В Щецине исчез памятник благодарности Красной Армии, в Злоторье — памятник Польской народной армии, в Старгарде — Колонна победы, а в Тшчанке бульдозеры сравняли с землей советский мавзолей.


Такое происходит в Польше почти каждый день. Широкую огласку получил инцидент с памятником благодарности Красной армии в Легнице, где раньше находилось главное командование Советской армии в Польше. Статуя изображает советского солдата, протягивающего руку своему польскому товарищу, при этом оба они держат на руках ребенка. Памятник был одним из последних зримых воспоминаний о бывшей «Малой Москве», как называли раньше советский военный городок.


Мнения жителей города относительно памятника разделились. Мэр города выступал за сохранение монумента как памятника истории. Но в последние годы все настойчивее стали звучать требования убрать памятник из центра города. И вдруг в начале 2014 года в городской администрации поставили вопрос об устранении памятника благодарности в знак протеста против политической эскалации на востоке Украины.


Ревизия исторической памяти


«Наш город должен быть очищен от ассоциаций с путинской Россией», — сказал тогда один из членов городского совета. Памятник бойцам Красной армии, в которой воевало столько украинских солдат, вдруг стал символом агрессивной внешней политики Кремля. Городской совет проголосовал за удаление памятника как раз накануне принятия закона 744/2016, который так или иначе означал бы конец памятника. Закон о запрете пропаганды коммунизма и других тоталитарных систем был принят польским Сеймом без единого возражения.


Декоммунизация общественного пространства после 1989 года проведена не была, считает партия Ярослава Качиньского (Jaroslaw Kaczynski). Теперь этим займется сам президент. Ранее это было прерогативой местных властей. Антикоммунизм стал для всех правых политических сил Польши делом государственным. Поэтому и история Второй мировой войны там переосмысливается, все больше отдаляясь от ее интерпретаций в соседних странах.


Так, год 1945 уже рассматривается не как год освобождения от нацистского террора, а всего лишь как время смены одних оккупантов другими. Немцев прогнали, пришли коммунисты, которые были настолько же ужасными и — что самое ужасное — остались тут на более долгое время. Как говорится в законе, в стране царил тоталитаризм до 1989 года, а не до 1956 года, как считает большинство историков.


В последний год местным властям пришлось переименовать тысячи улиц. Сейчас дошла очередь до памятников: обелисков победы, памятников благодарности, монументов в честь польско-советского братства по оружию — все они исчезают теперь с улиц и площадей. Правда, они сохраняются в местах солдатских захоронений и в музеях. Речь идет о приблизительно 500 объектах по всей Польше. Отвинтили даже табличку с дома в Замосце, в котором родилась Роза Люксембург. Ключевую роль в этом процессе играет Институт национальной памяти, который делает заключение по каждому памятнику и рекомендует или не рекомендует его устранение. В спорных случаях последнее слово остается за воеводой, представителем центрального правительства в регионах.


Возмущение российского посла


Каждый демонтаж памятника вызывает гнев российского посла. Он ссылается на двусторонний договор между Польшей и Россией о защите военных захоронений и мемориалов от 1994 года. Но польское правительство решило, что этот договор касается только захоронений, а не «чисто символических памятников». Некоторые города рады избавиться от подчас обветшалых и вызывающих споры памятников героям. У других с этим возникают проблемы.


Польский Запад и Север стали польскими лишь в 1945 году, который теперь рассматривается лишь как временной рубеж, якобы не принесший ничего хорошего и полезного. Но разве можно себе представить современную Померанию и Силезию без Красной армии, которая пришла сюда и воплотила в жизнь ялтинские договоренности союзников, заняв такие города, как Бреслау, Данциг и Лигниц, ставший потом Легницей, передала их Польше, но перед этим таким же образом отторгнув от нее Вильну, Гродно и Львов?


В некоторых городах на Западе Польше жители после 1989 года сами «разоружили» свои памятники: удалили с них советские звезды, соскребли серпы и молоты. Одни памятники утратили свою функцию поддержания исторической памяти, другие были переориентированы в мемориалы мира, памятники павшим во время Второй мировой войны, к которым в годовщину взятия города — об «освобождении» практически уже никто не говорит — возлагают цветы.


