Министры иностранных дел ЕС старались выглядеть решительными. Они «жестко» осуждают покушение на Сергея Скрипаля и его дочь Юлию, говорилось в опубликованном в понедельник заявлении. Мнение британского правительства о том, что с большой долей вероятности ответственность за это покушение на бывшего шпиона в английском Солсбери несет Россия, было воспринято с «крайней озабоченностью», говорилось далее в заявлении. ЕС «шокирован» первым более чем за 70 лет нападением с применением боевого отравляющего вещества на территории Европы. Говорилось также, что применение химического оружия — неважно, почему и кем — «абсолютно неприемлемо» и «представляет угрозу нашей общей безопасности».


Однако не менее интересно то, о чем не говорилось в этом заявлении: сам ЕС не говорит, что, вероятно, виноваты русские, а подает это мнение исключительно в виде изложения точки зрения британского правительства. Таким образом это заявление ЕС слабее, чем то, которое в прошлый четверг совместно опубликовали канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон и президент США Дональд Трамп.

Нет там речи и о конкретных шагах, например, о новых санкциях. Причина проста, как говорят в дипломатических кругах: британский министр иностранных дел Борис Джонсон на встрече со своими коллегами подобных шагов не требовал. Но еще одна причина может быть в том, что остальная часть ЕС, вероятно, не готова к подобным шагам, ведь в вопросе общего подхода к России пока нет никакого единства, и президент России Владимир Путин знает это.

Так, например, немецкий министр иностранных дел Хайко Маас (Heiko Maas), СДПГ, занял четкую позицию перед встречей. По его словам, все указывает на то, «что нет никакого простого альтернативного объяснения вины российской стороны». Но некоторые из его коллег, очевидно, придерживаются иного мнения. Например, Греция предотвратила принятие более жесткого заявления. Один из сотрудников внешнеполитического ведомства ЕС объяснил это тем, что еще слишком рано начинать дебаты по поводу санкций. По крайней мере, надо бы дождаться результата расследования Организации по запрещению химического оружия. 


Примечательно, что с другими правительствами ЕС ведет себя менее сдержанно. Спустя всего полтора часа после своего заявления по Солсбери министры иностранных дел объявили санкции в отношении еще четырех сторонников сирийского режима — за их «роль в разработке и применении химического оружия против мирного населения». Тем самым 216 лиц затронули такие штрафные меры, как запрет на въезд и замораживание активов.

Но Россия — главный союзник режима Асада, и она тоже активно участвует в гражданской войне. «Те, кто поддерживает режим Асада, должны серьезно задуматься, насколько они могут там взять на себя солидарную ответственность», — заметил министр иностранных дел Маас.

Однако распространение сирийских санкций на Москву или новые штрафные меры из-за теракта в Солсбери пока не обсуждаются. Во всяком случае, как считают дипломаты ЕС, этот теракт мог бы привести к тому, что уже существующие санкции против Москвы из-за аннексии Крыма и военной интервенции на Восточной Украине не будут отменены. Ибо в этом вопросе единство ЕС в последнее время подвергалось значительным колебаниям.

ЕС зависит от российских поставок энергии

Первая причина: в отличие от Сирии, Россия играет для ЕС в вопросах энергетики ключевую роль. Москва — с большим отрывом важнейший поставщик природного газа и сырой нефти в Европу, она обеспечивает 30% импорта.

Другой причиной может быть Брексит. Официально брюссельские политики и дипломаты подчеркивают, что предстоящий выход британцев не играет никакой роли в вопросах химического оружия, но по секрету говорят также, что Брексит, конечно, усложняет ситуацию. Он ослабляет и желание британцев просить ЕС о поддержке, и готовность ЕС из-за Лондона ставить под угрозу свои экономические интересы.

К тому же, по мнению критиков, в столь неловкое положение британцев поставили именно экономические интересы. По их мнению, лондонский финансовый мир благодаря нестрогим британским правилам привлек из России многие миллиарды и теперь зависит от Москвы. Эксперт по внешней политике (ХДС) Норберт Рёттген говорил, например, о «сомнительном крупном капитале российского происхождения, возможно, связанном с отмыванием денег» в Лондоне. Великобритания должна подкорректировать свою «политику открытости», считает политик.

Однако на встрече министров иностранных дел вновь стало ясно, что и в международной политике без Москвы мало что происходит. На повестке дня там стояли не только теракт в Солсбери, ситуация в Сирии и на Украине, но и ядерные программы Ирана и Северной Кореи. Сейчас почти нет вопросов, где бы Россия не играла более или менее центральную роль, сетовал один дипломат ЕС.

«Россия продолжает оставаться сложным партнером, — сказал Маас. — Но Россия нужна и тогда, когда речь заходит о решении крупных международных конфликтов. Поэтому мы хотим сохранить диалог».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.