«Мы обречены на победу», — заявил президент России во время выступления перед воротами Кремля в воскресенье вечером, его слушали тысячи сторонников. Путин имел в виду неизбежный успех своей страны в мире, но его слова прозвучали так, как будто он говорил о самом себе. Путин получил на выборах 76,6 % голосов — это новый рекорд.


То же самое и в абсолютных цифрах: более 54 миллионов россиян проголосовали за действующего хозяина Кремля, столько голосов не получал ни один кандидат во время президентских выборов в России. Шесть лет назад Путин сумел убедить в своем преимуществе 45,6 миллионов россиян. Тогда во время празднования победы российский президент прослезился от умиления. На этот раз обошлось без слез: новый Путин силен как никогда, и теперь он думает о том, как ему свою власть использовать.


После каждой победы на выборах вновь возникает вопрос, который впервые прозвучал на Всемирном экономическом форуме в Давосе 18 лет тому назад: Who is Mister Putin? На тогдашней пресс-конференции ни один из присутствующих российских политиков ответа на этот вопрос дать не смог.


Путин тогда еще не был избран, как исполняющий обязанности президента он принял дела у Бориса Ельцина, ушедшего в отставку месяцем ранее. Спустя два десятилетия Запад уже знает ответ на этот вопрос, но, кажется, он все-таки надеется, что грядущий президентский срок сможет дать миру совершенно нового Путина.


Во внешней политике Путин останется прежним


Во внешней политике от Путина сюрпризов ждать не стоит: новый Путин останется прежним. Курс на конфронтацию с Западом стал для Путина — особенно с момента аннексии Крыма и вторжения российских военных на Украину — мощным внутриполитическим ресурсом, от которого он просто так не откажется.


Если раньше Путин обещал своему народу благосостояние, то теперь — национальное величие. Путин 4.0 будет и дальше поддерживать Асада и с помощью пиаровских акций типа распоряжения о ежедневных перемириях в Восточной Гуте, которые не предотвращают никаких боев, изображать из себя миротворца.


Используя многомиллиардные сделки с оружием, например, поставки противоракетных систем С-400 Анкаре, Путин пытается даже члена НАТО Турцию противопоставить ее западным партнерам. И на этом Путин не остановится.


Напряженность на востоке Украины будет и в дальнейшем выгодной для Путина, поэтому он и впредь станет ее поддерживать. Нестабильность на Украине — одна из основ его внутриполитической пропаганды и доказательство того, что Америка якобы вмешивается в зону российских интересов.


В своей речи о положении в стране, которая превратилась в презентацию ядерных вооружений, Путин дал понять, что он делает ставку на устрашение. Его реакция на дело Скрипаля — он якобы узнал об этой «трагедии» из средств массовой информации — показала, что он едва ли готов сотрудничать с теми, которых он сегодня почти презрительно называет своими «западными партнерами».


Создается впечатление, что он прекрасно чувствует себя в новой для него роли «президента военного времени», управляющего страной, которая тем не менее далека от военного положения. Но путинским средствам массовой информации удается постоянно поддерживать у населения страх перед якобы враждебно настроенным к России Западом и создавать в стране атмосферу осажденной крепости. Это помогает Путину отвлекать народ от внутриполитических проблем.


А таковых немало. Зависимость экономики от экспорта энергоресурсов никуда не делась, производительность труда не растет. Причина — господство государства в ключевых отраслях экономики. Более 20 миллионов граждан из 142-миллионного населения страны живут за чертой бедности, снизились доходы и среднего класса.


Демографические показатели, которые, как казалось, улучшались в последние годы, из-за низкой рождаемости в 90-х в ближайшее время вновь достигнут низких значений. Даже в такой традиционно образцово-показательной отрасли, как космическая, дела идут не лучшим образом, в то время как на Западе крепнут новые конкуренты.


Однако Путину с помощью патриотической мобилизации удалось все эти проблемы передвинуть на правительстве: он, мол, вершит дела во внешней политике, а за проблемы в стране не отвечает.


