В распоряжении ФБР, оказывается, есть доклад, подготовленный бывшим сотрудником британской разведки Кристфером Стилом — тем самым, что составил пресловутое «русское досье» на Трампа. И в этом докладе якобы содержится информация, подтверждающая, что Лесин не умер от травм или ушибов, полученных в результате нескольких падений в состоянии алкогольного опьянения, а был насмерть забит головорезами, которых к нему подослал некий близкий к Путину русский олигарх, у которого вырос зуб на Лесина. Причем это были профессиональные сотрудники российских спецслужб, подрабатывающие подобными «левыми» заказами. Задание у них было избить и напугать Лесина, но не убивать. Однако они перестарались. Эта информация, сообщает «Базфид» (Buzzfeed), подтверждается еще из четырех других независимых источников.


Издание в который раз напомнило, что в ФБР якобы нет ни одного человека, верившего в версию о несчастном случае. «Все думают, что Лесина замочили», — сказал один из собеседников Buzzfeed.


В предыдущей публикации на эту тему Buzzfeed утверждал, что Лесин приехал в Вашингтон, чтобы встретиться с людьми из Минюста США, которым раньше через некоего посредника якобы передал, что готов сотрудничать и делиться информацией с американскими правоохранительными органами и спецслужбами. И якобы даже номер в гостинице «Дюпон серкл» (Dupont Circle) сняли ему сотрудники Минюста или ФБР, которые часто используют этот отель для конспиративных встреч со своими информаторами. Но встретиться не успел — наемные убийцы настигли его накануне, вновь утверждает Buzzfeed, а ФБР обо всем этом молчит по неким высшим соображениям.


Получается, если версия Buzzfeed соответствует действительности, Михаил Лесин решил стать перебежчиком? Изменить Путину и начать рассказывать все американцам, что ему известно? Конспирология, скажет кто-то. Или, все-таки, такое могло быть?


Чтобы дать свой вариант ответа на этот вопрос, начну издалека.


«Я был потрясен тем, как Лесин, бросив работу, забыв про все дела, пытался спасти умирающего Заполя, мотался с ним по лучшим мировым клиникам, а когда все врачи развели руками, даже повез его на специальном частном самолете, оборудованном для перевозки тяжелобольных, в какую-то азиатскую глушь, кажется, во Вьетнам, к знахарю, который якобы может излечить самых безнадежных пациентов».


Эту историю мне рассказал один испанский адвокат вскоре после того, как в 2005-м буквально за несколько месяцев сгорел от рака Юрий Заполь, ближайший друг и партнер Михаила Лесина, легкий, веселый, всеми любимый, невероятно талантливый человек, безвременно ушедший из жизни в расцвете сил, в сорок девять лет. Заполь и Лесин когда-то вместе создали «Видео Интернэшнл» — рекламную компанию, которая вскоре стала лидером российского рынка и сделала своих соучредителей долларовыми миллионерами.


«После этого я не смог не зауважать Лесина как человека, — сказал мой испанский собеседник, — несмотря на то, что очень хорошо знаю, какую скверную роль он сыграл в судьбе нашего общего знакомого и моего уважаемого клиента, Владимира Гусинского».


К чему я рассказываю эту историю? Да к тому, что она весьма ярко характеризует покойного Лесина, с которым я когда-то был немного знаком. На мой взгляд, история жизни Михаила Лесина — это прежде всего история недюжинных страстей вокруг миллиардного бизнеса, пестрящая яркими, недюжинными людьми — друзьями и врагами. Жил Лесин по принципу: ради близких, родных, друзей расшибусь в лепешку (как в случае с Заполем), врагам — никакой пощады (как в случае с Гусинским).


Я, например, убежден (по моим нескольким разговорам с Михаилом Лесиным в бытность мою гендиректором прежнего НТВ весной 2001 года, когда власть начала решающий штурм медиа-империи Владимира Гусинского), что Лесин принял в этой кампании столь деятельное участие не только и не столько по должности — а он был тогда министром печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, но еще и потому, что откровенно не любил Гусинского, считал его личным врагом и хотел уничтожить его бизнес.


Когда спустя почти полтора десятилетия Лесин по иронии судьбы возглавил Газпром-Медиа — то, что некогда было медиа-холдингом Гусинского — тогда чуть ли не в первый день после назначения Михаил Юрьевич объявил главному редактору Эха Москвы Алексею Венедиктову — Алексей Алексеевич не даст мне соврать — что непременно его уделает (было, правда, использовано гораздо более крепкое выражение), то есть добьется его увольнения, чтобы завершить зачистку последнего островка независимой журналистки, оставшегося от былых времен. Лесину это сделать не удалось — впрочем, это отдельная история.


А история его жизни, повторяю, это история про большие деньги и большие страсти, в том числе страсть к разудалой жизни, экзотическим путешествиям, роскошным виллам, океанским супер-яхтам, красивым дорогим автомобилям и всему такому прочему. Некоторые, может быть, помнят, как широко праздновал Лесин свое 45-летие летом 2003 года, когда над Москвой летали то ли дирижабли, то ли воздушные шары с надписями «С днем рождения, наш ласковый Миша!», а на самом празднике гостям пел то ли Тото Кутуньо, то ли Адриано Челентано, то ли они оба — покойник очень любил старую итальянскую эстраду.


Кстати, я вспоминаю все это без осуждения. Перефразируя Бродского, гедонист мне куда милей, чем кровопийца. Не поймите меня неправильно: я не пытаюсь выступить апологетом Лесина. Я — о другом.


