что касается безопасности, необходимо трезво оценивать реальную ситуацию».


«В этой связи на субрегиональном уровне существует баланс сил между странами, который основан на таких параметрах, как населенность, военный арсенал и геостратегическое положение. Когда подписывалось Дейтонское соглашение (с одной стороны — Хорватией и Боснией и Герцеговиной, а с другой — Республикой Сербской и Сербией), существовал баланс, поскольку сербов, не считая Косово, где проживает два миллиона албанцев, было около шести с половиной — семи миллионов. В Хорватии проживало около четырех с половиной миллионов граждан, а в Боснии и Герцеговине — два с половиной миллиона боснийцев и хорватов. Первым шагом к стабилизации Боснии и Герцеговины после войны была демилитаризация, в рамках которой от армии Республики Сербской потребовали уничтожить большое количество имевшегося у нее оружия. От армии Боснии и Герцеговины потребовали сократить число военнослужащих. Сегодня же ситуация такова: Хорватия, Албания и Черногория являются членами НАТО, а Сербия, как сказал бы Хойт Йи, "сидит на двух стульях", хотя в сфере безопасности это просто невозможно», — утверждает Ахич.


Тем временем баланс начинает разрушаться, и в последние годы государства региона по-своему соперничали в разных областях, начиная с политики и заканчивая экономикой и армией.


«Мы видим, как за прошедшие годы на Западных Балканах изменилась матрица поведения и на смену сотрудничеству пришло недоверие. Так, например, Хорватия закупила вертолеты и запланировала покупку военных самолетов, что подвигло Сербию предпринять шаги для реорганизации и модернизации своей армии. Вместе с тем Россия пытается в нашем регионе найти свое место и расширить сферу для своей деятельности, касающейся военной безопасности», — сказал Ахич.


По его словам, свою роль играет и то, «как на это реагируют ключевые представители НАТО, а также сотрудники служб безопасности. Они уже поняли: Россия избрала очень мягкий подход к Западным Балканам, где прощупывает почву, преследуя собственные интересы. Генерал НАТО отметил, что Россия подрывает институты Боснии и Герцеговины. А если об этом говорит столь высокопоставленное лицо, его слова не стоит воспринимать легкомысленно».


«Поэтому нам стоит ожидать, что США займут более жесткую позицию и активизируются, поскольку некоторые проблемы, которые, казалось бы, решены, потеряли важность. Так, за прошедшие годы переговоры и отношения между Сербией и Косово достигли более высокого уровня, чем отношения Боснии и Герцеговины с Сербией. В сложившейся ситуации, конечно, пересекается масса интересов, и Россия осваивает свое место на Балканах с помощью контактов с Сербией и Республикой Сербской. США и ЕС должны понимать, что эти контакты России с балканскими странами более не ограничиваются сферой культуры, искусства или одной из первых фаз применения "мягкой силы". Нет, сегодня официальное сотрудничество, например, касается совместных военных учений. Мы все помним пример Черногории и Македонии, и всем ясно, что у России есть свои цели, которых она добивается так, как может, и как ей удобно в тот или иной момент», — заявил Ахич.


Роль Хорватии


Говоря о роли Хорватии в отношениях с Боснией и Герцеговиной и Россией, профессор утверждает, что, «вероятно, уместен тезис об определенной связи интересов Загреба и Москвы (из-за "Агрокора" и прочего), хотя доказать ее сложно».


«Если вспомнить обстановку в Черногории четыре — пять лет назад, то стоит отметить, что тогда там ощущался большой прилив российского капитала. То же произошло и в Хорватии из-за Сбербанка и "Агрокора". В этой истории дело не только в одной компании, но и в экономике Хорватии в целом. Пришедший туда капитал хочет безопасного пространства для роста, но ведь никто не придет и не предложит вам большой капитал без услуг взамен. Так или иначе, все это звенья одной цепи, и можно отметить, что события развиваются в негативном ключе. И хотя сначала ситуация будет проблематичной, потом она урегулируется, как, например, сейчас в Мостаре», — отметил Ахич.


Он утверждает, что подобные вещи уже стали обыденностью и представители государственных институтов должны их учитывать и осознавать.

