Крепость Мегри — оборонительное сооружение, построенное в XI веке — по сей день остается стратегически важным местом на границе между Арменией и Ираном. Как ожидается, оно также сыграет ключевую роль в расширении региональной торговли.


У своей сильно укрепленной границы с Исламской Республикой Иран, Армения начала работу по реализации новой стратегии, призванной преодолеть десятилетия экономической изоляции. Но немного к востоку от этого места, на границе Ирана с Азербайджаном, Баку пытается сорвать планы Еревана.


В декабре прошлого года Армения открыла свободную экономическую зону (СЭЗ) в городе Мегри на юге республики, у иранской границы. Согласно плану, эта зона призвана помочь армянской стороне расширить торговлю с Ираном и сделать ее посредником между Тегераном и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) — возглавляемым Россией торговым блоком, членом которого является Армения.


Торговля выгодна обеим сторонам: Иран давно выказывал интерес к налаживанию торговых связей с Россией через ЕАЭС, а для Армении граница с Ираном — один из всего двух оставшихся наземных коридоров во внешний мир, так как Турция и Азербайджан закрыли свои границы после начала войны в Нагорном Карабахе в 1990-е годы.


Иранско-армянский торговый оборот постоянно растет, достигнув 211,4 миллиона долларов в 2017 году. В Мегри это очень заметно. Вдоль пыльной дороги, ведущей к иранской границе, висят билборды на персидском.


Местные жители в целом хорошо относятся к южному соседу.


«Вы должны посетить Иран, это прекрасное место, — сказал местный механик Тигран Ованесян своему британскому гостю. — Просто подойдите к границе, и они вас запросто впустят, они очень дружелюбны». (Граждане Армении пользуются правом безвизового въезда в Иран, но оно не распространяется на британцев).


Иран — не особо активный игрок на Южном Кавказе, но Армения и Азербайджан стараются привлечь его в регион, получив при этом стратегическое преимущество.


«Наши намерения [в Мегри] серьезны, — сказал премьер-министр Армении Карен Карапетян на церемонии открытия СЭЗ, добавив, что иранские предприниматели будут иметь возможность создавать предприятия в этой зоне, а затем экспортировать свою продукцию на рынки ЕС и ЕАЭС. — Условия в СЭЗ, в сочетании с торговыми режимами, которыми мы пользуемся с Евразийским экономическим союзом и Европейским Союзом, могут создать хорошие возможности для расширения бизнеса».


Иранская сторона также позитивно относится к происходящему на границе.


«Запуск зоны свободной торговли «Мегри» будет способствовать росту экономического оборота между Арменией и Ираном и обмену опытом с иранскими зонами свободной торговли», — сказал на открытии СЭЗ посол Ирана в Армении Сейид Казм Саджади.


Условия в зоне, безусловно, привлекательны.


«Компании, действующие в СЭЗ «Мегри», будут освобождены от налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, акцизного налога и таможенных сборов, — сказал Eurasianet.org пресс-секретарь губернатора провинции Вазген Сагателян. — Мы ожидаем, что в ближайшие годы зона привлечет от 50 до 70 компаний, которые инвестируют в общей сложности $100-130 млн, создав более 1500 рабочих мест».


Подобные прогнозы представляются очень оптимистичными. Две другие функционирующие в Армении экономические зоны — созданные в Ереване в 2014 году «Меридиан» и «Альянс» — пока вместе взятые создали всего 94 рабочих места и привлекли 17 компаний, две из которых приостановили свою деятельность в прошлом году.


Также СЭЗ «Мегри» начала свою деятельность на фоне приостановления работ над другим амбициозным иранско-армянским торговым проектом — Южно-Армянской железной дорогой.


Договор о строительстве дороги был заключен двумя странами в 2009 году. Тремя годами позже Ереван предоставил расположенной в ОАЭ компании Rasia FZE Investment концессию на 50 лет на строительство и эксплуатацию 305-колометровой дороги. К 2013 году компания закончила технико-экономическое обоснование, согласно которому сметная стоимость проекта составила $3,5 млрд.


Но затем осуществлению проекта помешало активное лоббирование со стороны Баку.


«В 2016 году, после того, как иранское правительство и Китай провели переговоры о строительстве новой железной дороги между Ираном и Арменией, Азербайджан (неофициально) пригрозил заморозить свои кредиты Ирану», — заявил по электронной почте политический аналитик из Баку Фуад Шахбазов.


В январе Тегеран получил от Баку кредит в размере 500 миллионов долларов на строительство 205-километровой железной дороги из иранского Рашта до азербайджанской границы (известной как ветка Рашт-Астара). Затем в марте министры иностранных дел Ирана, Турции, Грузии и Азербайджана собрались на первую в своем роде четырехстороннюю встречу.