Стиль жизни Михаила Юрьевича был, конечно, вызывающе нескромен для федерального министра, а потом советника президента — но Лесину было наплевать. Спустя шесть лет спустя временно исполняющий обязанности Путина Дмитрий Медведев, с которым Лесин не сработался, уволил его якобы с изначальной формулировкой «за несоблюдение этики госслужащего» (потом формулировку якобы смягчили).


Но очень скоро Лесин снова был востребован, снова стал ключевым игроком на российском медиа-рынке, уже вроде бы и не в качестве высокопоставленного госчиновника, но в очень важной с точки зрения интересов государства роли главы одного из крупнейших российских медиа-холдингов. И, разумеется, у него появились новые возможности для личного обогащения за счет контроля над денежными потоками холдинга, за счет влияния на многие процессы, происходящие на медиа-рынке. Как это было и прежде, когда он работал на прежних должностях — в ВГТРК, в администрации президента, министром, советником президента, теневым главой канала RT.


И вдруг — Лесин подал в отставку. Жил в основном за границей. И меньше чем через год погиб.


Что же, все-таки, произошло? По-моему, произошло следующее. Я ни за что не поверю, что когда случился Крым, когда началась война на Донбассе, когда сбили малайзийский «Боинг», когда американцы и европейцы стали вводить персональные санкции против крупнейших российских бизнесменов, тертый калач Лесин не задумался, а что будет с ним, с его зарубежными счетами, активами, офшорными компаниями, виллами в Калифорнии. С 55-метровой яхтой «Серенити» (Serenity). С детьми, прочно обосновавшимися за границей. С карьерой его сына, начинающего продюсера, которому удалось достаточно громко заявить о себе в Голливуде.


35-летний Антон Лесин принял участие в производстве — скорее всего, на отцовские деньги — нескольких довольно громко разрекламированных картин: «Ярость», «Рок на Востоке», «Дедушка легкого поведения», «Саботаж», «Семейка Фэнг». На них работали актеры и режиссеры первой величины: Брэд Питт, Вуди Аллен, Арнольд Шварценеггер, Барри Левинсон, Роберт де Ниро, Билл Мюрей, Николь Кидман и другие — впечатляющий букет имен для новичка в Голливуде, к тому же иностранца.


Правда, ни один из этих фильмов не сделал больших сборов, и лесинский американский кинобизнес трудно назвать финансово успешным, но, как говорится, лиха беда начало.


Что гораздо более важно: у 57-летнего Лесина наступила «третья молодость». Как рассказывали близко знавшие его люди, он был влюблен в юную красавицу Викторию Рахимбаеву, бывшую модель, путешествовал с ней по всему свету, души в ней не чаял, в сентябре 2015 года она родила ему дочь, они собирались поселиться в Америке и начать там новую жизнь. Не верю, что Лесин готов был все это потерять, от всего этого отказаться. Ради чего?


Во власть, на государственную службу Лесин в свое время перешел потому, что так было выгодно для его бизнеса и для него лично. Как только стало токсично — он со всем этим распрощался.


При этом Лесин, по-моему, не страдал «стокгольмским синдромом», которым в России заболевают многие — если приходиться на путинскую власть работать или, по крайней мере, играть по заданным ей правилам, то гораздо комфортнее жить, полюбив эту власть и искренне уверовав в ее лозунги. Лесин тоже на эту власть работал, по ее правилам играл, но любить не любил и в лозунги ее не верил.


Мне кажется, он представлял собой хрестоматийный пример члена российской правящей элиты, который деньги зарабатывает в России, но центр жизненных интересов которого на самом деле находится на проклятом враждебном Западе.


Я не знаю, когда именно Лесину стало известно, что сенатор-республиканец от штата Миссисипи Роджер Уикер в конце июля 2014 года обратился с письмом к тогдашнему министру юстиции США, в котором призвал разобраться с источниками доходов бывшего министра печати РФ: не подпадают ли они под действие одного очень неприятного американского закона, известного под аббревиатурой FCPA (Foreign Corrupt Practices Act) — Закона о коррупции за рубежом, согласно которому за решетку в США можно упрятать гражданина любой страны, если, к примеру, окажется, что он вел какой-то незаконный бизнес, зарабатывал и отмывал какие-то грязные деньги, а потом заводил их на территорию США, совершал там сделки — в том числе, приобретал недвижимость.


Я не знаю, как быстро Лесин узнал и о другом — что 3 декабря 2014 года помощник министра юстиции США Питер Кадзик, наконец, ответил сенатору Уикеру — с извинениями за многомесячную проволочку — что Криминальному управлению Минюста и ФБР дано распоряжение начать расследование. «После того», как известно, далеко не всегда означает «вследствие того». Но трудно избавиться от мысли, что неожиданная отставка Лесина, последовавшая через 9 дней, 12 декабря 2014 года была неслучайной.


Повторяю, мне трудно поверить, что Лесин мог оставаться в Москве и сидеть сложа руки, когда под угрозой неожиданно оказался его бизнес, его состояние, его имущество, благополучие его новой семьи, карьера его сына. И, наоборот, я легко представляю, как он резко подал в отставку, бросил все и уехал за границу — разруливать проблему.


Я ничего не утверждаю. Но я готов поверить, что в обмен на иммунитет Лесин действительно мог предложить свое сотрудничество американскому правительству.


И я готов допустить, что за это его и убили. И как по мне, никакой конспирологии в этом нет.