Убедительная победа Виктора Орбана на парламентских выборах в Венгрии повергла в смятение неолиберальную Европу. В основных западноевропейских СМИ эта победа преподносится как «неожиданная» и даже «противоестественная», однако факты говорят обратное. Никогда еще за последние 15 лет демократические выборы в Венгрии не проходили при столь высокой явке избирателей (около 70%). Правонационалистическая коалиция (партия «Фидес» и Христианско-демократическая народная партия) получила 48,5% голосов, что обеспечивает ей необходимое большинство в две трети парламентских мест (133 из 199).

 

По мнению венгерского правительства, это своеобразный рекорд, поскольку «Фидес» стала первой партией в посткоммунистической истории Венгрии, которая смогла победить на выборах три раза подряд. Второе место — у праворадикальной партии «Йоббик», которая набрала около 20% голосов. Это считается неудачным результатом для «Йоббика», однако в совокупности правые и националистические партии Венгрии получили на прошедших выборах почти 70% голосов избирателей, что является серьезнейшим индикатором настроений не только для Венгрии, но всей Центральной Европы.

 

Налицо поражение либеральной проевропейской оппозиции в Венгрии (социалисты — 12,3%, «зеленые — 5,55%). Это говорит о том, что проевропейская либеральная оппозиция становится маргинальной силой, которая сохраняет электоральную базу лишь в определенных районах больших городов, прежде всего в Будапеште. Маргинализация либералов и «прогрессистов», отмечают наблюдатели, проявляется как тенденция повсюду — в том числе в странах Западной Европы и России.

 

Одновременно растет число сторонников «национального возрождения». Эта тенденция в корне противоречит ультралиберальной идеологии Брюсселя, который считает народы и государства Европы лишь материалом для строительства наднациональной европейской империи. Теперь, по мнению аналитиков, Еврокомиссии будет чрезвычайно сложно осуществлять штрафные меры в отношении правительства Орбана, поскольку столь широкая поддержка избирателей дает ему большой запас прочности на ближайшие годы.

 

Новый виток обострений между Будапештом и Брюсселем может начаться уже в ближайшие недели, поскольку правительство Орбана намерено закрыть неправительственные организации, которые вмешиваются в политику, прежде всего те, которые финансирует Джордж Сорос. Первый удар, как ожидается, придется по «кузнице либеральных кадров» — Центрально-Европейскому университету, который был основан Соросом еще в начале 90-х годов. Весьма вероятно, что власти продолжат ограничивать деятельность СМИ, принадлежащих миллиардеру Лайошу Симиске, бывшему соратнику Орбана, перешедшему на сторону его политических противников. Евросоюз и ОБСЕ в это связи уже подвергают критике «существенное снижение плюрализма» в венгерской прессе.

Орбан построил свою избирательную кампанию на теме борьбы с нелегальной миграцией, которая является, по его мнению, главным фактором нестабильности в Венгрии и Европе. Он не побоялся взять на вооружение теории заговора, которые использовали до сих пор лишь правые радикалы. Согласно этим теориям, Брюссель и ООН поставили задачу замещения коренного населения Центральной Европы мигрантами из Ближнего Востока и Африки, чтобы произвести на свет новую «мультикультурную» общность, напоминающую созданный в Советском Союзе социальный конструкт под названием «советский народ».

 

Даже идеологические противники признают, что Орбан — талантливый политик, «оседлавший» тему, которая стала главной в европейской политике последних лет. И поэтому, несмотря на обвинения в коррупции и плохом менеджменте, люди голосуют за него, так как он сможет защитить их от внешних (мигрантов и Брюсселя) и внутренних (цыган) угроз. В пользу Орбана сыграл и тот факт, что венгерская экономика показывала в последние годы неплохие результаты, что подтверждают немецкие инвесторы, оценившие перспективный венгерский рынок.

 

Следует признать, что ЕС и лидеры Западной Европы недостаточно делают, чтобы развеять обвинения Орбана, скорее наоборот. В правительстве ФРГ либеральное крыло во главе с Ангелой Меркель до сих пор пытается протолкнуть идею, что «ислам принадлежит Германии», а также навязать планы по воссоединению мигрантских семей, что может привести к очередному массовому наплыву беженцев из стран Азии и Африки. Против этого резко выступает баварский Христианско-социальный союз, также входящий в правящую коалицию. Это говорит о том, что в Центральной Европе формируется антимигрантский консервативный блок, к которому относятся Бавария, Австрия, Венгрия, Чехия, Словакия и Польша.

 

Однако победу Орбана приветствуют не только в Центральной Европе, его уже поздравили основные правопопулистские партии стран — основателей Евросоюза. Лидер французского Национального фронта Марин ле Пен заявила, что венгры вновь отвергли неолиберальные ценности Брюсселя и поощряемую им массовую иммиграцию. Это значит, что национальные силы Европы могут победить на следующих выборах в Европарламент в 2019 году. Свою солидарность с Орбаном выразили депутаты «Альтернативы для Германии», представители правых партий Италии и Нидерландов.

 

Подавляющее большинство рядовых читателей немецкоязычной прессы оценивают победу Орбана положительно. Чаще всего встречаются следующие высказывания: «Победа Орбана — пощечина Меркель и Евросоюзу»; «Народ Венгрии сказал свое слово, и это хорошо»; «Победа Орбана — удар по планам Макрона и Меркель, но прежде всего по миграционной политике немецкого правительства»; «Евросоюз расширился на Восток под давлением США и Великобритании, и вот теперь получил «достойный ответ»; «Если в стране 70% избирателей голосует за правые и националистические партии, то это уже не тенденция, а факт».

 

По мнению большинства европейских обозревателей, конфронтация Орбана с Европейским союзом будет все более ожесточенной. Венгерский премьер добивается реформирования ЕС, ослабления — вплоть до отмены — его регулирующих и политических функций. Практически Евросоюз должен вернуться к своей первоначальной роли — общего рынка. В продвижении этой концепции Виктор Орбан рассчитывает на поддержку всех национально-консервативных сил Европы. Естественно, Брюссель ни на какое ослабление своих полномочий не согласится.