Внимание, уделенное визиту президента Арцахской Республики (самоназвание НКР — прим. ред.) Бако Саакяна в США, еще больше выросло благодаря Азербайджану, который направил ноту протеста послу США в Баку. Возможно, для Баку визит Бако Саакяна служил больше поводом, чем причиной направления ноты протеста США, однако сам факт такого шага уже примечателен. Азербайджан этим придал дополнительный политический вес деловому визиту президента Арцаха в США, фактически, сделав визит официальным и привлекая к нему Белый дом.


Апрельский визит Саакяна не включал в себя официальные встречи с представителями администрации США. Арцах — непризнанная республика. Но при своей непризнанности ситуация вокруг американского визита Саакяна сделала его резонанс более громким. США — государство с многослойной государственной и политической структурой, со своими традициями, и здесь политическая система состоит из нескольких горизонтальных слоев, а не вертикальных, как, например, в России.


В то же время, при всем этом, помимо институциональной видимой стороны государственного управления и политических традиций, конечно, есть невидимые части айсберга и отношения, которые в свою очередь служат государственным интересам и стратегии. В этом смысле, хотя деловой визит Бако Саакяна в Вашингтон проходил фактически на неофициальном уровне, против него создавались препятствия уже на официальном уровне, на поле невидимых механизмов.


В этом смысле очень важно, что президент Арцаха в Вашингтоне говорил своей внешней политике и отмечал США, как одно из важнейших направлений этой политики.


Принципиально, американский визит президента Арцаха не является достижением или лаврами, предподнесенными на блюдечке с золотой каемочкой. Его глубинный и долгосрочный эффект зависит от того, насколько работающий в Вашингтоне на самом высоком уровне Степанакерт сможет зарекомендовать себя в качестве ответственного за региональную политику США и соответствующего партнера в политико-дипломатическом смысле, потому что в военном плане эту свою способность армянские вооруженные силы зафиксировали и доказали в Апрельской войне 2016 года.


Более того, именно это остро выявило неотложность синхронизации политико-дипломатического составляющей с военной. Потому что с точки зрения региональной безопасности повседневные функции не могут быть возложены на вооруженные силы, которые периодически могут быть вынуждены исправлять политико-дипломатические ошибки, упущения, несоответствия.


Здесь, конечно, проблема в интересах и геополитической рациональности, и для США, пожалуй, ясно, что в условиях риска периодически вспыхивающих пожаров периодическое применение противопожарной системы может и является надежным, но опасным механизмом в долгосрочной перспективе. То есть, очевидно, что рисков пожара в регионе меньше не станет, а противопожарных ресурсов в один день может не хватить, следовательно, проблема региональной безопасности и стабильности должна находиться на ином, политико-дипломатическом уровне решений.


А для Штатов нынешний баланс безопасности и статус-кво имеют основополагающее значение, потому что практически на них и держится стабильность, и какое либо отклонение может привести к полному циклу катаклизмов, в результате чего на Кавказе вместо окончательного разрушения советского или российско-турецкого договорного баланса, начнет разваливаться хрупкий каркас формирующейся новой системы.


С этой точки зрения, визит Бако Саакяна в Вашингтон, не являясь достижением, тем не менее является возможностью, преподнесенной на блюдечке, неэффективное использование которой, или спекуляция которой в интересах комфорта властей, может привести к серьезным проблемам безопасности. В обратном случае, грядут новые возможности. И это возможности, мягко говоря, не могут быть удивительными, иначе это будет означать, что суть карабахского движения вообще не осознана, между тем, как это является ни только всеармянским, но и всемирным цивилизационным движением.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.