«Пари Матч»: Вы выстроили ваш документальный фильм, как поездку по России с востока на запад с одним вопросом: действительно ли российский континент стоит за Путиным? Удалось ли вам найти ответ?


Анн Нива: Думаю, если посмотреть фильм, ответ очевиден: по большей части, да. Россия, государство, которое больше похоже на континент, чем на страну, в своем большинстве поддерживает Путина.


— Существовали ли какие-то стереотипы, которые вам хотелось развеять?


— Да, и немало. Прежде всего, это касается утверждения о том, что Россия — серая, советская, неинтересная и блеклая страна, где есть только олигархи, дорогие проститутки и медведи за каждым углом. Это страна, о которой нам неизвестно ничего, кроме того, что ею вот уже 18 лет руководит человек по имени Владимир Путин. О нем же мы знаем лишь то, что он — бывший агент советских спецслужб со стальным взглядом. Таких стереотипов, как мне кажется, совершенно недостаточно для понимания сложности российского общества. Цель моего фильма и книги — показать, кто такие россияне. Если проявить к ним неподдельный интерес, становится ясно, что они довольно близки к нам, гораздо ближе, чем можно себе представить.


У них — другая политическая система и другие исторические страдания, в связи с чем их отношение к политике совершенно не такое, как у нас. Так, например, они стабильно голосуют за Владимира Путина. При этом они близки к нам: у них западные ценности. В культурном плане, россияне не слишком отличаются от нас.


— Вы отмечаете множество парадоксов, например, говорите о занимающемся суррогатным материнством (по этому вопросу сейчас ведутся жаркие споры во Франции) враче, который категорически против однополых браков.


— Как мне кажется, этот врач прекрасно символизирует парадоксы современного российского общества. Без, сомнения, он — прекрасный медик. Он прошел через все ступени и заведует примерной для своего региона клиникой. В то же время в нем ощущаются глубокие гомофобские чувства. В этом он похож на большинство россиян, у которых, нравится нам то или нет, не совсем те же свободы, что у нас. Как бы то ни было, нужно отметить, что гомофобия есть и во Франции, о чем тоже не стоит забывать. Мы, конечно, продвинулись вперед, но нам еще предстоит пройти большой путь. Всем французским гомосексуалистам это известно.


— В собранных вами рассказах ощущается схожее с французским ощущение бесполезности выборов.


— Именно так. Это действительно поразило меня в общении с собеседниками и особенно с собеседницами, поскольку именно женщины зачастую решаются заявить об этом, несмотря на удивленный или даже разгневанный взгляд мужа.


Ощущение бесполезности голосования прослеживалось в прошлом году во Франции, когда я проводила исследование перед президентскими выборами. Речь идет об общей усталости от политики среди тех, у кого есть право голоса. В России нет демократической системы, сравнимой с нашей. Ее общество не может в мгновение ока стать подобием французского с оппозицией, которая продвигает разные политические точки зрения. В этом обществе голосуют с момента распада СССР, то есть 25 лет, что, в целом, немного. Нужно понимать, что эта недавняя история и советское прошлое оказывают большое влияние на то, что у современных россиян есть сомнения в пользе демократии.


— Некоторые из сторонников Путина говорят, что тот принес стабильность, процветание и мир.


— Да, это распространенное мнение. Россияне по большей части будут вновь голосовать за Путина, потому что им страшно. Они боятся того, что может произойти без Путина. С течением лет он стал умелым стратегом, а также смог ликвидировать все проявления оппозиции и сформировать веру в то, что именно он обеспечил развитие и стабильность России. Иначе говоря, "без меня хаос, после меня хаос". И это работает.


Тревога есть даже у противников Путина, поскольку они видят, что никто не может сравниться с ним во влиянии. Даже Алексей Навальный, который был лишен права на участие в выборах, но не ушел из политики. Он продолжает и будет продолжать активную работу и станет кандидатом в 2024 году. Никто не может голосовать за него, и его сторонники, скорее всего, не пойдут на выборы, поскольку он призвал бойкотировать их. Россияне не хотят, чтобы страна погрузилась в хаос, потому что они прошли через него совсем недавно, и этот период оказался болезненным.


— Голосующие в первый раз в этом году молодые избиратели не знают никого, кроме Путина. Существует ли для него молодая угроза?


— На большинстве молодых людей, которым сейчас столько же лет, сколько Путин находится у власти, действительно не висит тот же груз советского строя и страданий, что на старших поколениях. В этом заключается очень большое отличие. В прошлом году они не побоялись дважды выйти на улицы по призыву Алексея Навального. В будущем они вновь пойдут на улицы, а затем вырастут и займут ведущие места. Не только в политике, но и в экономике, финансах, бизнесе, образовании… У них — совершенно иной менталитет, чем у их предшественников, которым сейчас 30, 40 или 50 лет. Ситуация в России, безусловно, изменится. Российское общество не настолько неподвижно, как кажется.


— Есть ли у вас прогноз на 2024 год?


— Это слишком далекая перспектива. Сейчас 2018 год, и единственный определенный факт — в том, что Владимира Путина переизберут в первом туре, и что все россияне опасаются, что без него в стране наступит хаос. В любом случае, каких-либо прогнозов я делать не стану.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.