Во внешнеполитическом разделе своего послания о положении в стране он говорит об этих проблемах так, как будто все предшествующие 17 лет он находился в оппозиции. Теперь же он хочет рулить и во внутренней политике, занимаясь одновременно и армией, и социальной сферой. Но какими методами он собирается решить эту рискованную задачу и увязать одно с другим, он не пояснил.


Партия Путина хронически непопулярна


Он знает, что его выбрали из-за его внешней политики. Согласно опросам, большинство россиян имеет негативное представление о США, почти половина из них ни в грош не ставит ЕС. Западные военные блоки внушают россиянам опасения, и Путин набирает очки, вступая с этими блоками в конфронтацию. А вот его партия и правительство хронически непопулярны. Поэтому неслучайно, что Путин вступил в предвыборную гонка как кандидат независимый, а не представляющий правящую партию «Единая Россия».


Также не было случайностью, что после победы он появился в своем избирательном штабе без премьер-министра Дмитрия Медведева и заявил, что обдумывает сейчас кандидатуры нового главы правительства и другие правительственные назначения. Медведев, верный заместитель Путина, которому тот в свое время на четыре года передал свой президентский пост, опасается за свое политическое будущее. Возможно, что в глазах Путина он уже не является тем человеком, который должен будет осуществлять путинские планы во внутренней политике.


Как показывают опросы, более половины россиян плохо оценивают работу Медведева, еще более плохой имидж у россиян имеет его правительство. В прошлом году после расследования критика Кремля Алексея Навального Медведев стал олицетворять собой коррупцию. Тысячи людей, прежде всего молодых, вышли тогда на улицы в знак протеста против его тайного обогащения.


После инаугурации в мае Путин сформирует новое правительство. Возможная отставка Медведева может означать ослабление так называемых системных либералов — фракции в российском руководстве, которая выступает за назревшие экономические реформы и пытается придать российскому госкапитализму более рыночный характер.


Помимо Медведева и его отставки, в среде московских экспертов обсуждается еще одна личность: Алексей Кудрин, бывший министр финансов Медведева, который был отправлен в отставку за острую критику тогдашнего президента. Сегодня этот политик настаивает в своем проекте стратегии для четвертого срока Путина на необходимости следующих основополагающих реформ: сокращении расходов на вооружение и госаппарат, увеличении расходов на образование, расширении свобод граждан и предпринимателей. Но есть в проекте и непопулярные реформы, например, увеличение пенсионного возраста.


В качестве кандидата на кресло премьер-министра Кудрин, вероятно, слишком независим, но если Путин решит использовать его в правительстве на другой должности, то это можно будет расценивать как знак для осторожного оптимизма. Объявленное Путиным прошлым летом и подтвержденное после победы на выборах сокращение военных расходов может указывать на то, что российский президент прислушивается к Кудрину.


Впрочем, если Путин не заменит Медведева на одного из более молодых системных либералов или на какого-нибудь верного ему технократа, например, на 35-летнего министра экономики Максима Орешкина или московского мэра Сергея Собянина, то тогда следующие шесть лет в России будут довольно мрачными.


Если же Путин предпочтет кандидатуру из структур безопасности, например, шефа российской внешней разведки Сергея Нарышкина, то это будет означать, что взят курс на безопасность и контроль, а не на свободу и реформы. Это внесет и в дебаты о возможном приемнике Путина в 2014 году настораживающие ноты. В долгосрочной перспективе это будет и для Запада плохой новостью. Если российская экономика не двинется вперед, возможность дальнейшей эскалации напряженности со стороны Москвы возрастет, а жизнь российского гражданского общества станет еще труднее.


Следующие несколько месяцев политическая Москва, вероятно, проведет в режиме ожидания. Эксперты будут пытаться предсказывать следующие шаги Кремля и гадать, какие дискуссии о дальнейшем курсе ведутся за его красными стенами, политики включатся в эту игру. Но ответы на все вопросы как всегда даст только один человек: Владимир Путин.