Сербские военнослужащие на церемонии открытия учений "Славянское братство"

«Некоторые вещи переоцениваются, а некоторые совершенно недопустимо недооцениваются. Российское влияние на Западных Балканах в последние годы крайне сильно, и в его существовании даже не стоит сомневаться. Россия здесь присутствует — вот только ее методы и цели, которых она хочет добиться, остаются неясными. Добивается ли Россия смягчения санкций таким образом или хочет получить некое преимущество, чтобы воспользоваться им на Ближнем Востоке или на Украине? За этим нужно следить», — утверждает профессор.


Путинская пропаганда


Говоря о пропаганде, которая вещает о сверхмощной российской армии, и которой подвергаются народы Балкан, бывший профессор факультета машиностроения университета Сараево и специалист по ВПК Берко Зечевич заявил «Фактору», что «в любой системе превосходство одной политики и государства манифестируется, прежде всего, на уровне экономической мощи и пропаганды».


«Через пропаганду генерируется превосходство над окружающими или противниками, которые, нравится нам это или нет, есть у любой страны в разных смыслах. Это или враги, которые угрожают существованию государства, или те, которые довлеют экономически», — пояснил профессор.


Он отметил, что российская армия ослабла из-за развала Советского Союза, но за последние десять лет ее мощь постепенно восстановилась под руководством Владимира Путина.


«Можно отметить действия российских вооруженных сил в Средиземноморье, которое является одним из важнейших выходов в теплые моря. Большую роль в расширении российского влияния играет Сирия, где уже на протяжении двух лет Россия очень активна. Также отмечается активизация России в Балтийском море, точнее в Калининграде, регионе между Германией и прибалтийскими государствами. Там создаются мощные базы, а ведь этот регион находится прямо в сердце НАТО. Россия разместила там свои ракетные системы баллистического характера и тактического уровня. Кроме того, россияне создали там сильную систему ПВО», — сказал Зечевич.


Он пояснил, что российское руководство «хочет создать у своего народа впечатление, что Россия возвращает себе свой статус, становится важным фактором международной политики. Объективно это так и есть. Преследуя эти цели, Путин использует миф о непобедимости Красной армии, то есть российских вооруженных сил».


США обогнали Россию


«Но мир забывает о том, что в 1941 году та же Красная армия в первые месяцы войны терпела одно поражение от немецких войск за другим и сумела окрепнуть только благодаря огромной помощи США. Соединенные Штаты отправляли в СССР грузовики, самолеты, боеприпасы, продовольствие и так далее, чтобы люди выжили. Все также забыли о невероятно большом количестве убитых солдат русской армии, которая в первые месяцы была буквально побеждена. Кроме того, ситуацию стоит оценить и с технической точки зрения. Все, что мы слышим о фантастическом оружии, которое разрабатывалось или разрабатывается для российской армии, не соответствует действительности. Факт в том, что Россия очень отстает в области многих технологий, которые в США уже используются. Во-вторых, есть существенное различие в том, как США и Россия ведут разработки новых видов оружия. Для США с их так называемой системой 5000.4 не столь важно разработать некий продукт или оружие, сколько важна сама технология, которая просуществует еще десять — двадцать лет. Поэтому свои средства американцы вкладывают в технологии, которые будут актуальны на протяжении следующих 20 — 30 лет. Они расширяют технологические знания, чтобы в ближайшие четыре — пять лет создать любое оружие, которым им может угрожать Россия. Она же, в свою очередь, не может сделать подобного против США», — заявил Зечевич.


По его словам, действительно происходит масштабное укрепление российской армии. Это бесспорно. Но все равно русские не представляют никакой серьезной угрозы США. Они угрожают лишь стабильности НАТО и Европы«.

Президент РФ Владимир Путин и президент Республики Хорватия Колинда Грабар-Китарович во время встречи. 18 октября 2017

В конце профессор прокомментировал и мнимую помощь и поддержку, которую, как уверены многие граждане, Сербия получит от России.


«Сербия очень позитивно настроена в отношении России, и успехи России воспринимаются как успехи сербского народа. Особенно ярко это проявляется, когда примешиваются эмоции и воспоминания, связанные с 1999 годом, когда НАТО бомбил Сербию, и с 1995 годом, когда НАТО бомбардировал позиции Вооруженных сил Сербии. Но Россию с Сербией связывает квазидружба, поскольку, если объективно анализировать примеры из истории, ясно, что в прошлые десятилетия именно Россия в итоге предавала жизненно важные интересы Сербии», — заключил профессор Зечевич.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.