Посол Антониу Мартинш да Круш признает, что Португалии следовало занять позицию своих главных союзников и выслать российских дипломатов. По его словам, нынешнее решение Португалии обусловлено исключительно внутриполитическими интригами.


«Диариу де Нотисиаш»: Обязана ли Португалия огласить причины, по которым было принято решение не высылать российских дипломатов?


Мартинш да Круш: Эти причины пока еще недостаточно объяснены. Прежде всего неясно, почему Португалия не стала придерживаться той же позиции, что и ее основные союзники: США, Великобритания, Германия, Испания, Франция, а последовала примеру Болгарии, Кипра, Мальты и Словакии, с которыми нас связывают не настолько прочные и не настолько значимые отношения, как с другими союзниками.


— Возможно ли, что Португалия не стала обосновывать свою позицию в Европейском совете, который Лондон призвал выразить солидарность?


— Насколько мне известно, португальская общественность не получила никаких объяснений, правда я надеюсь, что они были представлены нашим основным союзникам.


— А если нет?


— Португалия находится в меньшинстве. Чтобы рассчитывать на поддержку наших союзников, в которых мы нуждаемся в стратегическом, экономическом, политическом отношении и даже с точки зрения обороны, нам необходимо заслужить их доверие, а достигается это путем предоставления необходимых объяснений. Вероятно, их уже дали, только не проинформировали об этом общественное мнение.


— Должна ли Португалия высылать российских дипломатов только потому, что об этом ее попросил самый давний союзник и что такие страны, как США, Франция, Германия и Испания, вняли этому призыву?


— Главные союзники Португалии в НАТО и наиболее крупные страны ЕС последовали примеру Великобритании не случайно. Важно понять, почему этого не сделала Португалия.


— Правая оппозиция считает, что правительству следовало выслать российских дипломатов из страны. Является ли это поводом для нападок на левую коалицию, или, раз уж речь идет о внешней политике, правым следует вести себя более осторожно?


— Я слышал и читал заявления оппозиционных партий (Социал-демократическая партия, PSD и Народная партия Португалии, CDS), однако все они исходили от людей, мало сведущих во внешней политике. Это были реакции, основанные не на внешнеполитических интересах страны, а на интересах внутренней политики… В Португалии в целом наблюдается тенденция — характерная не только для этих партий: обсуждать внешнюю политику так, как будто речь идет о футболе. Во внешней политике у нас хватает тех, кто не прочь поучить других… сегодня в большинстве стран эта тема исчезла из газет и с экранов телевизоров, и только у нас она сохраняет свою актуальность из-за внутриполитических интриг.


— Как Вы, будучи послом и в прошлом министром иностранных дел, оцениваете позицию президента Республики относительно решения правительства?


— Согласно Конституции, президент Республики не несет ответственности за внешнюю политику. Он просто оставил свой комментарий, хотя и дал понять между строк, что мог поддержать другую меру.


— По его мнению, это было сильное решение…


— Отзыв посла для консультаций входит в число так называемых дипломатических санкций, но это менее радикальная мера, нежели высылка. Когда это случается, дела переходят в ведение заместителя посла, а само посольство продолжает работать в нормальном режиме. Между тем высылка дипломатов затрагивает функционирование тех областей, за которые они отвечали. Так что это более сильная мера.


— Лиссабон отозвал своего посла в Москве. Станет ли Россия делать то же самое?


— Обычно Россия предпринимает симметричные меры, но это происходит не всегда. В случае США, которые закрыли российское консульство в Сиэтле (крупном, но второстепенном, с экономической точки зрения, американском городе), русские закрыли американское консульство в Санкт-Петербурге, втором по величине и важности российском городе. На днях министр иностранных дел России дал понять, что реакция России на действия западных стран будет носить схожий характер… не удивлюсь, если она последует примеру Португалии.


— Ряд других стран ЕС и НАТО, в частности, менее крупные и средние по величине государства, заняли ту же позицию, что и Португалия. Почему об этом не говорят?


— Дело не в размерах. Эти страны либо придерживаются нейтралитета, как в случае Австрии, либо поддерживают с Россией религиозные связи, случай Греции и Болгарии, либо зависят от российских инвестиций и даже отмывания российских денег, например, Кипр и Мальта. Это явно не тот внешнеполитический чемпионат, в котором Португалии следует играть.


— Должен ли Лондон публично предъявить доказательства причастности Москвы к нападению в Солсбери?


— Англия, безусловно, проинформировала о произошедшем страны НАТО и ЕС и предоставила имеющуюся у нее информацию, однако решила до поры до времени не делать эти сведения достоянием широкой общественности.


— В 2003 году Соединенные Штаты обратились к союзникам за поддержкой «вслепую», а сами подделали доказательства…


— В случае войны в Ираке, когда 21 из 28 стран ЕС приняла решение поддержать США, никто не знал, что доказательства были сфабрикованы. Сам государственный секретарь США Колин Пауэлл несколько недель спустя выступил по телевидению с извинениями, потому что даже он не знал об этой подделке… очень просто рассуждать задним числом. Важно, что именно было известно странам в момент принятия решения.


— Но разве такого рода случаи бездоказательных обвинений не заставляют нас проявлять большую осторожность?


— Хотя и следует признать, что осторожность никогда не бывает лишней, возникает вопрос: почему Португалия действует более осмотрительно, чем ее основные союзники? В любом случае этот вопрос уже закрыт. Внешняя политика имеет свои сроки, и время для принятия решения прошло. Правительство говорит об эволюционирующей позиции, но, если сейчас объявить о высылке российских дипломатов, это не избавит Португалию от обвинений в том, что она поддалась давлению со стороны Великобритании или США. Теперь лучше этого не делать.


— Германия, Франция или Испания последовали примеру Великобритании, отставив в сторону собственные интересы?


— Хотелось бы услышать, в чем конкретно состоят эти национальные интересы. В отношении своей позиции португальское правительство не выдвинуло никаких стратегических обоснований, связанных с национальными интересами. Национальный стратегический интерес Португалии заключается в том, чтобы быть со своим главным союзником США, от которого зависит оборона Португалии, действовать в согласии со своим самым давним союзником Великобританией и прежде всего разделять позицию своего соседа Испании.


— Как мы знаем, услуга за услугу. Лондон предложил этим странам что-нибудь взамен?


— Когда вам необходимо выразить солидарность с союзниками, вы не станете заниматься подсчетами. Российская Федерация не СССР, и Португалия заинтересована в том, чтобы, оставив этот эпизод в прошлом, продолжать поддерживать отношения сотрудничества и дружбы с Россией. Эта страна играет ключевую роль в европейском контексте не только с политической и стратегической точек зрения, но и как рынок для экспорта. Более того, она важна для нас потому, что поддерживает хорошие отношения с большинством членов Содружества португалоязычных стран.


Антониу Мартинш да Круш (71 год) начал дипломатическую карьеру в 1972 году, был первым послом Португалии в Мапуту. Прежде чем стать дипломатическим советником в Сан-Бенту, служил послом Португалии в Египте и Бразилии. Работал послом в Западноевропейском союзе и НАТО в период бомбардировок Югославии (1999 год), а затем был переведен в Мадрид. Завершил дипломатическую карьеру, вступив в должность министра иностранных дел в правительстве Дурау Баррозу (2002-2003).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.