В заявлении по итогам встречи стороны приветствовали «важные шаги, предпринятые для расширения транзитного потенциала четырех стран […], выгодно расположенных в международных транзитных коридорах, с целью интеграции их национальной транспортной инфраструктуры». Они также пообещали «дальнейшее расширение сотрудничества для реализации новых проектов в целях развития транспортной инфраструктуры и расширения транзитного потенциала четырех стран […], от иранских портов Бендер-Аббас и Чехбехар в Персидском заливе через Рашт-Астару до железной дороги Баку-Тбилиси-Карс».


В Баку это было воспринято как сигнал, что Тегеран предпочитает Азербайджан Армении в качестве транзитного коридора на север. «Выход из Ирана — это Азербайджан», — сказал азербайджанский депутат Расим Мусабеков.


Согласно сделке относительно ветки Рашт-Астара, подписанной между национальными операторами железных дорог «Азербайджанские железные дороги» и «Иранские железные дороги», Азербайджан будет арендовать ветку в течение 15 лет, а терминалы — в течение 25 лет. Предполагается, что ветка увеличит объемы двусторонней торговли между Ираном и Азербайджаном с 600 тыс до 5 млн тонн в год.


«Азербайджан надеется, что железная дорога создаст новые рабочие места для людей в областях, а также будет стимулировать развитие инфраструктуры в южной части страны», — сказал Шахбазов.


Существенным фактором также являются стратегические соображения Азербайджана. Крупной проблемой для Баку остается азербайджанский эксклав Нахичевань, в который после начала войны с Арменией можно попасть только по воздуху. Баку хочет связать недавно запущенную в эксплуатацию железную дорогу из Нахичевани в иранский город Мешхед с основной железнодорожной сетью Азербайджана.


«Первый груз из России прибыл в иранскую часть Астары в феврале 2018 года, — сказал Шахбазов. — Азербайджанские СМИ заявили, что сеть начнет функционировать на полную мощность к марту, но, по всей видимости, на самом деле это произойдет лишь летом».


Судя по всему, перевес в борьбе за иранский транзит сейчас на стороне Азербайджана.


Премьер-министр Армении Карапетян в январе признал, что страна испытывает проблемы с поиском финансирования для проекта железной дороги: «Я считаю, что строительство железной дороги в Иран — не самоцель, потому что, если она будет построена, грузопоток по ней, возможно, не будет достаточным, чтобы сделать окупаемой».


Но армянская сторона надеется, что новая СЭЗ в Мегри повысит объемы торговли, создав таким образом экономический фундамент для строительства железной дороги.


«Создание СЭЗ направлено на замену [железной дороги], — сказал Ричард Киракосян, директор расположенного в Ереване Центра региональных исследований. — СЭЗ рассматривается как более эффективная и жизнеспособная альтернатива, а также наиболее подходящая стратегия для достижения той же цели: углубления и развития двусторонней торговли».


Развивая двустороннюю торговлю, Армения надеется затем позиционировать себя в качестве важного транзитного узла между Ираном и Россией. С этой целью страна также пытается убедить Грузию инвестировать СЭЗ «Мегри».


2 марта премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили встретился со своим армянским коллегой для обсуждения СЭЗ.


«Мы говорили о возможных сферах для сотрудничества, — сказал Карапетян журналистам. — Включая свободную экономическую зону «Мегри». Мы подробно все обсудили и […] договорились о следующих шагах в энергетическом и транспортном секторах».


Сейчас для осуществления торговли с Россией Армения пользуется единственным оставшимся российско-грузинским пограничным переходом «Верхний Ларс», который зимой часто приостанавливает работу из-за лавин. Два других перехода пролегают через территорию отколовшихся от Грузии Южной Осетии и Абхазии, и были закрыты после российско-грузинской войны 2008 года.


В прошлом году Грузия и Россия подписали соглашение об открытии этих переходов в качестве «торговых коридоров». Согласно договору, грузы будут проверяться третьей стороной — швейцарской компанией SGS. Соглашение было заключено в результате нескольких лет переговоров между Тбилиси и Москвой при посредничестве Швейцарии.


Но перспективы участия Армении в краткосрочной перспективе могут быть ограничены.


«Правительство Грузии позитивно оценивает данную сделку, — сказал директор Грузинского института политики Корнелий Какачия. — Но это не будет способствовать планам Армении касательно транзитного коридора без серьезных уступок со стороны Москвы относительно статуса отколовшихся регионов».