Реакция британского правительства на обнаружение следов «Новичка» в Солсбери заметно отличалась от поведения предшественников в 2006 году, когда полонием отравили Александра Литвиненко. Тереза Мэй, в отличие от Тони Блэра, действовала в лучших традициях «железной леди», хотя ее первая нервная реакция и последовавшее выдворение 23 российских дипломатов вызвали всплеск скепсиса.


А как она еще могла действовать? Демократически избранный лидер, о возможности отставки которого говорили совсем недавно, никак не могла игнорировать угрозу жизни и здоровью сотен своих сограждан. Вот она и отреагировала. Ну и чисто человеческая обида на Москву, которая влезла с сапогами прямо в английскую гостиную, — тоже имела место.


Великобритания сумела стать инициатором и вдохновителем беспрецедентной со времен завершения холодной войны акции. Кампания с выдворением российских шпионов, использовавших дипломатическое прикрытие, объединила более 20 государств на трех разных континентах, нанеся мощный удар по РФ, прежде всего репутационный. Пострадали ли позиции российских рыцарей плаща и кинжала? Не особо: контрразведчикам комфортнее отслеживать уже выявленных шпионов, чем просвечивать еще не обнаруженных.


Участие США, Канады, Австралии и европейских государств, не являющихся членами ЕС (среди них и Украина), стало компенсацией отсутствия монолитности в рядах представителей Старого Света. Впрочем, и без нее эффект оказался внушительным: в российском МИД пообещали, что принимать решение о формате ответных действий будет Владимир Путин лично.


Консолидация различных государств на основе общей позиции по отношению к использованию российскими спецслужбами боевого отравляющего вещества серьезно затрудняет в ближайшем будущем маневры российской дипломатии. Москва последовательно использовала принцип «разделяй и властвуй» в отношениях с членами Европейского Союза, а они впервые после аннексии Крыма ответили действенно и асимметрично. Но главное — ответили консолидированно.


Не помешали ни Брексит, ни особые отношения ряда членов ЕС с Россией (например, среди высылающих российских дипломатов государств присутствуют Венгрия и Чехия). РФ поставили на место, хотя не прошло и десяти дней с момента переназначения Путина на пост президента страны.


Правда, эффект от массового изгнания российских дипломатов был несколько смазан согласием Германии на использование ее территориальных вод для прокладки труб газопровода «Северный поток — 2». В Берлине подчеркивают исключительно экономический характер проекта, закрывая глаза на практику использования Кремлем поставок газа в качестве энергетического оружия. Впрочем, подобное поведение немецких властей вполне вписывается в формат холодной войны 1.0. Тогда, в 80-х, страны Западной Европы пошли на сделку «газ — трубы», вопреки увещеваниям США.


Возможна ли новая холодная война? Первая реакция на этот вопрос утвердительно-символична, однако не стоит забывать, что конфигурация сил на мировой арене заметно изменилась, международные отношения стали многополярными, и ожидать от Китая и Индии жестких действий в отношении России не стоит.


Многоукладность мирового порядка не дает оснований говорить об изоляции РФ, но позволяет предположить заметное ослабление позиций Кремля на международной арене. Москве будет непросто ответить убедительно и глобально, поэтому предположу, что ее ответные действия будут иметь преимущественно пропагандистский характер и нацелены на промывку мозгов собственных граждан.


Вероятно, острие удара России будет направлено на Украину, Молдавию и Македонию — государства, формально остающиеся геополитически неприкаянными. Сомневаюсь, что Кремль постарается довести Эммануэля Макрона до отмены посещения Санкт-Петербургского бизнес-форума в мае или обрушится с критикой на Дональда Трампа. России придется выбирать силу реакции на «недружественные шаги», исходя из наличных возможностей. Но понятно одно: говорить о потеплении отношений Кремля с консолидированным Западом не приходится.


Действия двух десятков государств не только минимизируют угрозу сепаратных договоренностей России и США о разделе сфер влияния, о которых мечтают в Кремле, но и наносят удар по репутации РФ как субъекта мирового сообщества. Вернее, по тем ее остаткам, что сохранились после продолжительной серии вызывающих действий Москвы на международной арене.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.