Эти памятники имеют особое значение для польских ветеранов войны, которых Сталин в 1945 году тысячами посылал в бой на стороне Советов. Их сибирское прошлое часто используется борцами с памятниками для морального оправдания их сноса. Роль Красной армии действительно непростая: в 1939 году она оккупировала восточную Польшу, в результате чего сотни тысяч ее жителей были депортированы в Сибирь. Но в конце войны она прогнала немецких оккупантов, желавших уничтожения Польши.


Драматична судьба Гожува-Велькопольского, города на западе страны с населением 125 тысяч человек, находящегося в 140 километрах от Берлина. Здесь, в бывшем Ландсберге-на-Варте, произошло нечто особенное: еще задолго до 1989 года изгнанные немецкие жители города и его нынешние польские жители установили контакт друг с другом и начали сближение.


Символом гражданского примирения стал Колокол мира в центре города, подаренный бывшими жителями Ландсберга. Для него польский городской муниципалитет 11 лет нашел на редкость удачное с точки зрения сохранения исторической памяти место в центре города: колокол поместили в пристройку к старому памятнику братству по оружию: его барельеф изображает стоящих в карауле солдат, советские звезды с которых были удалены еще в 90-е годы.


Уникальная метаморфоза памятника


Каждый год 30 января, годовщине взятия города советскими войсками, бывшие жители Ландсберга и их потомки приезжают в Гожув, где встречаются с нынешними горожанами перед этим удивительным преображенном памятником, для того чтобы вместе отметить «День памяти и примирения». Вместе они ударяют в Колокол мира и вспоминают нулевой час 1945 года, ознаменовавший конец немецкого города и начало польского. И вот теперь Институт национальной памяти постановил, что памятник братству по оружию в Гожуве подлежит сносу. Это означает конец мемориала, который из разных перспектив напоминает о 1945 годе. Многие горожане возмущены этим решением.


Иное мнение городов или регионов игнорируется


Похоже, что в данном случае местные власти не согласны с центральными. Но все не так однозначно, даже в Гожуве. Дело в том, что новый беспартийный мэр города Яцек Войчицкий (Jacek Wojcicki) вместе с местной фракцией партии «Право и справедливость» (Prawo i Sprawiedliwość, PiS) еще прошлым летом предложил снести памятник братству по оружию, а на его месте воздвигнуть новый памятник к юбилею вновь обретенной независимости Польши.


Столетний юбилей независимости страны — главное событие этого года в Польше. И даже такие города, как Гужев, которые в 1918 году не входили в состав Польши, обязаны организовать праздничную программу. Институт национальной памяти даже одобрил выделение Гужеву денег на новый монумент. «Ни к чему он здесь!» — считает одна из участниц акции протеста против этого решения.


Когда эти планы стали известны всем, в городе возмутились многие. Горожане опасались за Колокол мира, о переносе которого уже заговорили власти. В результате мэр города отменил решение. Возможно, что городским властям в конце концов стало неловко: ведь 30 января 2018 заместитель главы городской администрации сказал во время Дня памяти и примирения: «Мы никогда не хотели сносить памятник братству по оружию».


Поляки и их борьба


В Гужеве дилемма, вызванная политикой партии «Право и справедливость», проявилась особенно четко: в ходе подготовки к празднествам по случаю юбилея независимости возникла эксклюзивная версия истории, в которой польский народ стал единственным субъектом в борьбе против всех напастей ХХ века. Иным представлениям об истории, выдвигаемым некоторыми городами или регионами, в этой версии места нет. Также как нет места и идеи политического переосмысления памятников, предпринятого жителями. Поэтому судьбу памятника братству по оружию в Гужеве будет решать воевода.


Невинной ложью городской совет Гужева смог предотвратить переименование проходящей по центру города улицы 30-го января. Ясно, что дата 30 января связана с Красной армии, но об этом сейчас приходится молчать. И вот городской совет придумал новое обоснование названию улицы: 30 января якобы связано с отмечаемым с 1995 года «Днем памяти и примирения», эта дата напоминает «о немецких и польских жертвах, павших в боях за город». «Польских жертв» при занятии города в 1945 году, вероятно, все-таки не было. Но о действительных героях тех дней приходится молчать.